Депутат Клишевич: За девять месяцев попыток государственного переворота его организаторы добились ровно противоположного эффекта

Шиворот-навыворот

За девять месяцев попыток государственного переворота его организаторы добились ровно противоположного эффекта. То, что во внутренней отчетности избирательных штабов называлось «опрокидывающими выборами», опрокинуло их самих, а заодно всю легальную инфраструктуру оппозиции. Но не рано ли праздновать победу? О возможных вариантах развития событий и новых рисках рассуждает депутат Парламента Сергей КЛИШЕВИЧ. 

рисунок олега карповича.

Как отметил Президент в ходе Всебелорусского народного собрания, в политике появилось немало новых молодых и решительных лиц на стороне государства, что было большой неожиданностью для оппозиции. И действительно, в августе — сентябре активность протестующих стала катализатором к объединению сторонников Президента, которые в «мирное время», скорее всего, оставались бы далекими от политики.

Несчастье помогло

Цементирование управленческой системы, объединение пропрезидентских сил в обществе, укрепление связей с Россией, чистка националистических и «спящих» элементов в сферах производства и услуг, тотальное пресечение радикальной активности — все это достигнуто за девять месяцев «революционного процесса». Кроме того, происходит дипломатический «развод» с Западом, а также демонтаж системы антигосударственных СМИ и НКО, которые последние несколько лет чувствовали себя слишком вольготно.
И что особенно радует: политическая активность сторонников власти не результат разнарядок, а следствие роста объективного интереса к политической жизни и той игры, которую нам, в общем-то, навязали.
фото татьяны столяровой.
Причем происходит это во всех без исключения возрастных группах. Например, в социальных сетях, где активно проводит время молодежь, за последние месяцы я ощутил настоящий наплыв сторонников: порядка 400 активных молодых людей сами выходили на меня, искали контакты и предлагали помощь.

Похожие процессы шли и на информационном фронте. СМИ избавились от безыдейных и ненадежных сотрудников и относительно успешно освоили новые формы противоборства. Причем это не потребовало бюджетных вливаний, справились своими силами, хотя было немало попыток лишить СМИ рекламы, подписки, технических работников, то есть парализовать их деятельность в долгосрочной перспективе.

Не менее важными беспорядки и последовавшие массовые акции сентября — октября стали для силового блока. В условиях неопределенности, постоянно меняющейся обстановки и масштабного информационного давления удалось сохранить контроль над ситуацией, предотвратить ряд крупных диверсий и даже возможный теракт. Безусловно, это успех силовых структур, о чем не принято говорить громко.

Наша идеология — это социальное государство

Получила реальное наполнение и идеологическая составляющая, о которой ранее отзывались, как о чем-то пустом, ненужном, неопределенном. 
Мы убедились в правильности курса на построение социального государства, что отличает нас от других постсоветских республик.
Мы также получили ответ на вопрос, какое государство будет устойчивым в ближайшие 10—15 лет, даже в условиях самого жесткого противостояния. С одной стороны, необходима очистка системы от предателей и неопределившихся, что делает ее фактически неприступной, а с другой — четкая реализация социальной справедливости делает систему более предсказуемой и управляемой. Националистические или подрывные элементы в ней не будут иметь своей социальной базы. Кстати, этот момент в ходе протестов сильно отличал Минск, где такая база частично сформировалась, от регионов. 

Мы еще раз убедились в необходимости строить идеологию государства на памяти о настоящих героях — участниках Великой Отечественной войны. Соответственно, все попытки поднять знамена фашистов и их пособников необходимо карать. И как депутат Парламента сообщаю читателям, что проект закона о недопущении героизации нацизма практически готов. Развернута подготовка закона об иностранных агентах, будут внесены изменения в закон о гражданстве, ужесточатся УК, УПК, КоАП и другие законодательные акты.

Красивым идеологическим итогом борьбы с переворотом стало Всебелорусское народное собрание, где смелые и лучшие представители белорусского народа поставили жирную точку в эпопее под названием «отобрать любимую». И те позитивные системные изменения, которые есть сегодня, мы имеем благодаря им. 

Кому война, а кому мать родна

А теперь посмотрим, что находится на другой чаше весов.

Во-первых, сотни покалеченных судеб людей, попавших в ловушку политических бизнесменов. Но все они действовали сознательно и нарушали закон из расчета, что будут амнистированы, что «муры турмы рухнут», как они пели, и что сидеть не придется. Но для многих опыт отсидки все равно не стал первым: как и на украинском Майдане, из маргинальных, ранее судимых лиц было набрано немало желающих попасть из грязи в князи. Такие будут всегда, при любой власти.

Во-вторых, закрытое распределение средств на «революцию» привело к улучшению материального положения пары десятков граждан, ныне живущих за границей. Они обеспечили себя паспортами, политическим убежищем, счетами и работой на ближайшие три-четыре года. Запад еще не знает, что с ними делать: возможно, из них сформируют второй кадровый отстойник отбросов вроде «Радио «Свобода», но находящийся в Польше и под чутким контролем спецов из ­НАТО. 

В-третьих, это распиаренные в своем идиотизме санкции, в их рамках пострадал детский санаторий в Литве и промышленный холдинг «Амкодор», который к политике имеет примерно такое же отношение. На масштабное возмездие это мало похоже, скорее Евросоюз вводил санкции так, чтобы ничего не вводить, и от этого сторонники перемен исходили на желчь.

Собственно, все это является обратной стороной нашей победы.
Мятеж загнали в подполье, но важно правильно оценить, насколько реально очистилась система управления.
Из личного опыта могу сказать, что по отдельным госструктурам, особенно тем, которые имеют коммерческие связи с западными контрагентами, таких вскрылось процентов 20. 

Экономические предпосылки переворота

Социальное государство — это когда для всех созданы равные условия, включая айтишников и ИП, а также должен быть ликвидирован любой серый бизнес и сокрытие налогов. И здесь возникает вопрос: если в нашем государстве уже оформились отчетливо враждебные экономические группы, почему они сидят тихо и никак не проявляют себя? 

Логика проста. Пока государство окончательно не демонтировано, оно дает им возможность сохранить прибыль даже в условиях «зачистки» мятежа и сворачивания либерализации. Интереснее всего ведет себя ИТ-сфера. Мы помним, насколько эта среда была разагитирована в июне — июле, как их руками были созданы технические средства для фальсификации выборов, как через отдельные компании распределялись деньги для протеста, как работникам милиции предлагали работу в ИТ в качестве взятки за измену государству и как эти люди взахлеб обсуждали переезд из страны после поражения, демонстрируя брезгливость к победившей «колхозной» власти. 

Я не сторонник охоты на ведьм, но считаю, что социальное государство и принцип социальной справедливости предполагают ответственность за свои действия. Мы не можем иметь внутри страны целый анклав, который никак не зависит от национальной экономики, имеет гигантский разрыв в доходах с основным населением и очень невнятное идеологическое наполнение.

На мой взгляд как делегата ВНС, на фоне мер по ликвидации предпосылок протестов необходимо максимально связать ИТ-сферу государственными заказами, что будут оплачиваться в счет налоговых вычетов, которые имеет эта сфера. Кроме того, нужна реформа налого­обложения, приемлемая для всех сторон. К примеру, ряд американских компаний подчиняется американскому антиофшорному законодательству и платят налог с оборота в бюджет штата, независимо от места фактической деятельности. Как минимум у нас не должно быть ситуации, когда деньги, сэкономленные за счет отмены платежей в белорусский ­ФСЗН (речь идет о нескольких миллионах долларов), поступают в американский бюджет в качестве антиофшорного налога. 

Ключевой посыл в том, что надо бороться не только со следствиями, но и с причинами переворота, в том числе экономическими. И главный урок, который мы вынесли из несостоявшегося мятежа, — надо не просто взять под контроль антигосударственные структуры, которые в том числе представляли нелояльный бизнес, но и максимально встроить этот бизнес в национальную экономику. И тогда никто из них не пойдет на улицу ломать то, от чего будет зависеть сам.

Сергей КЛИШЕВИЧ, депутат Палаты представителей, член Компартии Беларуси. 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter