Минск
+4 oC
USD: 2.57
EUR: 2.78

Рискнули? Минский областной драмтеатр обратился к творчеству современного автора Мартина Макдонаха

Шепоты и крики

В Молодечно появилась своя «Каралева прыгажосці…» — областной театр рискнул обратиться к творчеству известного современного драматурга Мартина Макдонаха

Минский областной драматический театр продолжает осваивать сложный философский материал, приглашая к интересному диалогу молодечненского зрителя. Художественный руководитель театра Валерий Анисенко выпустил премьеру психологической драмы «Каралева прыгажосці…» по пьесе известного британо-ирландского драматурга Мартина Макдонаха. И эта «Королева красоты», как хорошо знают поклонники творчества Макдонаха, ничего общего с известной жизнеутверждающей песней Муслима Магомаева не имеет. Это драма, череда бесконечного выяснения отношений, местами не без черного юмора, не без просвета надежды.


Действие пьесы у Макдонаха разворачивается в ирландской провинции. Но в данной версии можно говорить о том, что режиссер максимально приблизил происходящее к нашей действительности и поставил историю о наших современниках. Есть здесь какие-то симпатичные приметы, которые позволяют считать, что перед нами история белорусских персонажей, пусть и с диковинными заграничными именами. Морин Фолан (Наталья Скоринко) живет с матерью Мэг (Елена Рахмангулова). Мэг эксцентрична и заносчива. Она сделала Морин заложницей собственной старости. Морин все еще не сдается и отчаянно пытается устроить свою личную жизнь. Когда в поле зрения появляется ее старый знакомый Пато Дули (Богдан Гойтан), ее решимость набирает обороты. И в этом своем слепом желании обрести простое женское счастье Морин то наивна и угловата, то полна решимости и даже опасна. Она пытается взять судьбу в свои руки, перестать плыть по течению. Но как почти любой личностный бунт в хорошей драматургии, этот тоже закончится крахом. И не потому, что Морин неискренна в своих посылах, к сожалению, многое в этом вековом укладе уже решено за нее. И в этом драматургия Макдонаха, внимательная к бытовым подробностям, близка драматургии Чехова. Можно вспомнить и камерные драмы выдающегося шведского режиссера Ингмара Бергмана, полные гнетущей атмосферы и неразрешимых экзистенциальных вопросов.

Валерий Анисенко подошел к материалу со своим режиссерским видением. Во-первых, сделал героинь моложе, чем обострил и без того серьезный конфликт. Во-вторых, приблизил ирландскую глубинку к белорусским реалиям. Например, Мэг Фолан в исполнении Елены Рахмангуловой проводит время за прялкой, в спектакле звучит песня в исполнении народной артистки Беларуси Татьяны Мархель, которую ей пела в детстве мама. Таким образом Анисенко «рифмует» Ирландию и Беларусь, закольцовывает их в единую вселенную. Он поднимает эту историю до универсального звучания, в этом человеческом космосе все равны и все несчастны.

Еще одним действующим лицом стала сценография художника Андрея Жигура — она хрупка, трагична и по-своему безысходна. В оформлении много холодной и непрочной полиэтиленовой пленки. В спектакле приглушенные тона, темные и почти безжизненные. Создается впечатление, что действие происходит в каком-то садовом товариществе, на дачном участке семьи, не очень приспособленной к быту, живущей мечтами или миражами. Все время капает вода, кажется, что сами предметы настроены по отношению к героям враждебно. Старый радиоприемник худо-бедно поддерживает связь с внешним миром. Эта сценография вдохновляет артистов играть, перевоплощаться, проживать.

Интересно преподносит роль эгоцентричной и сложной Мэг Елена Рахмангулова — она центр притяжения этого спектакля. У Рахмангуловой получился характер сложный, объемный и во многом узнаваемый, типический. Ее Мэг совсем не претендует на роль домашнего тирана, ей достаточно быть просто манипулятором в жизни своей дочери. Манипулятором опытным, изощренным, опасным. Все свои действия и действия окружающих ее людей Мэг просчитывает на несколько шагов вперед, хотя и скрывает это за маской безразличия. Это особенно интересно проявляется в сцене, когда персонаж по имени Рэй Дули (Никита Клютко) приносит письмо в дом Мэг, которое обязательно нужно передать ее дочери Морин из рук в руки. Письмо от Пато Дули, брата Рэя, возлюбленного Морин. Однако Рэй не застает Морин дома, и уже в начале этой сцены понятно, что хитроумная Мэг так или иначе выманит послание у своего наивного и простоватого соседа.


Надо сказать, что молодые артисты театра Наталья Скоринко, Богдан Гойтан и Никита Клютко (последние два — дебютанты) стараются соответствовать и режиссерским требованиям, и высокому уровню драматургического материала. Видно, что еще где-то сквозит волнение, какие-то интонации со временем станут более отстраненными и сдержанными. Братья Дули в молодечненском спектакле по-своему харизматичны и убедительны. Для двух актерских дебютов — результат достойный.

Спектакль решен в минималистичном стиле, здесь четыре действующих лица и никаких специальных эффектов, а значит, артистам некуда спрятаться, все они на виду на довольно небольшой сцене Минского областного драматического театра. Оттого и возрастает актерская задача: любая фальшь в таком камерном пространстве будет чрезвычайно заметна. Поэтому и говорят артисты естественными человеческими интонациями, в их голосах нет преувеличенной театральщины. Эта психологическая драма интересна своими полутонами. Кроме голоса Татьяны Мархель, в премьере звучит музыка белорусского композитора Владимира Кондрусевича и российского композитора Сергея Курехина, рано ушедшего из жизни. Звуковая палитра обогащает атмосферу спектакля.

К слову, этот драматург для режиссера-постановщика — автор по-своему знаковый. Валерий Анисенко принимал участие в знаменитом Международном фестивале Мартина Макдонаха в Перми, который проводит известный российский режиссер, художественный руководитель театра «У Моста» Сергей Федотов. Анисенко был гостем, а позже и членом жюри фестиваля. Валерий Данилович не испугался ни агрессии, ни натурализма этой истории. Режиссер признавался перед премьерой, что для него эта драма прежде всего о том, что самые болезненные раны в конечном итоге мы получаем от самых близких людей в семье, а семья всегда была и будет сложным организмом. По мнению Анисенко, в этой пьесе Макдонах «безжалостно изучает этот сложный организм и проходится по всем темным закоулкам человеческой психики и психологии». Режиссер признавался, что не верит в идеальную семью. Но это не разрушительное безверие, которым так часто пронизаны современные постановки, смакующие различные патологические стороны человеческой натуры. Скорее это знание жизни, основанное на личном опыте, собственных потерях и боли. Острый материал приближен к нашей жизни. Анисенко отнесся к героям пьесы, как к собственным соседям или родственникам. Здесь нет брезгливой отстраненности ученого, рассматривающего под микроскопом странных насекомых. Только соучастие, сопереживание, сотворчество.

Что ж, молодечненский коллектив, его худрука Валерия Анисенко, директора Юрия Кривенького, можно поздравить с небанальным во всех смыслах художественным результатом.

КСТАТИ

Нынешняя премьера в Минском областном драматическом театре — третий спектакль в переводе на белорусский язык, который осуществила Мирослава Шавыркина. До этого были ­постановки в Новом драматическом театре и Национальном академическом драматическом театре имени Я. Коласа. Мирослава Шавыркина побывала на ­премьере в Молодечно, спектакль произвел на нее сильное впечатление.

pepel@sb.by

Фото предоставлены Минским областным драматическим театром

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...