Народная газета

Шелест нот

Сколько стоит стать звездой? Как попасть в детский шоу-бизнес

Заметив первые проявления музыкальных способностей своего чада, ближайшие родственники задумываются: может, певец или композитор растет? И как тут сидеть сложа руки? Родители начинают развивать его талант, представляя, как их маленькая звездочка вскоре выйдет на большую сцену. Только путь к ней оказывается настолько тернист и дорог, что проходят его лишь единицы


Музыка в цифрах

Пятнадцатилетняя Зина Куприянович из Минска зажгла “Новую фабрику звезд” на “Муз-ТВ”. Ее песня “Тук-тук” уже стала хитом возвращенного телепроекта. Зарубежные музыканты видят в Зине артистку европейского формата. А продюсер Виктор Дробыш признается, что купил бы билет на концерт созданной по инициативе Куприянович дерзкой и свежей для нынешней эстрады группы “Север 17”. Пока юная артистка продолжает удивлять зрителей и педагогов проекта, ее родители — бывший бизнесмен Александр и профессиональный психолог Нелли — откровенничают: “Зина такой не родилась. Мы создали условия, чтобы она такой стала — оригинальной, популярной, востребованной”.

Нелли рассказывает, что Зина с детства была активным ребенком. Ее с 3 лет водят на всевозможные занятия. Ей пророчили судьбу гимнастки, актрисы, балерины:

— Когда педагог по фортепиано определила, что у Зины от природы абсолютный слух и уникальный тембр, решили развивать ее вокальные способности. В музыкальной школе у Зины начались первые конкурсы и победы.

Сразу городской — “Маленькая фея” в Минске, потом международные в Чехии, Ялте... Затем Александр с Нелли решили попробовать более “тяжелый” формат телевизионных проектов и подготовить Зину к участию в детской “Новой волне”. Зина сходила на отбор в Минске и... никуда не прошла.

— Мы задались вопросом, что же делаем не так, и получили грамотные консультации от представителей “Новой волны”. Раскритиковали нас по полной: одета не так, репертуар не тот, подача не та, — вспоминают родители Зины. — Оказалось, то, что мы считаем “крутеньким”, на самом деле вовсе не так. Нам объяснили, что мы крутимся очень узко, а ведь есть еще Европа, мировой подход. И мы стали искать студию, в которой вытащили бы из Зины весь ее потенциал.

Однако Куприяновичи поставили такие высокие требования, что ни один центр в Минске им не отвечал. И тогда родители Зины открыли для нее собственную студию, которая сегодня переросла в продюсерский центр.

— Нашли помещение в пяти минутах ходьбы от дома, сделали ремонт, оснастили его самым современным оборудованием. Конечно, все это стоило денег, — не скрывает Нелли.

За все, вспоминает Александр, пришлось выложить около 10 000 долларов: музыкальные колонки — 1000—2000 долларов, микшерный пульт — около 500 долларов, каждый радиомикрофон — по 1000 долларов и так далее.

— Но и Саша, и я состоялись в своих профессиях, и нам показалось, что мы можем вложиться в наше семейное хобби. Я называю это именно так. Кто-то покупает ребенку велосипед, кто-то коньки, а мы площадку для развития его таланта, — объясняет Нелли. — При этом у нас не было дачи, машины, мы жили в небольшой квартире, но мы видели в Зине потенциал и посчитали важным помочь его раскрыть.

Александр полностью ушел из бизнеса и лично занялся продвижением дочери. Ни у него, ни у Нелли не было музыкального образования. Но, изучая требования международных конкурсов, мировые тенденции в музыке, они стали понимать, каким сегодня должен быть артист и каким его хочет видеть зритель, и, пригласив лучших педагогов города, начали ставить им задачи.

— Нам хватило года, чтобы Зина прошла на детскую “Новую волну”. Помню, как в 2013-м поехали всей семьей на конкурс в Ялту, — рассказывает Нелли. — А тогда нас уже было пятеро — в коляске годовалый Семен, рядом пятилетняя Любава и наша десятилетняя звездочка Зина. Правда, она никакого места не заняла, по баллам была шестой, но так впечатлила режиссеров и продюсера Игоря Крутого, что ее начали приглашать как артистку в такие крупные проекты, как “Рождественская песенка года”, “Новая волна”, детская “Новая волна”, “Детская песня года”. В свои 11—12 лет Зина выступала в “Олимпийском” и на других крупных площадках.

После детской “Новой волны” Куприяновичи стали каждый год ставить себе новые цели. Так Зине покорились “Славянский базар”, радиоконкурс “Маладыя таленты Беларусі”, отбор на реалити-шоу “Новая фабрика звезд”... Куприяновичи не без ложной скромности заявляют, что успехи Зины — это и их заслуга:

— Мы как родители и продюсеры сколотили вокруг дочери команду, которая помогла развить ее талант. Конечно, все делалось по желанию самой Зины: “Ты хочешь этого? Тогда давай пробовать”. Мы приглашали разных педагогов с разным видением и от каждого брали самое лучшее. В итоге из Зины получился артист, который сегодня может конкурировать на большой эстраде.

Участие в конкурсах стоит денег.  

— Например, если конкурс проходит в Москве, мы платим за дорогу в купе туда-обратно на двоих около 400 долларов. Если организаторы не обеспечивают жильем, то еще 50—100 долларов в день уходит на гостиницу плюс тратимся на еду. Итого один конкурс, который проходит в течение двух-трех дней, обходится в сумму от 500 до 1000 долларов, — подсчитывает Александр.

Авторский репертуар — отдельная статья расходов. Папа Зины озвучивает конкретные цифры: хорошая песня — от 1000 до 5000 долларов, клип — от 2000.

К слову, работают Куприяновичи в основном с белорусскими авторами.

— Знаем, что некоторые записывают песни за границей. Но дело не в песне, а в артисте, — уверена Нелли. — У нас много хороших композиторов. Но исполнители не знают, что у них попросить. Сегодня у Зины много песен записано с начинающими отечественными композиторами, и, посмотрите, их крутят за рубежом.

Авторские песни Зине в основном покупали для музыкальных конкурсов. Их у нее уже около двадцати.

— Конечно, можно обойтись вообще без конкурсов, как Алсу. Покупать песни, снимать клипы, платить за эфир и крутить их по телевидению. Но для этого нужны нереальные деньги. Продвинуть артиста дорого стоит. И не всегда эти вложения возвращаются, — уверяет Александр. — Но в нашей семье разговор не о деньгах сейчас, а о дальнейшей жизни Зины. Она хочет стать певицей, и мы даем ей эту возможность.

Монеты и ноты звучат в унисон

Пример Зины убеждает: вырастить артиста — дело затратное. Даже если первое время ваше чадо будет заниматься бесплатно в государственной музыкальной школе, со временем вам захочется взять планку выше — записать в частную студию к именитым преподавателям. Если еще лет пять назад таких даже в Минске можно было сосчитать по пальцам, то теперь они есть и в районных центрах. Цены на занятия сильно отличаются — 10—20 долларов за одно и выше.

Не хотите, чтобы ребенок только перепевал известные композиции, а заимел свой репертуар, — снова заплатите. Чем звучнее имя авторов и название звукозаписывающей компании, тем дороже песня. Например, Litesou•d за песню We Are The Heroes композитору из Греции Димитрису Контопулосу выложили более 15 тысяч долларов. Конечно, когда артист набирает популярность, некоторые композиторы, особенно начинающие, готовы писать им задаром, лишь бы этот самый артист их песню исполнил. Но бесплатной песня все равно не получится, так как ее еще нужно качественно записать. Известно, например, что Алена Ланская на запись Solayoh, которую ей подарил бельгийский композитор Марк Пелинг, в легендарной лондонской студии Abbey Road Studios потратила около 40 000 долларов.

Если желаете, чтобы ваше юное дарование еще засветилось в клипе, снова нужно открывать кошелек. В минской компании, занимающейся видеопроизводством, озвучивают минимальную цену за клип — 1500 долларов. Но говорят, что могут снять и за 20 000 долларов. Все зависит от сценария и количества съемочных дней.

Участие в конкурсах снова влетит в копейку, даже при отсутствии организационного сбора. Мама белоруса Ярослава Соколикова, ставшего самым юным участником второго сезона “Голос. Дети”, призналась — для их семьи стало большой неожиданностью, что проживание конкурсантов полностью оплачивается за счет родителей:

— Благо наш папа нормально зарабатывает, была возможность жить в гостинице.

А сутки в Москве стоят минимум 40—50 долларов. Наряды, дополнительные занятия также в обязанностях семьи конкурсантов. В итоге “бесплатный” конкурс обходится в 5000—8000 долларов.

Путь на звездный олимп весьма тернист. Ольга, мама Владлена Иванова, одаренного мальчика из Бобруйска, завоевавшего приз зрительских симпатий на проекте “Я пою”, заметив музыкальный талант в сыне, сразу сказала себе: все, что в моих силах, буду делать. И делала. Четыре года каждую неделю возила его из родного города в Минск на занятия в Национальный центр музыкальных искусств имени В. Мулявина:

— Это было невероятно тяжело: из школы на поезд, рюкзак — в камеру хранения, потом репетиции, домой только к часу ночи. На дорогу, питание, занятия в центре и участие в конкурсах у меня уходила вся моя зарплата работника культуры.

Для развития сына пришлось влезть в долги и даже взять кредит:

— После успешного выступления Владлена в “Я пою” решили попробовать силы в национальном отборе на “Евровидение”. Поскольку без авторской песни туда путь закрыт, заказали композицию. Саша Немо буквально за пару дней написал “Белые облака”, на песню и костюм для конкурса пришлось потратить около 1000 долларов. Вошли в десятку финалистов. В следующий раз обратились уже к Герману. Не знаю, за каких богачей он нас принял, но назвал сумму 2000 долларов. Деньги я нашла, помогли бобруйские бизнесмены, на часть суммы взяла кредит. Только с песней Германа Владлена даже в финал не взяли, а деньги за нее я до сих пор выплачиваю.

Мелкие неудачи не остановили Ивановых. Владлен продолжил участвовать в конкурсах, завоевывая престижные награды. А в прошлом году 15-летний парень поступил на бюджет в Государственное музыкальное училище эстрадного и джазового искусства в Москве. За ним в российскую столицу из Бобруйска последовала и мама:

— Пришлось все бросить. Но как я могла оставить его одного? Да и моей бобруйской зарплаты не хватило бы, чтобы его одевать и кормить в Москве. Снимаю комнату, работаю, сын живет в общежитии и всего себя отдает учебе. У него большие планы, как и у его педагогов на него.

Художественный руководитель Национального центра музыкальных искусств имени В. Мулявина Светлана Стаценко убеждена: когда родители понимают, что музыка для ребенка — это не просто хобби, а увлечение, перерастающее в профессию, они просто обязаны стараться его развить:

— Если говорить себе: “Ай, нужна куча денег, чтобы куда-то пробиться, ничего делать не буду”, — конечно, ничего не получится. Говорю родителям: ну не купите себе лишнюю куртку, давайте немного подсобираем, сделаем достойный материал, с которым ребенок сможет выступить на серьезном конкурсе. Конечно, сочетание таланта и денег идеально, но посмотрите на наших провинциальных девчонок — Iowa или Наталью Подольскую из Могилева. Не было у них первоначально сумасшедших средств на создание песен и клипов. Но все равно их талант победил.

Нужны равные шансы

18-летняя Дарья Чернова, победительница проекта “Я пою” на ОНТ и финалистка международного шоу “Ты супер!” на НТВ, уверена: если бы не социальная направленность проектов, берущих на себя все расходы участников, она вряд ли попала бы на экраны телевизоров.

Дашин отец умер еще до ее рождения, мама лишена родительских прав. Какое-то время девочка росла у бабушки, а когда ее не стало, на воспитание к родным четверым детям взяли тетя с дядей:

— Очень благодарна приемным родителям за поддержку моего увлечения. Занятие в театрально-эстрадной студии, участие в конкурсах были возможны благодаря им. Но при всем желании они не могли полноценно развивать меня как артиста, ведь, кроме меня, у них еще четверо детей, каждому из которых хочется помочь. А чтобы идти в шоу-бизнес через бюджет семьи, для этого нужны просто невероятные финансы. Когда ты стоишь на кастинге “Новой волны” рядом с ребенком из обеспеченной семьи, у которого шикарнейшее платье, невероятные прическа и макияж, авторские песни, хорошо сделанные аранжировки, лучшие педагоги, ты в принципе не можешь с ним соревноваться, потому что там все качественное. К сожалению, одного природного дарования мало. Мне казалось, после победы в проекте “Я пою” что-то изменится в моей жизни. Но этого не произошло. Ты сам должен пробивать себе дорогу. Но без достаточной материальной базы держаться в шоу-бизнесе невозможно.

После проекта “Я пою” Дарье пришлось сделать серьезный для себя выбор:

— Стараясь расти как артист, я практически забыла про учебу. Мне пришлось решать: взяться за книжки и готовиться к поступлению или остаться в музыке с туманными перспективами.

Даша вышла в отличники, поступила в Белорусский государственный экономический университет. Правда, как признается сейчас, экономика — это не ее. Но варианта, который обеспечил бы ей в будущем стабильный заработок, она тогда не видела. Уверена, что, оставив музыку, поступила правильно. Только без главной страсти жизнь стала совсем другой — скучной и пассивной. Пока не подвернулся проект “Ты супер!” на НТВ:

— Тяжело было решиться, знала, что будут проблемы с учебой, так как предстояло уехать на полгода в Россию. Но вот как-то удалось совместить.

В проекте приняли участие 92 ребенка из стран СНГ и Балтии. Даша оказалась в десятке финалистов:

— Все педагоги мне говорят: “Даша, музыка — это твое призвание, ты должна этим заниматься”. Но как это сделать, если у меня нет связей с продюсерами, невероятных педагогов, нет денег купить песню, чтобы ее крутили на радио? Не теряю надежду, что в дальнейшем жизнь свяжет меня с тем, чем я дышу. У меня с детства есть мечта — открыть свою творческую школу, в которой смогли бы обучаться дети вне зависимости от достатка и жизненных обстоятельств. У нас тысячи талантливых ребят. Но, знаю по себе, никто не рвется им помогать. Решающими факторами в успехе становятся красивая внешность и толстый кошелек. Но шанс должен быть у каждого.

КТО ДОЛЖЕН ПОМОГАТЬ ТАЛАНТАМ?

Анатолий Ярмоленко, народный артист Беларуси, руководитель ансамбля “Сябры”:


— Раньше талантливых детей продвигало государство. Лично прошел через смотры художественной самодеятельности. Но и сейчас у нас проводят много конкурсов — профсоюзы, общественные организации, телеканалы. В нашей стране есть условия, чтобы стать артистом. Но многие родители уверены, что без денег сегодня никуда, и начинают подсчитывать, во сколько им обойдется продвинуть ребенка в артисты. Но для чего? Должна стоять другая цель — многогранно развить личность своего сына или дочери. Пусть поет, участвует, реализовывает талант. Если захочет стать артистом, он им станет в будущем. Но в детстве, считаю, никаких денег на продвижение тратить не стоит, вы только позолотите кому-то руку.

Ирина Дорофеева, певица, доцент кафедры искусства эстрады БГУКИ, депутат Палаты представителей:


— Трудно сказать, почему в нашей стране не развит детский шоу-бизнес. На самом деле у нас работает большое количество музыкальных школ, центров дошкольного воспитания, центров культуры, где есть вокальные студии. У нас много музыкальных конкурсов, ярких телевизионных проектов. Одаренных детей мы постоянно ищем и находим. Другое дело, чтобы их раскручивать, нужно хорошее финансирование. Речь о костюмах, постановках номеров, добротно сделанных песнях. Некоторые сложности с этим существуют. И у кого родители богаче, те имеют немного другие возможности. Однако одаренных детей у нас поддерживают и на государственном уровне. Огромным подспорьем для них является Специальный фонд Президента по поддержке талантливой молодежи.

Наталья Скопец, руководитель образовательно-продюсерского центра:


— Чтобы творческая деятельность ребенка принесла успех, должен быть человек, который сможет правильно организовать эту деятельность. Хорошо поющих детей в нашей стране очень много, но даже самому талантливому из них нужна поддержка и подсказка опытных и знающих людей. В государственных учреждениях нет продюсеров. За продвижением приходится обращаться в коммерческие организации. Поэтому сегодня развиваться как артисты могут только те дети, чьи родители могут себе это позволить. Если бы существовало взаимодействие государства и продюсерских центров, это позволило бы большему количеству детей реализовываться в творчестве. Скажем, показал воспитанник центра хороший результат на “Славянском базаре” — этому центру государство выделяет финансовую поддержку, своеобразный грант, чтобы у продюсера была возможность взять для продвижения на конкурсной основе талантливого ребенка, который не имеет финансовых возможностей для развития.

НЕДЕТСКИЕ ЦЕНЫ

• Уроки вокала — от 10—20 долларов за час.

• Запись в студии — около 15 долларов за час.

• Аранжировка — около 200 долларов.

• Авторская песня под ключ — 700—1000 долларов.

• Клип — 1500—2000 долларов.

• Костюм — 100—150 долларов.

• Мейкап — от 25 долларов.

• Прическа — от 25 долларов.

• Фотосессия — от 50—60 долларов за час съемки в студии.

В ТЕМУ

Чем занимаются повзрослевшие звездочки детского “Евровидения”?
Ольга Сацюк
(2003 год, 4-е место) —
продолжает
музыкальную карьеру,
выступает,
пишет песни,
преподает в студии
 рок-музыки.
Ксюша Ситник
(2005 год, 1-е место)
— окончила частный
университет в Праге
 и работает
фешен-журналистом.
Андрей Кунец
(2006 год, 2-е место)
— учится в БГУКИ
и собирается стать
актером.
Алексей
Жигалкович 
(2007 год, 1-е место)
 — окончил
Академию искусств
и работает
режиссером.
Юрий Демидович
(2009 год, 9-е место)
— учится в Московской
 консерватории на
 дирижерском
 факультете.
mila@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...