Шишки универсального солдата

Пятиборье — вид спорта довольно возрастной. До 17 лет на официальных турнирах его представители соревнуются лишь в трех дисциплинах — плавании и “комбайне” (беге со стрельбой). Затем добавляется фехтование и после 19 лет — конкур. Поэтому можно только удивляться, что к своим 22 годам белорус Илья Полозков успел завоевать три бронзы на взрослых чемпионатах мира, серебро — на чемпионате Европы. Все медали, правда, добыты в эстафетах или командных соревнованиях. Нынче же универсальный солдат из Могилева прочно обосновался в элите и в индивидуальных. В мае на этапе Кубка мира в венгерском Кечкемете он впервые поднялся на подиум, уступив лишь известному корейцу Чжун Вунтаю. И на недавнем финальном турнире кубкового розыгрыша в Астане также боролся за медаль, но остановился в шаге от цели.

фото UIPM — World Pentathlon
— В моих результатах действительно наметилась определенная динамика, — соглашается Илья. — Перед отправлением в Венгрию я, наверное, впервые за последние два года так хорошо себя чувствовал. Накануне мы провели трехнедельный сбор в Кыргызстане — на высоте. Кроме того, со мной был личный тренер, что немаловажно. Не скажу, что все для меня складывалось безупречно. У нас в принципе это невозможно. Ведь никогда не знаешь, какая попадется лошадь по жребию. И погода может вмешаться. В целом все виды я прошел достаточно ровно и особенно здорово — “комбайн”, в котором за последние три месяца заметно прибавил. Это связано с тем, что мне начал помогать новый специалист, имя которого пусть пока останется в секрете. Но прежде всего это результат долгой работы (я с пяти лет занимаюсь именно пятиборьем) с моими личными тренерами — мамой Инессой Александровной Полозковой и Александром Викторовичем Селецким. 

— На финальном этапе в Астане вы также были близки к пьедесталу, но...

— Пусть и остался четвертым, но я очень доволен результатом. Для меня это был второй финал Кубка мира в индивидуальных соревнованиях. После конкура я шел седьмым и в лазер-ране продвинулся на три позиции. Впереди были сильные бегуны, обогнать которых при всем старании оказалось невозможно. 

— Судьбу бронзы в смешанной эстафете в Казахстане вообще решил фотофиниш, увы, оказавшийся не на вашей стороне...

— В целом с моей партнершей по команде Ольгой Силкиной мы довольно ровно выступили. Разве только я опять же недобрал очков в фехтовании, хотя эта дисциплина у меня одна из самых сильных. А у Оли немного не задалась стрельба из-за того, что в казахской степи поднялся сильный ветер. Поскольку мы стартовали лидерами, нам достался крайний щит, на котором порывы особенно мешали. 

— Какой формат соревнований вам интереснее — личный или командный?

— Первый более значим, ведь он олимпийский, а эстафеты приятнее в плане ощущений, духовно-моральных ценностей. Драйва больше, когда с командой поднимаешься на пьедестал. 

— Поскольку ваша мама — тренер и тоже бывшая пятиборка, участи пойти по ее стопам было не миновать?

— Вовсе нет. Мне с детства давали право выбора. Просто так случилось, что в начале моего пути мама встретила своего первого тренера Юрия Дмитриевича Шубина, который предложил прийти попробовать. Зная, что там можно научиться плавать, я сразу согласился. А тренировками в бассейне и бегом, как оказалось, там не ограничиваются. Если сейчас пятиборцы довольно поздно начинают постигать азы верховой езды, то мне, как и другим воспитанникам могилевской школы, такая возможность представилась раньше. Я сижу на лошади с восьми лет. 

— Помните первые впечатления?

— О да, они незабываемые! Потому что в детстве я боялся лошадей. В силу слишком юного возраста они и большими казались, и как с ними справиться, не знал. Часто падал. Шишек набил немало.

— И это не отбило охоту?

— Нет. Я всегда стремился преодолевать страхи и трудности, а не убегать от них. Конкур очень зрелищный вид. Лично мне он дает чувство свободы. Не знаю, как другие, а я во время преодоления препятствий, пусть на мгновение, но ощущаю себя парящим. 

— А если паришь с лошади на землю?

— И такое бывает. Тем более специфика пятиборья такова, что мы выступаем не на своих животных. 36 коней представляет страна, принимающая соревнования. Поскольку это живое существо, попробуй узнай, что у него в голове. На знакомство же дается всего 20 минут и пять пробных прыжков. За столь короткое время нужно попробовать подружиться и понять, как вести себя. И вперед — на маршрут. Характеры же у лошадей разные: у одних спокойные и покладистые, у других — норовистые и нервные. Абсолютно меланхоличную придется толкать по ходу всего маршрута, а нервную — напротив, сдерживать. Но вообще, это очень чувствительное животное, поэтому важно выходить с позитивными эмоциями и в полном спокойствии, потому как неуверенность незамеченной не останется: лошадь может попытаться взять верх над всадником. 

— Бывали случаи, когда вам не удавалось найти подход за эти 20 минут?

— Да. В 2014 году на юниорском чемпионате мира в польском городе Джонкове мне достался такой старый вояка и, прямо скажу, гадкий конь. На нем до меня проехали две девочки и один парень, и все — ужасно. Представляете, в каком предвкушении пребывал я? Вроде, и пытался сделать коррекцию с учетом увиденных трех гитов, но это меня не спасло. Хотя те препятствия, на которых возникли сложности у моих предшественников, нормально прошел. А потом лошадь все равно, так сказать, выкупила меня — сделала закидку и дальше поехала грязно, то есть стала сбивать палки. 

— Вы же ее пытались задобрить перед стартом?

— Естественно. И сахар, и яблоки давал, но ничего не помогло. Лакомства мы стараемся не забывать. Но если вдруг не взяли, то вокруг есть трава, солома, сено, которые лошади тоже любят. 

— На тренировках, кстати, работаете на разных конях?

— Обязательно. Признаться, точно не знаю, сколько их в отделении современного пятиборья в Ратомке — наверное, 12—15. Поскольку у нас никто из ребят не хочет привыкать к одной лошади, мы постоянно меняем их. Понятно, что давно их хорошо изучили, но стараемся каждый раз брать другую. Только если на тренировке не успел отработать какой-то элемент, на следующей могу вновь взять того же коня. 

— Какой вид вам особенно нравится?

— Лет до 18—19 таковым было плавание. А потом, видимо, так “наелся”, что сейчас тяжело себя даже заставить прыгнуть в воду. Благо эта дисциплина у меня на конкурентоспособном уровне, который могу просто поддерживать, а больше внимания уделять тем же “комбайну”, фехтованию. От последнего сейчас получаю особое удовольствие. Люблю помахаться, один на один разобраться с соперником на дорожке. 

— Вы каждый день тренируете все пять видов?

— Практически, за исключением верховой езды. Ей мы посвящаем 2—3 тренировки в неделю, иногда 4. А плаваем, бегаем, фехтуем ежедневно. В последнем есть боевая практика, когда все ребята между собой фехтуют, и индивидуальная по отработке приемов с тренером. Стрелять, чтобы не терять навыки, тоже нужно ежедневно. 

— По чужим мишеням, как знаменитая биатлонистка Дарья Домрачева, никогда не стреляли?

— Нет. Но со сложными ситуациями на рубеже сталкивался. С введением комбинированного вида мы стали стрелять из лазерных пистолетов. И в 2015 году на открытом Кубке Беларуси, где разыгрывались олимпийские очки, у меня он сломался. Запасного оружия не оказалось, из-за чего очень далеко откатился. Обиднейший момент. С другой стороны, он закалил и стал хорошим уроком: теперь стараюсь не допускать подобных ситуаций.

— В прошлом году на чемпионате мира вы завоевали две бронзы, но одну — командную — вам сразу не вручили...

— Не уверен, что мы вообще ее получим. До сих пор идут разбирательства. Это связано с тем, что в правилах не совсем точно оговорены все нюансы, что и стало причиной такой неловкой ситуации. Суть в том, что на тот момент в полном составе в финал попали только четыре команды. Но наш бывший земляк, а теперь россиянин Александр Лесун после того, как отфехтовал основной раунд, снялся из-за травмы. Соответственно в финале осталось три сборные. Но, кстати, это еще один момент, когда нам не повезло с лошадьми. И мне, и Кириллу Касьянику, с которым до конкура шли седьмым-восьмым, так и не удалось их заставить прыгнуть. Маршрут у нас проехал только Павел Тихонов. А так как в полуфиналах лишь четыре вида без конкура, сумма очков у россиян оказалась больше, чем у нас. Они подали протест о том, что должны стать третьими. И судьи их поддержали. Потом было много разбирательств, подробностей которых не знаю. Третьими называли то нас, то корейцев. И чем все закончится, неизвестно. 

Елена СИДОРОВА.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости