Беларусь Сегодня

Минск
+15 oC
USD: 2.08
EUR: 2.32

С 1 сентября десятиклассники по всей стране смогут стать учениками профильных классов

Школа в профиль

Что будет с профильным образованием в школах
С 1 сентября десятиклассники по всей стране смогут стать учениками профильных классов. Главное преимущество давно назревших перемен в том, что знания на повышенном уровне ребята смогут получать не только в гимназиях и лицеях, но и в обычных средних школах. А тем временем у родителей школяров уже назрело немало вопросов. Возвращаемся к старым добрым профилям? Или строим новую систему школьного образования? И как это будет работать? Чтобы расставить все точки над «i», «СБ» пригласила к дискуссии заместителя министра образования Раису СИДОРЕНКО, заместителя начальника управления общего среднего образования Минобразования Ирину КАРЖОВУ, заместителя председателя Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания по образованию, культуре и науке Михаила ВОЛКОВА, заслуженного учителя Беларуси Александра ФЕЛЬДМАНА и кандидата педагогических наук Александра МАКАРЕНКО.


Ирина КаржоваРаиса СидоренкоМихаил ВолковАлександр МакаренкоАлександр Фельдман
Ирина Каржова
Раиса Сидоренко
Михаил Волков
Александр Макаренко
Александр Фельдман

«СБ»: И все–таки чего ждать? Школам предложат вспомнить опыт работы с профильными классами или все же учителям придется ориентироваться на новую стратегию?

Р.Сидоренко: Нельзя сказать, что мы начинаем профильное обучение только с 2015/2016 учебного года, потому что, в принципе, мы не уходили от изучения предметов на повышенном уровне. В 2008 году было принято решение о реализации повышенного уровня преподавания учебных предметов с использованием факультативных занятий, при этом содержание и базового, и повышенного уровня определялось едиными учебными программами. Но на коллегии Минобразования в 2013 году сделан вывод, что сокращение учебных часов на изучение предметов и отмена их дифференциации по количеству на базовом, повышенном и углубленном уровнях (несмотря на наличие факультативов) не повысили качество образования. В итоге принято решение с 2013/2014 учебного года в 10–х классах средних школ изучать отдельные предметы на повышенном уровне по направлениям, как в гимназиях и лицеях. При этом использовали учебные часы, установленные Типовым учебным планом средней школы на изучение учебных предметов и проведение факультативных занятий. Таким образом, в 1.266 классах (20% от общего количества) было организовано профильное обучение. При этом учебные программы не изменялись.

«СБ»: В чем различие сейчас?

Р.Сидоренко: До настоящего времени были определены 4 направления для изучения определенных учебных предметов на повышенном уровне: физико–математическое, химико–биологическое, обществоведческое и гуманитарное. А с нового учебного года учащиеся смогут выбирать предметы, в том числе и с учетом сдачи централизованного тестирования. Например, химия и математика, белорусский язык и география, иностранный язык и обществоведение. Для более полного удовлетворения запросов в одном классе могут быть сформированы группы, в которых организовано профильное обучение по разным учебным предметам. Педагоги знают этот подход как мультипрофильное обучение. Принципиальная разница еще и в том, что для базового и повышенного уровней разработаны разные учебные программы. В то время как ранее предметы изучались на основании единых учебных программ, а разница была только в количестве часов. Сейчас мы пересмотрели учебные программы по всем предметам, и, как правило, программы для базового уровня упростились, а для повышенного — дополнены новыми темами и разделами.

М.Волков: Если бы мы взяли профили в том виде, в каком они были, на мой взгляд, обучение получилось бы некачественное.

А.Макаренко: Но то нововведение, которое в этом году определено инструктивно–методическим письмом Минобразования как профильное обучение, на мой взгляд, не является таковым. Это обычная уровневая дифференциация, которая при переходе к одиннадцатилетней школе была очень необдуманно вырезана из учебного плана старшей ступени школы под видом замены повышенного и углубленного изучения отдельных предметов на их факультативы. Тогда это называли сохранением равных условий для всех старшеклассников страны, хотя в министерстве, не менее чем в школах, все прекрасно понимали, что факультативы и обязательные занятия во многом и очень существенно отличаются, особенно по образовательным достижениям учащихся. Профильное же обучение — это очень глубокий уровень дифференциации по сравнению с изучением нескольких выбранных учеником предметов на повышенном уровне. По определению это должны быть очень масштабные изменения структуры и содержания образования всей школы, начиная с начальной. И именно такие изменения были заложены концепцией и программой 1996 — 1998 годов.

И.Каржова: Мы признаем, что предоставление возможности повышать уровень знаний по предмету только на факультативных занятиях было не совсем оправданным. Это одна из причин пересмотра подходов к реализации профильного обучения. В 2004 году утверждена Концепция профильного обучения, в которой такое обучение рассматривается как целостная система общеобразовательной профессионально ориентированной подготовки учеников, обеспечивающая получение старшеклассниками качественного общего среднего образования на основе дифференциации обучения, а также формирование их готовности к осознанному профессиональному самоопределению, дальнейшему продолжению образования и трудовой деятельности. Отражены в ней и вопросы допрофильной подготовки. Ничего нового мы не вводим, а только движемся в направлении, которое было определено ранее.

А.Фельдман: В нашей минской школе № 19 углубленное изучение математики существовало с 1974 года. При этом в 10–м классе было восемь часов в неделю, а в 11–м — девять. За годы существования оно себя оправдало наилучшим образом. Сейчас Минобразования выделяет 6 часов, но ведь это базовый уровень советской школы. При многих разговорах о том, что в школу возвращается профильный уровень, это неполное возвращение. И прежде всего из–за того, что геометрия не появилась на профильном уровне, а осталась на базовом, то есть по–прежнему два часа в неделю. Дайте нам 7 уроков по математике! Непонятно и создание педагогических классов, выпускников которых предлагают брать в педвузы без экзаменов. Но если школьник из профильного класса пожелает стать учителем, ему придется сдавать экзамены.

Р.Сидоренко: Учащиеся педагогических классов будут изучать учебные предметы на повышенном уровне. Как правило, те, учителями которых они планируют стать в будущем. Кроме этого, такие ученики должны обязательно освоить программу факультативного занятия «Введение в педагогическую профессию».

А.Фельдман: А если, проучившись два года, откажутся идти в педагогический вуз? Тем более вы же сами сказали, что факультативные занятия неэффективны!

Р.Сидоренко: Давайте разделять учебный предмет и профориентационную подготовку. Цель педагогического факультатива — создать условия для профессионального самоопределения учащихся и сформировать позитивную установку на выбор профессии учителя. Такие занятия дадут возможность школьникам сделать первичную самодиагностику своих педагогических способностей, а школам — объективно оценить способности учащихся к педагогической деятельности. Если молодой человек при изучении данного факультативного курса решит, что профессия учителя не совсем для него, то это будет его осознанное решение. И в этом случае обучение в педагогическом классе тоже дало свой эффект, ведь в школу не придет случайный человек.

И.Каржова: Что касается преференций, которые будут у абитуриентов из педагогических классов, это еще вопрос обсуждаемый. Мы планируем привлечь в педагогическую деятельность наиболее мотивированных учащихся. Сегодня речь идет о педагогических классах, а завтра это могут быть классы военной или сельскохозяйственной направленности.

А.Фельдман: Неправильно, что в 10–й класс собираются принимать, исходя из 7 баллов по профильному предмету. Это положение появилось только в конце учебного года. Появись оно в начале — стимулировало бы кого–то. А в этом году, я считаю, должны принять всех, кто желает. У меня были случаи, когда приходили неподготовленные, а в итоге заканчивали аспирантуру мехмата. А то у ученика 7 — по математике, 6 — по физике, выходит, его нельзя принять в профильный класс. Не в равных условиях и ученики гимназий и обычных школ, поэтому я против гимназий. Обучение в базовых школах должно быть на гимназическом уровне. Учитель должен работать на хорошего ученика. Мы в свое время брали в профильные классы всех желающих учеников: наших собственных и тех, кто приходил из других школ. Мы не открывали классы, где бы собирались ученики с посредственными знаниями, мы их разбрасывали по всем классам. И этот опыт себя оправдывал. Конечно, приходили разные ученики, но, как правило, даже неподготовленные при хорошем прилежании выходили на достойный уровень.

«СБ»: Учитель не может работать только на хороших учеников! Он вынужден работать на всех.

Р.Сидоренко: Вопрос установления планки при приеме в 10–й профильный класс обсуждался весь минувший учебный год. Высказывались мнения, что даже 7 баллов — очень низкая отметка.

А.Фельдман: В дальнейшем, но не сейчас. В разных школах «семерка» разная.

Р.Сидоренко: В Минске, например, учителя предлагали поднять планку. Если мы сегодня скажем, что в 10–й профильный класс может поступать каждый желающий без учета уровня подготовки, будем ли мы уверены в том, что обеспечим необходимый уровень качества образования в этих классах? Мы уже говорили о том, что обучение в профильных классах будет по другим, более сложным программам. Сможет ли освоить их ученик, который сегодня на базовом уровне получает отметку, к примеру, «пять»? Когда два года назад мы разрешили изучать учебные предметы на повышенном уровне в средних школах, многие учебные заведения откликнулись, а потом отказались. Год проработали — и не смогли продолжать. Почему? Потому что какое–то из необходимых условий было не соблюдено: или учитель не смог преподавать на ожидаемом уровне, или ученики были недостаточно подготовлены и мотивированы. Не хотелось бы повторять ошибки, допущенные ранее. Вместе с тем результаты мониторинга, проведенного в этом году, в котором принимали участие руководители и педагоги учреждений общего среднего образования, показали, что все опрошенные поддерживают дифференциацию на III ступени общего среднего образования. Наиболее целесообразной формой дифференцированного обучения 93,4% руководителей и 95,9% учителей считают изучение отдельных учебных предметов на повышенном уровне в сочетании с факультативными и стимулирующими занятиями.

И.Каржова: Хотелось бы отметить, что сегодня мы не говорим о реформах, потому что ничего не ломаем и не вносим кардинальных изменений. Мы создаем профили на базе того, что у нас уже есть. Ни в коем случае не должно быть никаких контрольных цифр открытия профильных классов. Нам не нужно менять вывески, нам нужно качество. Сохраняются и базовые классы, в которых можно по–прежнему продолжить изучать учебные предметы на повышенном уровне на факультативных занятиях или осваивать образовательную программу профессиональной подготовки.

«СБ»: А если школа не сможет удовлетворить запросы детей и родителей по профилям?

Р.Сидоренко: У нас много звонков от родителей, что школы хотят открывать только, к примеру, физико–математический профиль. Базовых классов открывать не планируют. Давайте спросим у этих руководителей, была ли проведена с выпускниками 9–х классов необходимая профориентационная работа. Думаю, далеко не всегда. Если выпускник базовой школы уже выбрал свой путь, то его не нужно убеждать, что ему не стоит идти в 10–й класс, а лучше пойти получать профессию уже сегодня. Кроме того, местные органы управления образованием должны создать региональную модель профильного обучения. Где–то сильный учитель химии, биологии, хорошие кабинеты химии — создаем химико–биологический класс. Где–то есть все необходимое для изучения физики — изучаем этот предмет на повышенном уровне. Решение об открытии 10–х классов (и профильных, и базовых) должно оптимально удовлетворять потребности учащихся в получении качественного образования и быть доступным в пределах района или города.

А.Фельдман: Далеко не все учителя захотят работать в профильных классах, потому что это требует дополнительных усилий. Ни слова не было сказано о материальном поощрении — за труд надо платить.

Р.Сидоренко: Конечно, в профильном классе должен работать заинтересованный учитель. По результатам мониторинга таких учителей у нас 75%. Именно столько педагогов выразило готовность к преподаванию на повышенном уровне. Хотя, безусловно, мотивация учителя, в том числе и материальная, очень важна. Руководитель учреждения образования должен поддержать учителя, который работает в профильном классе. Сегодня это возможно сделать за счет премиального фонда. В перспективе мы предложим дополнительные механизмы.

М.Волков: Я согласен, что в профильные классы должны идти ученики мотивированные либо недостаточно мотивированные, но способные к изучению программы. Поэтому предлагаю оставить в 9–м классе только два экзамена — белорусский и русский языки. Потому что это два государственных языка. Все остальные предметы выставить в свидетельство о базовом образовании по результатам годовых оценок. Дальше предложить ученику выбрать профиль. При этом школы должны оставить и 10–й общеобразовательный класс для тех, кто по состоянию здоровья или по каким–либо другим причинам не может пойти через профтехобразование. Те же, кто выберет один из профилей, сдаст испытания по двум предметам выбранного направления, например, математика — физика в физико–математическом, химия — биология в биолого–химическом или два предмета из другого мультипрофильного сочетания. Это поможет решить еще одну проблему — наполняемости профтехобразовательных учреждений.

Р.Сидоренко: А если они выбирают язык?

М.Волков: Его они уже сдали. Но когда ребенок поступает в 10–й класс, ему надо предложить еще и качественную программу. Мы вот сейчас унифицируем все законы, которые идут по ЕврАзЭС. А у нас программы по школьным предметам не соответствуют аналогичным в Казахстане и России, например, по математике, не исключено, что и по другим предметам. Либо темы отсутствуют, либо они неполноценны. Я уже не говорю про отсутствие межпредметных связей.

Р.Сидоренко: Программу как раз сейчас пересматриваем. К тому же одновременно с переходом на профильное обучение мы пересматриваем учебные программы с учетом относительной завершенности базового образования. С 2015/2016 учебного года заработают обновленные учебные программы в 1, 5 и 10–х классах, причем в 10–м классе — базовый и повышенный уровни. И новые учебные программы будут максимально учитывать межпредметные связи. Мы не говорим, что сохраним экзамен за 9–й класс в том виде, в котором он есть сегодня. Я как филолог могу сказать, что диктант не является оптимальной формой оценки знаний по языку за курс базовой школы. Национальный институт образования провел эксперимент по независимой аттестации по завершении базовой школы. По результатам анализа будем принимать решение. Но спешить не стоит: в 2015/2016 учебном году никаких изменений в выпускных экзаменах как за 9–й, так и за 11–й класс не будет.

А.Фельдман: Что значит независимая аттестация, когда 9–й класс — это базовый уровень?

Р.Сидоренко: Речь идет о том, чтобы работы проверялись не на уровне школы, а независимой комиссией. Экспериментальные комплексные задания предлагались ряду школ в течение года, сначала мы отрабатывали организационный механизм, потом корректировали содержательный аспект. Сейчас у нас есть результаты эксперимента, мы увидели недостатки схемы, которая была предложена, и будем ее дорабатывать. Полагаю, что через 5 лет у нас будет другая форма экзаменов по завершении обучения в 9–м классе.

М.Волков: Хорошо, предположим, программу мы отработали, но нужно еще создать качественные учебники, соответствующие этим программам.

Р.Сидоренко: В наступающем учебном году мы будем использовать существующие учебники, а также дополнительный материал, разработанный по новым разделам. Все необходимое будет размещено на Национальном образовательном портале. Но мы глубоко убеждены, что нельзя написать качественный учебник за короткий срок.

«СБ»: Почему не вернуться к старым проверенным книгам?

А.Фельдман: Можно было уже в январе–феврале перейти на профильное обучение в 10 — 11–х классах, взяв за основу проверенные учебники, например, Ананченко. Достаточно их переиздать. А на базовом уровне должны быть все те же темы, что и на профильном, только в упрощенном виде.

Р.Сидоренко: Время идет, и то, что было в 70–е, 80–е и даже 2000–е годы, сегодня далеко не всегда актуально. В ближайшее время будет объявлен конкурс на создание новых учебников, и его условия изменяются. Раньше ведь как было. Объявляется конкурс, в нем участвовали, как правило, два полностью готовых учебника, какой–то победил, а какой–то даже в методическое пособие переделать крайне сложно и не всегда правильно. Авторы не заинтересованы в участии в таких конкурсах, которые постепенно сошли на нет. Сейчас мы будем запрашивать на конкурс разработанную концепцию учебного пособия, а также самый сложный раздел по учебному предмету. И победит в данном конкурсе тот, кто создаст оптимальный вариант с учетом научности, доступности изложения материала, иных критериев, определенных комиссией.

А.Фельдман: На днях мой коллега предложил оплачивать, если учителя нашли ошибки в учебниках. Тогда все педагоги станут рецензентами.

М.Волков: А по большому счету, каждый уважающий себя учитель никогда не работает по учебнику, он создается для ученика. Поэтому учебники должны быть методически доступны на данный возраст и научны, чтобы дети не изучали глупость.

А.Макаренко: Я в своей биографии имел счастье заниматься летным обучением, мы строили систему наземного обучения летчиков. И многие вопросы, которые заложены при реформировании белорусской школы, там были. Например, компетентностный подход и личностно ориентированное обучение. Применение их в том или ином месте требовало кардинального переосмысления всего содержания определенной части обучения. Это закономерно для построения любого обучения. Посмотрите, в 1996 — 1998 годах были созданы прекрасные организационные документы, хорошо прописаны концепция и программа, но не была сделана проработка ориентиров по отбору содержания образования. И школа получила программы и учебники, мягко говоря, сомнительного качества. И в сегодняшнем нововведении мы повторяем ту же недоработку. Вспомним, как тогда начали делать экспериментальную проверку модели обучения, все поехало. С моей точки зрения, неподготовленный тогда эксперимент нужно было срочно прекращать и проводить его доподготовку. Но так и доплыли до 2008 года. Задачи стояли прежние, но выполнить их не получилось. И сегодня тянется шлейф тех ошибок: ухудшается образование в стране по всем предметам... А сейчас мы создаем профильное обучение и точно так же бросаем учителя: как хотите, так и преподавайте.

И.Каржова: Позвольте с вами не согласиться. Учителя никто не бросает. В целях обеспечения комплексной поддержки всех участников образовательного процесса активно функционирует Национальный образовательный портал, где в помощь учителю к началу учебного года будут размещены все необходимые информационные материалы. Перечни учебных программ по предметам, учебников и учебных пособий, учебных программ факультативных занятий, календарно–тематическое планирование, статьи в научно–методических журналах, инструктивно–методические письма и многое другое. В течение всего лета в Академии последипломного образования, институтах развития образования будут проходить курсы по подготовке к работе в условиях профильного обучения.

«СБ»: Допрофильная подготовка помогла бы избежать новых ошибок?

А.Макаренко: Известный опыт педагогических построений показывает, что все вопросы решаемые, если подготовку проводить продуманно...

Р.Сидоренко: Мы вводим профильное обучение в спокойном режиме. Допрофильная подготовка и профориентационная работа — обязательный подготовительный этап профилизации, которые ориентированы на выявление интересов и способностей учеников, оказание психолого–педагогической помощи в выборе профиля, в том числе в формировании способности принимать адекватные решения по дальнейшему направлению образования. У нас уже разработаны программы факультативных занятий для допрофильного обучения в 8 — 9–х классах. И то, что мы предлагаем, уже работает на протяжении нескольких лет.

А.Макаренко: Если мы хотим что–то внедрять в работу школы, нужен тщательно подготовленный и проведенный полноценный эксперимент, чтобы в очередной раз не превращать учеников и учителей в подопытных кроликов. Из этой мешанины официальных заявлений специалисту, понимающему значения всех этих якобы умных дефиниций, становится предельно ясно, что школе в очередной раз подсовывают кота в мешке, о котором сами реформаторы мало что понимают, но делают вид, что понимают больше, чем знает наука и мировой опыт. У нас сейчас пытаются реализовать компетентностный подход, утверждая, что ничего принципиально не поменяется. Или системно–деятельностный, заверяя, что в нем спасение школьной системы от всех сегодняшних бед. По–моему, это аналогично тому, что монтировать на автомобиль «Запорожец» первой модели, прозванный в народе «горбатым», колесо от 500–тонного БелАЗа и убеждать всех в том, что от такой его модернизации он по скорости будет превосходить гоночные «Феррари».

И.Каржова: У нас идет двухлетний республиканский эксперимент, в котором принимали участие и городские, и сельские учреждения образования. Мы сегодня переходим к профильному обучению, когда учащиеся имеют право выбирать профильные предметы из перечня. Мы ушли от конкретных направленностей. Именно в этом ракурсе и проводился эксперимент, с учетом которого и сформирован учебный план на 2015/2016 учебный год.

М.Волков: Если бы профильное обучение вводилось первично, тогда нужно было бы все заново делать. Если в 10 — 11–е классы идут мотивированные дети и им предложена хорошая система образования, такие школьники развиваются и испытывают определенный интерес к познанию. В противном случае они скучают, создают помехи рядом сидящим и учителю и не получают самоудовлетворения. То, что сейчас делает Минобразования, мне нравится. Я не вижу, чем это все закончится, но вижу, что перемены в нужную сторону, а не то реформирование, которое у нас было когда–то, когда нас стало лихорадить от реформ. Но самое главное, что какую бы замечательную схему ни предложили — все зависит от исполнителя. От человеческого фактора. Но нужно было что–то делать, чтобы уйти от той ломки на нормальный уровень. Может, за пять лет выстроится такая система, которой мы все спасибо скажем.

Р.Сидоренко: Все, что мы делаем сейчас, хорошо продумано и обсуждено со всеми: от учителей, руководителей школ до учеников и их родителей. Мы стараемся сохранить тот лучший опыт, который есть в нашей системе. В школах еще есть учителя, которые работали в профильных классах. У нас сохранились учреждения образования, которые полностью работали по мультипрофилю, и они сейчас станут центрами, в которых будет учиться вся страна. Сегодня нельзя терять время. К августу учителя получат абсолютно все необходимое сопровождение: учебно–методические пособия, календарно–тематическое планирование, инструктивно–методические рекомендации.

«СБ»: Но обучать учителей будут во время отпуска?

Р.Сидоренко: Уже прошли первые курсы, где получили информацию методисты и проректоры институтов развития образования. Дальше они эту информацию повезут в регионы, где через летние школы учителей и различные курсы будут готовить педагогов. А в течение учебного года в режиме онлайн будет организована информационная поддержка учителей.

pasiyak@sb.by

Советская Белоруссия № 128 (24758). Четверг, 9 июля 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУЛЕВСКИЙ
Загрузка...
Новости и статьи