Шлагбаум на торговой улице

Почему при госзакупках в России нашим предприятиям ставят палки в колеса

Моя хата с краю — принцип очень зловредный. Особенно в экономических делах. Когда партнеры начинают отгораживаться, не желая найти общее решение, вдвойне обидно. Общий доступ к госзакупкам всех стран-участниц оговаривался еще при создании ЕАЭС. А по факту — до сих пор мы жмемся у порога и зубами выдираем заказы у российских коллег. Они при этом постоянно вклиниваются в наш рынок. Можно ли бороться с протекционизмом, выяснила корреспондент «Р».

Деление на «своих» и «чужих» в госзакупках нарушает все нормы ЕАЭС

В прошлом году наши производители 78 раз выиграли госзакупки в России. Их результатом стали контракты на сумму более 242 млн российских рублей, или примерно на 4 млн долларов. Справедливости ради стоит сказать, что речь идет непосредственно о прямых договорах — восточные соседи не вычленяют предложения, поданные через дистрибьюторов и дилеров. Но и эти цифры могли бы быть больше, если бы не искусственные барьеры, постоянно возникающие на взаимных торговых путях.

Один из них  удалось недавно устранить при  участии профильных министерств наших стран. В сентябре прошлого года российское правительство приняло постановление № 925 «О приоритете товаров российского происхождения, работ, услуг, выполняемых, оказываемых российскими лицами, по отношению к товарам, происходящим из иностранного государства, работам, услугам, выполняемым, оказываемым иностранными лицами». Само это длинное название, по сути, не сулило равных возможностей нашим организациям при участии в закупках. Но позже по инициативе нашего Министерства антимонопольного регулирования и торговли российское Минэкономразвития расставило точки над «i». Участникам госзакупок довели: нет разницы, из какой страны ЕАЭС заявился потенциальный поставщик или резидент «пятерки» — его товарам и услугам предоставляется равноправный  доступ к закупкам. О случаях дискриминации предложили сообщать в ФАС или в Мин-экономразвития. 

А такие все еще остаются. В частности, сегодня в России приняты и продолжают действовать ряд постановлений правительства, ограничивающих доступ к государственным и муниципальным закупкам предприятий ЕАЭС. К ним специалисты главного управления государственных закупок МАРТ относят постановление № 9, принятое в январе. В нем устанавливается запрет на допуск товаров и услуг от иностранцев к закупкам для нужд обороны и безопасности. Или постановление от 26 сентября прошлого года № 968, согласно которому широкому спектру нашей радиоэлектронной продукции заказан равный доступ к торгам. Есть и постановление № 1236 от ноября 2015-го, ограничивающее допуск к закупкам белорусского программного обеспечения. 

Несмотря на создание единого рынка ЕАЭС, мы пока так и не пришли к понятию общего или единого товара. Об эмоциональном  восприятии и говорить не приходится. То и дело наши производители и поставщики сталкиваются с делением продукции на «свою» и «чужую». Наши  комбайны, мебель, сыры, компьютерные разработки в той же  России не раз оказывались в неравных условиях: обещанные бонусы и лояльность покупателей заменялись и заменяются барьерами, ограничивающими конкуренцию.

Понятно, что соседи пекутся о том, чтобы деньги из своего бюджета в него же и возвращались — в виде налогов, зарплат, отчислений. Как-никак, а рынок закупок России оценивается в 150 млрд долларов. Около половины денег уходит на оплату российских победителей. В остальных случаях выигрывают иностранные партнеры. Казалось бы, зачем в такой ситуации вставлять палки в колеса своим же соседям? 

Впрочем, у российских «антимонопольщиков» есть более злободневные вопросы к закупкам. Так, руководитель ФАС Игорь Артемьев недавно признался: 95% всех торгов являются «фикцией и профанацией», так как товары и услуги закупаются у единственного поставщика. Кроме того, он указал на картельные сговоры при госзакупках, которые в отдельных сферах, в частности лекарственной, занимают 80% объема торгов.  Одно из  раскрытых  дел —  ценовой сговор при поставке лекарств в Москве и Подмосковье. Тогда в тысяче торгов участвовали одни и те же семь компаний, снизив начальную цену не более чем на 2% и получив в итоге 1,5 млрд российских рублей. 

Примечательно, что в наших госзакупках компании восточных соседей участвуют с завидным постоянством. Несмотря на то, что наш рынок в цифрах выглядит куда скромнее —  всего 7 млрд долларов. Из этой суммы  восьмая часть заключенных договоров — с российскими компаниями. Чаще всего участвуют они в аукционах и закупках из одного источника. Например, в первом квартале нынешнего года соседи подали 267 заявок,  а сумма сделок составила почти 134,9 млн рублей, то есть 72,9 млн долларов. Словом, беспристрастная статистика показывает: россиянам из нашего бюджета уходят суммы примерно в 40 раз больше, чем «отщипываем» у них мы. Такой вот дисбаланс. И чем раньше он будет устранен, тем, думается, богаче и прозрачнее станут взаимные торговые пути. 

druk@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости