«Шнеллер» – абверский агент – «застукан» у любовницы

После воссоединения белорусских земель в сентябре 1939 года на территории, которая раньше находилась под Польшей, продолжали действовать группы дезертиров из бывшей польской армии и банды уголовников, скрывавшихся в лесах. Весь этот сброд использовал германский абвер для шпионской и диверсионной работы против СССР. Таким образом, возросла роль упреждающей информации отдела внешней разведки НКВД БССР. Основной задачей стало получение от закордонной агентуры приоритетных политических и военно-стратегических данных. Но добыть их было не так просто. Одно только поддержание или восстановление связи с ранее приобретенной, а также уже с действовавшей закордонной агентурой требовало большого риска, филигранной работы и величайших интеллектуальных усилий разведчиков. Не менее значимой являлась и задача тщательно залегендированного перемещения закордонной агентуры «на оседание» в генерал-губернаторстве, созданном на оккупированных польских землях, для ведения политической разведки и проникновения в спецслужбы Третьего рейха. В этой тайной войне были свои жесткие профессиональные законы.

Тайная война советских разведчиков и «засланцев» Третьего рейха

После воссоединения белорусских земель в сентябре 1939 года на территории, которая раньше находилась под Польшей, продолжали действовать группы дезертиров из бывшей польской армии и банды уголовников, скрывавшихся в лесах. Весь этот сброд использовал германский абвер для шпионской и диверсионной работы против СССР. Таким образом, возросла роль упреждающей информации отдела внешней разведки НКВД БССР. Основной задачей стало получение от закордонной агентуры приоритетных политических и военно-стратегических данных. Но добыть их было не так просто. Одно только поддержание или восстановление связи с ранее приобретенной, а также уже с действовавшей закордонной агентурой требовало большого риска, филигранной работы и величайших интеллектуальных усилий разведчиков. Не менее значимой являлась и задача тщательно залегендированного перемещения закордонной агентуры «на оседание» в генерал-губернаторстве, созданном на оккупированных польских землях, для ведения политической разведки и проникновения в спецслужбы Третьего рейха. В этой тайной войне были свои жесткие профессиональные законы.

Хотя к марту 1941 года государственная граница СССР с германским генерал-губернаторством (Польша) была в основном оборудована, поток нелегальных лазутчиков не ослабевал. Особенно большую активность с той стороны развил «борец за независимость Беларуси» «Кульгавый» — белоэмигрант Петр Дьяченко. В пространной аттестации, некогда составленной на Дьяченко командиром 3-го кавалерийского полка Войска Польского, что квартировал в Сувалках, отмечалось: «Любит строевую службу, неутомим физически, хороший наездник, равного ему нет во всем полку, на полном карьере поднимает с земли пятизлотовую монету... Любит погулять, очень любит женщин и женское общество. Жена не ревнует, платит ему той же монетой...» Не знал командир полка, что уже с 1935 года Дьяченко являлся агентом абвера, состоял на связи у полковника Ноцни из абверштелле «Кенигсберг». Об этом внешней разведке НКВД БССР сообщил перевербованный агент абвера «Капрал», с помощью которого и начался тайный поединок наших разведчиков с Дьяченко и его хозяевами.

Своих агентов немцы в первое время вербовали под флагом комитета «Независимой Польши». Велась игра на патриотических чувствах. Но абвер не гнушался, как отмечал один из его руководителей полковник Г. Пиккенброк, и обычными уголовниками. Так был вовлечен в его сети и «промышлявший» в лесах Полубинский. Завербовал его некто Барковский.

О преступной деятельности Антона Полубинского стало известно НКВД Белорусской ССР, и Полубинский был привлечен к уголовной ответственности. Однако уже через три месяца ему удается совершить дерзкий побег и найти прибежище в банде уголовников, скрывавшихся в лесу.

Через некоторое время Полубинский получил записку от жителя деревни Нетто Франтишка Высоцкого, приглашавшего навестить его для встречи с неким «важным лицом». Им оказался бывший подофицер Войска Польского Юзеф Гроховский, отрекомендовавшийся представителем «полковника», шефа националистической организации, борющейся против немцев. Полубинский после разговора соглашается привести своего «руководителя» — главаря банды Эдварда Станкевича. Но уже на очередной встрече он понял, что попал не к «пану полковнику», а к резиденту германской разведки «Кульгавому». Впрочем, ни Полубинского, ни Станкевича это нисколько не смутило. Вскоре в особняке появились «Доктор», он же Оскар Шиммель, начальник «Абвернеснебенштелле Летцен», а также «Фогель», он же Конрад Спитценпфайль, зондерфюрер, выполнявший специальные поручения абвера и эсэсовских айзатцгрупп. Бандитам напрямую было предложено работать на германскую разведку, на что они без колебаний согласились, и под диктовку Дьяченко дали подписки работать на «Фогеля». Полубинский стал агентом абвера под псевдонимом «Шнеллер-811».

В обязанности Станкевича и Полубинского входили сбор всеобъемлющей информации о частях Красной Армии, расквартированных на гродненском направлении, убийства советских активистов и переправление в Сувалки. Но развернуться им не дали. Банду, на помощь которой рассчитывали новоявленные агенты абвера, в начале лета 1940 года разгромили чекисты. Боестолкновение было скоротечным, в плен попали восемьдесят бандитов, но Полубинскому удалось уйти за границу.

Из докладной записки наркома НКВД БССР Л. Цанавы от 12 июля 1940 года первому секретарю ЦК КП(б) Белоруссии П. Пономаренко: «…В результате агентурных мероприятий в Августовском районе Белостокской области 10 июня нами ликвидирован штаб повстанческой контрреволюционной диверсионной организации в количестве 11 человек. Штаб был расположен в лесу в двух специально оборудованных шалашах аналогично ранее ликвидированному нами штабу по Едвабновскому району. В момент ликвидации штаба повстанческой организацией было оказано оперработникам и бойцам вооруженное сопротивление, однако после длительной перестрелки 80 участников организации захвачены живыми, а 3 — тяжело ранены. На основании показаний участников ликвидированной организации штабом якобы руководил Полубинский, который, будучи ранен во время перестрелки, сумел скрыться. Розыск и поимка его организованы. С нашей стороны жертв не было.

Захвачены две полевые сумки с важными и интересными, с оперативной точки зрении, документами. Среди  этих  документов  имеется: 1. Структура ликвидированной организации под названием «Польская армия освобождения».  2. План г. Августово с указанием размещения частей гарнизона РККА, советских партийных учреждений и дислокации постов. 3. Список 36 населенных пунктов Белостокской области с обозначением числа участников банды в этих пунктах. 4. Приказ генерала Сикорского о подготовке вооруженного восстания. 5. Список партийно-советского актива, призывы к убийству путем террористических актов. 6. Устав повстанческой организации. 7. Список комендантов контрреволюционной повстанческой организации по низовым звеньям. 8. Разные контрреволюционные воззвания и другие документы. Всего изъято руководителей участников организации — 56 человек, в том числе офицеры и подофицеры бывшей польской армии, военные осадники, еще с первых дней советизации Западной Белоруссии скрывшиеся от репрессий, и другой контрреволюционный элемент. На предварительном следствии арестованные дают признания. По показаниям участников организации устанавливается наличие еще 3-х штабов контрреволюционных повстанческих отрядов, расположенных в лесах. Местонахождение их нащупано и намечены оперативные мероприятия по их полному разгрому».

Через несколько месяцев Станкевич и Полубинский вновь появились на территории Западной Белоруссии и вместе с немногочисленными оставшимися в живых такими же отпетыми уголовниками начали петлять по лесам, делая набеги на хутора и деревни. В конце октября 1940 года группа чекистов, состоявшая всего из пяти человек, настигла эту банду в районе хутора Новины. В ходе операции двоих бандитов убили, еще троих захватили живыми. В перестрелке был убит и Станкевич, но раненому Полубинскому вновь удалось бежать.

Из спецсообщения разведотдела НКВД БССР: «23 ноября из г. Сувалки в деревню Яблоньске (Германия) прибыла вооруженная банда в количестве 12 человек во главе с Полубинским Антоном с заданием от полковника Дьяченко перейти границу с СССР, включиться в телефонные провода Белосток — Осовец и подслушивать разговоры штаба армии с крепостью и укрепрайонами. Для этой цели банда была снабжена телефонным аппаратом и около 800 метров тонкого телефонного кабеля.

25 ноября в районе деревни Яблоньске она пыталась перейти границу, но на нашей стороне, вблизи проволочного забора, заметив советский пограничный наряд, вернулась обратно...»

Но абвер от своих планов не отказался. 15 марта 1941 года «Кульгавый» по команде «Фогеля» начал подтягивать банду Полубинского к госгранице. Местом ее дислокации стало лесничество «Крулева Вода».

Это была уже солидно экипированная разведывательно-диверсионная группа, которая имела задачу переправить Полубинского через госграницу, а затем обеспечить его последующую работу. Сам же агент «Шнеллер-811» должен был расширить сеть и активизировать деятельность существующей на территории Белостокской области повстанческой организации, убивать симпатизирующих советской власти и препятствующих расширению сети повстанческой организации (список этих лиц находился у Полубинского), подготовить подпольную организацию к вооруженной борьбе против существующей власти.

Однако планы абвера уже в самом начале потерпели крах. Как только банда пересекла госграницу, часть ее сразу же была уничтожена, а за другой во главе с Полубинским началась погоня. На следующий день всех бандитов удалось задержать. Полубинский был захвачен последним. Он укрылся в доме своей любовницы. Группа пограничников под командованием старшего лейтенанта Акиманова окружила дом и предложила немецкому агенту сдаться. В ответ Полубинский открыл стрельбу. Тогда младший лейтенант Яценко и старший политрук Громов ворвались в дом и обезоружили бандита. В карманах у него были крупная сумма денег и золото.

В ходе допросов Полубинский не стал отрицать, что является резидентом германской разведки и что вся его банда финансируется абвером. Терять ему уже было нечего. Главным же результатом допросов был личный вывод Полубинского, которым он поделился с чекистами: «Германия усиленными темпами готовится к нападению на Советский Союз. Оно произойдет в ближайшие 2—3 месяца». Соответствующее сообщение разведотдел Белостокского УНКГБ и направил в Центр. Как показал дальнейший ход событий, Полубинский почти не ошибся. До начала войны оставалось около трех месяцев…

Николай СМИРНОВ, пресс-служба Института
национальной безопасности Республики Беларусь

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости