Шекспировские эмоции полесской деревни

На республиканском конкурсе «Пинская шляхта» Полесского драматического театра стала лучшим спектаклем

На V Республиканском фестивале национальной драматургии имени Дунина-Марцинкевича «Пинская шляхта» Полесского драматического театра названа лучшим спектаклем
У сегодняшнего Полесского драматического театра небольшая история. Жители города Пинска никогда не причисляли себя к глухому Полесью и дважды пытались создать профессиональный театр, опираясь на богатые театральные традиции. Но только в 2006-м театру выделили в исторической части Пинска отреставрированное здание — памятник архитектуры. Таким образом, последнее десятилетие и можно считать настоящей историей в его жизни. Правда, театральная общественность страны немного скептически продолжает относиться к коллективу, выросшему из любительского. Он не радовал своими художественными достижениями на республиканском уровне, не побеждал в престижных конкурсах, редко выезжал на фестивали. Зато хорошо известен в своем регионе, успешно обслуживает село. Репертуарный театр с постоянной труппой обязан стремиться в лидеры. В нем все более-менее стабильно, если к тому же серьезные профессионалы приезжают в далековатый от столицы Пинск. И вот заслуженная победа. На V Республиканском фестивале национальной драматургии имени Дунина-Марцинкевича «Пинская шляхта» Полесского драматического театра единогласно названа лучшим спектаклем конкурса. Почти Гран-при. Все сошлось. Автор — классик белорусской драматургии. Интересный радикальный режиссерский подход к пониманию произведения. Выразительный, слаженный актерский ансамбль. И просто очень красивый спектакль.


Наверное, у нас не найдется театра, который бы не ставил «Пинскую шляхту». Незатейливая история о том, как в деревеньку приехал становой пристав (он же грозный асессор) Крючков со своим помощником Писулькиным, чтобы рассудить спор двух семей. Вражда возникла из-за того, что шляхтича назвали мужиком. Семьи обиделись и не разрешили своим детям пожениться. Ну прямо завязка на уровне «Ромео и Джульетты». Закипели шекспировские страсти. Все разрешилось благополучно с помощью денег и народного юмора.

Классика, вероятно, потому и называется классикой, что заключает в себе нестареющее зерно, которое может прорасти в любую эпоху и на любой почве. Опять, казалось бы, далеко недавнему народному самодеятельному коллективу из глубинки до мастеров столичного академичного театра. Загадки искусства непредсказуемы и тем прекрасны. Пришел опытный самобытный режиссер, хорошо знающий белорусские реалии и национальные характеры, увлек актерскую труппу сложными и интересными задачами. Получился талантливый спектакль. Имя этого режиссера — Виталий Барковский. Был прежде нашим. Сейчас возглавляет российский театр в Смоленске. Когда он показывал свои спектакли здесь, многие не понимали или подсмеивались над его своеобразной художественной эстетикой. Это было продуманное и придуманное только им броуновское движение. Особая пластика, которую можно ласково назвать «барковщиной». И всегда извлечение из материала современного смысла и захватывающих дух эмоций. Чисто формально его метод работы можно скопировать, но смыслово повторить невозможно. Вот и сейчас все удивляет. Написано «фарс», а по сути — народная драма, и что естественно для Беларуси — с огромным чувством юмора. Белорусский язык с полесским диалектом. Костюмы не обедневшей шляхты, а тех полных собственного достоинства людей, которые продемонстрируют лучшее платье, выложат на стол самое щедрое угощение и отдадут последнюю копейку ради достижения справедливости. Вся труппа театра на сцене. Двадцать действующих лиц, образующих массовку, в которой что ни человек, то индивидуальность. Не серая, одноликая масса, а собрание ярких личностей. В театроведении это называется ансамблем. В реальной жизни — народом. Не столько с помощью текста, сколько с помощью особой пластики режиссер выводит на первый план не важного начальника Крючкова, а его телохранителя и переводчика косноязычной речи своего босса Писулькина. Открыто брать взятки — не царское дело. Всегда есть более мелкий исполнитель желаний, который намекнет, посоветует, полушутя подскажет, как побыстрее положительно решить вопрос.

Сценограф Петр Анищенко увлекся мыслью режиссера о том, что Дунин-Марцинкевич хотел представить в меру интеллигентную шляхетскую среду, и создал вполне исторические костюмы Пинщины, достойные этнографического музея. Он же придумал эффектный выезд Крючкова. Вместо лошади в возок запряжена… рыба. У нее большой выразительный глаз и приоткрытый рот, из которого выдавливаются нечленораздельные звуки. Как известно, кроме сказочной золотой рыбки, рыбы говорить не умеют и звуков не издают. Такой же бездейственный и полный собственного величия асессор Крючков. Все за него сделает переводчик и дрессировщик Писулькин, проинформирует, что шляхта сама пожелала отдавать деньги и не роптать. Не будет бунтовать и драться до крови и тихо к зрителям протянет руки с просьбой о помощи.


Спектакль «Пинская шляхта» целиком сделан в традициях белорусского театра, с уважением к драматургу и современным режиссерским видением того, что из прошлого проникает в настоящее. Национальный драматический театр всегда вырастал из танцевальной, песенной, музыкальной культуры. И здесь это представлено деликатно, интеллигентно, радостно, без переборов. Это уже не веселый водевильчик с богатой сценической историей. Что ценно, режиссер не придумывает то, чему могла бы сопротивляться пьеса. Он вычитывает темы и образы из первоисточника. Другое время на дворе, другие люди и все та же рабская психология. Занавес опускается. Жизнь продолжается.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости