Шкуры превращаются в элегантную обувь

В концерне «Беллегпром» полагают, что в этом году переработчики скота увеличат поставки шкур кожевенным предприятиям

Как выправить ситуацию с поставками кожевенного сырья

ПОМИМО мяса и молока, наши сельхозпроизводители получают еще один вид продукции, учет которой не ведут ни они, ни отраслевое министерство, по ней не доводятся планы и задания. Хотя значение ее как технического сырья велико, и время от времени ее даже запрещают вывозить за пределы таможенной территории Евразийского экономического союза. Это необработанные шкуры скота. Сколько их получают мясокомбинаты и другие переработчики? Удовлетворяют ли они потребность производителей кож? Об этом —  беседа корреспондента «СГ» с первым заместителем председателя концерна «Беллегпром» Вячеславом МИРУСИНЫМ.

— Работа предприятий, которые занимаются переработкой шкур, во многом зависит от количества поставляемого мясокомбинатами кожевенного сырья. В позапрошлом году, например, сельхозпредприятия реализовали на убой 1385 тысяч голов крупного и мелкого рогатого скота. Но на переработку поступило лишь 1108 тысяч шкур. Плюс 250 тысяч свиных, — знакомит с результатами поставок и возможностями своих партнеров Вячеслав Викторович. — Потребность в них значительно большая.


Однако в прошлом году поставки шкур по сравнению с предыдущим уменьшились: КРС на 8,5, свиных — на 4 процента. Полагаем, в этом ситуация должна исправиться. Прогноз, как известно, дело неблагодарное, но, по предварительным расчетам, хозяйства поставят на переработку примерно 1156 тысяч единиц крупного и мелкого рогатого скота и около 240—250 тысяч свиней. У нас заключен договор о сотрудничестве с Минсельхозпродом и «Белкоопсоюзом», для которых наш концерн — основной потребитель шкур.

— Планы и задания по их поставкам вашим предприятиям не доводятся. Получается, сколько дали — столько и хорошо.

— Не совсем. Полагаем, в этом году будет доведен госзаказ на поставку кожевенного сырья, чтобы полностью перерабатывать его в республике. До этого оно не входило в перечень продукции, поставляемой для госнужд. Для полной загрузки наших Минского и Гродненского производственных кожевенных объединений, Бобруйского кожевенного комбината ежегодно требуется не менее 1600 тысяч шкур КРС. В прошлом году их мощности переработчики задействовали немногим более чем на 70 процентов. В связи с недостатком сырья из России завезли свыше 10 тысяч шкур КРС.

— Если мясокомбинаты поставляют недостаточно, почему бы больше сырья не завозить из-за пределов республики?

— Импортировать его практически невозможно из-за ветеринарных ограничений, а также таможенно-тарифного регулирования, которое не позволяет даже речи вести о таких поставках. Бразилия, например, обладает мощнейшим производственным потенциалом, но оттуда шкуры никто не вывозит. Запрещено. Выгоднее их переработать у себя: кожам всегда найдется сбыт.

Время от времени страна тоже вводит запреты на вывоз шкур за пределы таможенной территории Евразийского экономического союза. Она вложила деньги в развитие сельского хозяйства, провела модернизацию ферм, наращивает поголовье скота. И, что очень важно, сама способна переработать все сырье. Шкуры — это своего рода госресурс. Им государство должно распоряжаться по своему усмотрению.

— Количество поставляемых на переработку шкур вы все время называете в единицах. Но каждая из них имеет свою площадь. Может быть, лучше вести учет в квадратных метрах?

— Шкуры крупного и мелкого рогатого скота измеряются в единицах и килограммах, а свиные — в единицах и квадратных дециметрах. Поэтому мы предпочитаем вести учет в штуках. Почему? Одно животное — одна шкура, несмотря на ее вес и площадь. Но если интересно, то суммарная производственная мощность кожзаводов в год 603 миллиона квадратных дециметров.

— Вячеслав Викторович, насколько поставляемое сырье соответствует установленным требованиям? Ведь от него потом во многом зависит качество обуви, других изделий?

— Есть некоторые нарекания по отдельным районам. Но они настолько незначительные, что не заслуживают внимания. В целом качество шкур высокое. Оно зависит от содержания скота, от того, как с ним обращаются, чем кормят. Наше сырье не хуже российского, составляет ему достойную конкуренцию. Его охотно могли бы закупать наши восточные соседи.

Возврата шкур из-за плохого их качества не припомню. На них установлены градации по сорту, весовым характеристикам, половым признакам и, соответственно, по цене.

— Страна на экспорт шкуры практически не поставляет, даже ввела временный запрет. А кожи?

— Продаем незначительное количество. В первую очередь необходимо обеспечить ими отечественные предприятия. Тем более что в последнее время провели их обновление. Только в модернизацию Минского производственного кожевенного объединения за 2013—2016 годы вложено около 10 500 тысяч евро. Оно, как и другие предприятия концерна, выпускает продукцию не хуже импортной. В то же время снижается спрос, например, на отечественную кожаную обувь. Одна из причин — стали больше выпускать ее из искусственных материалов.

zybulko@sb.by

Фото Натальи КРАВЦОВОЙ

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...