Шкурный интерес

Что происходит в подвале?«Мы, жильцы многоквартирного дома №6б по переулку Корженевского в Минске, просим обуздать и привлечь к ответственности предпринимателей, которые в помещениях цокольного этажа занимаются непонятным бизнесом...» — письмо с просьбой о помощи поступило в редакцию на днях.

Что происходит в подвале?


«Мы, жильцы многоквартирного дома №6б по переулку Корженевского в Минске, просим обуздать и привлечь к ответственности предпринимателей, которые в помещениях цокольного этажа занимаются непонятным бизнесом...» — письмо с просьбой о помощи поступило в редакцию на днях.


Резкое слово «обуздать» обычно означает, что некто вызывающе игнорирует принятые нормы и законы. Из письма следует, что в подвал периодически вносят, выгружая из машин, окровавленные мешки. Капли крови остаются на тротуаре перед подъездом. Потом в мусорных контейнерах оказываются шкуры и ободранные туши животных, которые разлагаются и воняют. Внутрь никого не пускают. Просим, дескать, убрать из нашего дома потенциальный источник угрозы здоровью.


Угроза здоровью — это в компетенции центра гигиены и эпидемиологии (ЦГиЭ) Октябрьского района. Знают ли здесь о странном подвале? Знают! Заведено дело, поскольку жалобы жильцов поступали и сюда. На обложке папки указано: «ООО НПК «ИННАС». Этой организации принадлежит жилой дом.


Помощник санитарного врача Людмила Засеко выезжала по этому адресу несколько раз, но ее ни разу в подвал не впустили. Была здесь и в сопровождении милиционера, но дверь не открыли даже ему! Хотя было очевидно, что в подвале есть люди, и эти люди видели, кто стучится в дверь.


«Можно ли производить разделку туш (если это действительно происходит) в подвале жилого дома?» — спрашиваю заведующую санитарно–эпидемиологическим отделом ЦГиЭ Наталью Батищеву.


Специалист утверждает, что это категорически запрещено. Что касается набивки чучел из готовых шкур, то, в принципе, это допустимо, — как, например, размещение в подвале обувной мастерской. Но в любом случае необходима официальная санкция городского ЦГиЭ. Если она будет получена, следует обратиться в районный центр и здесь согласовать проект переоборудования помещения. Поскольку сейчас оно имеет статус офиса. Никаких согласований не было, поскольку не было и обращений. Следовательно, никакой таксидермической мастерской здесь быть не должно.


Но ведь есть же! Или нет?.. Едем сюда с Людмилой Засеко, предварительно созваниваемся с жильцами. Если кратко, то содержание письма подтверждается, хотя туш при мне не выгружали. Жильцы добавляют, что в разгар «таксидермических» работ по вентиляционным шахтам в квартиры поступает тошнотворный запах химикатов. Которыми, очевидно, шкуры обрабатывают. Что из подвалов слышен шум электроинструмента, которым, вероятно, туши режут.


Окна подвала завешены шторами, внутри горит свет, видно движение. Но нам не открывают. Выходит с коробками озабоченный человек, быстро прикрывает за собой дверь. Спрашиваю: «Можно ли увидеть хозяина подвала?» — «Нет!» — «Можно ли войти внутрь?» — «Нет!» Стремительно удаляется.


Как же наконец доказать наличие здесь мастерской?..


На ловца и зверь бежит: подъезжает микроавтобус. Двое пассажиров подходят к подвальной двери, попутно справляясь у нас о чучелах. Дескать, правильно ли мы приехали? Правильно, говорю, мы здесь с той же целью. Откуда, спрашиваю, знаете о чучелах? Из рекламы? Отвечают: знакомые подсказали, сами заказывали. Все происходящее я фиксирую своими фото– и аудиосредствами.


События подтверждает и Николай Жильский, начальник ЖЭС «ООО НПК «ИННАС». Оказывается, здесь существует некий специальный ЖЭС, обслуживающий несколько домов этой организации. Я прямо спросил Н.Жильского о шкурах и чучелах: верно ли? Он ответил, что видел и знает, что в подвале продаются «изделия охотничьего назначения». Что их здесь же изготавливают — нет, не знает. Собственником подвала является некий Александр Ш.


Про собственника мне говорили, что он часто бывает за границей, охотится, поэтому недовольным жильцам застать его трудно. Тем же, кому это удавалось, возражал примерно так: какое вам дело до моего подвала? Поскольку мне по телефону подтвердили, что хозяин действительно за границей, возражу, в свою очередь, и я.


Дело нам вот какое. Мы, бывает, спохватываемся и наводим порядок, когда происходит нечто чрезвычайное. Так было несколько лет назад в Москве после взрывов жилых домов. Когда обнаружилось, что мешки с компонентами взрывчатки под видом сахара и муки хранились именно в подвалах. Когда власти бросились их аврально «инвентаризировать» (а жильцы — круглосуточно охранять), в них много еще чего обнаружилось: подпольных цехов, складов химикатов, «гостиниц» для бомжей и гастарбайтеров...


Нам это надо? Чтобы, например (и не дай Бог!), какая–то инфекция от дикого животного разнеслась вентиляцией по квартирам? Употребленное в начале слово «обуздать», думается, весьма уместно. В ЦГиЭ недоумевают: случай для района уникальный. Такого еще не бывало! В подвале явно что–то происходит. Возможно, небезопасное для здоровья. Но врачей и милиционеров, поставленных беречь нашу безопасность и здоровье, туда не впускают. Кто и по какому праву, интересно?

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...