Шесть глав Юрия Курбыко

Бывший вратарь минского "Динамо" Юрий Курбыко 26 февраля отметит 60-летний юбилей

Вопрос, не смущает ли то, что из окна рабочего кабинета открывается вид на Кальварийское кладбище, Юрий Курбыко парировал так же блестяще, как отбивал мячи в свое время: «Тихо, спокойно — работаю. А заодно, глядя в окно, вижу перспективу. Правда, надеюсь, далекую». И в этом — весь Юрий Алексеевич. 26 февраля ему исполнится 60 лет. Но он по–прежнему свеж, бодр, подтянут и, кажется, вполне мог бы играть в чемпионате страны даже сейчас. Футбольная страница, исписанная красивым убористым почерком в минском «Динамо» и «Пахтакоре», впрочем, уже перевернута. И теперь бронзовый призер чемпионата СССР–1983 и лучший футболист страны 1991 года занимается бизнесом.

Вратарь


— Мне повезло с первым тренером. Тренировался у Леонида Андреевича Лапунова. А он великолепно знал свое дело. Из нашего возраста четверо — Сережа Боровский, Валера Шавейко, Петя Василевский и я — закрепились в основе «Динамо». И при этом еще пятеро дошли до его дубля. Некоторые были, может, и талантливее нас, но не справились с переходом из детско–юношеского во взрослый футбол.

— Условия, в которых приходилось тренироваться в детстве, вспоминаете с содроганием?

— Летом занимались в парке Горького, где по полю ходили горожане, из–за чего травы там практически не было. Зимой — в обычном школьном зале с низкими потолками и деревянным полом. Непросто. Но в сложных условиях тогда тренировались все. Никто не роптал.

— Почему вы стали вратарем?

— Мальчишкой всегда хотел быть нападающим — и получалось в поле неплохо. Но тренер исходя из моего роста больше видел меня в воротах. И Валера Шавейко, с которым мы учились в одном классе, окончательно меня убедил в том, что мне нужно быть вратарем.

— В 1991–м вы были признаны лучшим футболистом страны.

— Приятно находиться в одном ряду с такими знаковыми для нашего футбола фигурами, как Гоцманов, Алейников, Зыгмантович, Белькевич, Глеб... Тем более я стал первым из вратарей. Позже звание лучшего футболиста Беларуси доставалось коллегам по амплуа Гене Тумиловичу, Юре Жевнову, Саше Гутору. И я надеюсь, что этот список будет продолжен. Дефицита хороших голкиперов у нас никогда не было. В нынешней сборной вратарская линия — одна из самых сильных.

Динамовец


Фото Виталия ГИЛЯ

— Первые сборы с «Динамо» вы ведь прошли еще школьником?

— Ну да, тогда в 10–м классе учился — пришлось прогулять почти целую четверть. Официально в штат клуба меня, правда, зачислили в сентябре 1973 года, когда школу я уже окончил. А первый матч провел в 1974–м. Случайно вышел. Игравший тогда вратарь пропустил три необязательных мяча, что порой случается с каждым. Чтобы команда успокоилась, тренеры решили сделать вратарскую рокировку. Так получилось, что «Динамо» в итоге победило. Но моей заслуги в этом никакой не было: по моим воротам не били. Следующего выхода в основе «Динамо» я ждал долгих три года.

— Михаил Мустыгин однажды играл с переломом, Эдуард Зарембо — с температурой под 40...

— Наверное, трудно найти советского футболиста, которому не приходилось выходить на поле, превозмогая боль. Я — не исключение. Скажем, на обезболивающем играл в заключительном матче чемпионата–1978 против «Карпат», в котором решалось, кто, мы или они, выйдет в элиту. За день до того на тренировке получил то ли микротрещину, то ли серьезнейший ушиб. Палец на ноге воспалился до такой степени, что не мог ходить. Но перед матчем обезболили — и вперед.

— Вы отдали «Динамо» много лет, но золота чемпионата СССР в вашей коллекции из–за того, что в чемпионском сезоне–1982 не отыграли в необходимом количестве матчей, нет.

— Переживал, конечно. Но сам виноват. И вскоре отошел. Что ж поделать, если тогда существовали такие правила: награждались только те футболисты, которые в сезоне провели не менее 50 процентов игр.

— Вас ведь называли Том Джонс?

— Есть три вещи, которые я терпеть не могу: фотографироваться, танцевать и петь. А Томом Джонсом с подачи Юрия Пудышева меня называли исключительно из–за внешнего сходства. В молодости я носил приличные бакенбарды, шевелюру. Прямо как этот известный певец. Называли, но вообще это прозвище не прижилось. В команде меня звали Длинный, что повелось еще с детства.

Замполит


Друзья-однополчане: Юрий Пудышев,
Иван Жекю, Юрий Курбыко
и Сергей Боровский

— Как в вашей биографии появился учебный центр пожарной охраны МВД?

— В 1985–м в «Динамо» сложилась такая ситуация, что шансов мне вроде как не оставляют. И я решил с футболом завязать. Были погоны, как раз в то время оканчивал Высшую школу МВД — решил устроиться по этой линии. На пожары не выезжал, людей из огня не выносил. Но с теми, кто этим занимался, работал. Был замполитом в учебном центре пожарной охраны. По–своему интересно. Но все же не мое. Поработав два года, возобновил карьеру в «Пахтакоре». После долгого перерыва, когда совершенно не тренировался, гарантий, что все получится, не было. Пришлось сложно. Но я рад, что принял то неожиданное предложение из Ташкента.

Функционер


— Вы занимаете должность заместителя председателя АБФФ.

— Направление, которое я курирую, — это судейство.

— Судейские скандалы постоянно сопутствуют чемпионату.

— Надо уметь отличать случайные ошибки от преднамеренных. На мой взгляд, умышленно наши рефери на ход матчей не влияют. И вообще у нас качественные судьи. Это подтверждается тем, что некоторые привлекаются для обслуживания статусных международных матчей клубов и сборных.

— Вас задевает, когда чемпионат Беларуси порой называют первенством бани?

— Задевает, конечно. Самая большая ошибка, которую мы допустили в свое время, — это сокращение высшей лиги до 12 клубов. Сколько молодежи с периферии загубили этим шагом! Ребята из Слонима, Речицы, Молодечно, Сморгони встречались с сильными и сами становились сильнее. А затем они этого лишились — и оказались потерянными для футбола. С точки зрения экономики сейчас, наверное, не самое лучшее время для возвращения к 16–командной классике. Но нам надо было это сделать, чтобы дать импульс футболу на периферии. 

Бизнесмен


— Вы занимаетесь строительством.

— В том числе и спортивным, кстати. Построили современный спортивный комплекс с беговыми дорожками, баскетбольной площадкой и искусственным полем для мини–футбола возле одной из средних школ Минска. А начинали со строительства автомоек. В последние годы были бизнес–центры. Ну и буквально несколько месяцев назад наша компания сдала торговый центр «Ленинград».

Семьянин


— Как будете отмечать 60 лет?

— Ничего масштабного не планирую. Только семейный круг: родители жены, супруга, брат, несколько самых близких друзей, четверо детей, шестеро внуков.

— Тягу к спорту из наследников кто–то проявляет?

В августе прошлого года Юрий Курбыко с женой Ириной Донской побывали
на матче Лиги Европы «Зальцбург» — «Динамо» (Минск).

— Самый младший из внуков — мой полный тезка. Может, когда подрастет, пойдет по стопам? А так пока наследие никто не принял. Сын занимался в спортивной школе. Но на определенном этапе закончил играть. Сейчас пробует реализовываться как футбольный судья и параллельно практикует в Центре резервных возможностей человека, где работают мои теща Светлана Львовна и супруга Ирина.

— Ваша жена — известный врач, специализирующийся на лечении разного рода зависимостей. Может, довелось опробовать на себе ее методики?

— Нельзя сказать, что все спортсмены — ни–ни. Есть даже те, которые проходили анонимное лечение от алкогольной зависимости в центре жены. Но у меня такого, конечно, не было. Да и не курю уже давно. Раньше много дымил. Несколько раз бросал, а затем опять к этому возвращался. Лет 20 назад испытал на себе метод жены. После этого — ни одной сигареты. Отлично себя чувствую. Чего и всем желаю. Надо заниматься спортом, не вредить себе плохими привычками — и тогда можно оставаться молодым независимо от того, что написано в паспорте.

bakerenko@sb.by

Советская Белоруссия № 37 (24919). Пятница, 26 февраля 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?


Новости
Все новости