Достопримечательности Щучина легко узнаются в работах местного мастера Алексея Бочина

Щучин: размах от Биг-Бена до Парижа

Одни из главных достопримечательностей Щучина — башня с часами и дворец Друцких-Любецких — легко узнаются в работах 41-летнего мастера Алексея Бочина. Выполненные из фанеры с помощью станка для лазерной резки, они привлекают внимание не только местных жителей. Эти и другие сувениры умельца с удовольствием приобретают и зарубежные покупатели. Чтобы узнать о тонкостях ремесла, направляемся на Гродненщину. 

Где родился

Мастерскую находим без труда. Небольшое здание аккурат рядом с дворцом Друцких-Любецких. Когда-то тут был контрольно-пропускной пункт воинской части. А сейчас создаются эксклюзивные изделия. Алексей увлеченно рассказывает:

— В основном макеты придумываю сам. Но даже если нахожу в интернете, не копирую полностью, всегда что-то дорабатываю. Рисую чертеж в специальной программе на компьютере, задаю параметры для резки. Дальше дело уже за станком. Кажется, просто. Но нужно учесть много нюансов. Начиная от качества фанеры и заканчивая толщиной луча лазера.


Мастерить Алексею нравилось с детства. И отец поощрял — родом из российской деревушки под Псковом, в Щучин вместе с женой переехал в 1970‑х. Тут был один из самых значимых в Советском Союзе военных аэродромов. Геннадий Васильевич занимался ремонтом радиоэлектронного оборудования самолетов. Вот и сын заинтересовался, часто к отцу в воинскую часть бегал. Вспоминает, что у него, наверное, первого в Щучине появился автомат со звуком и подсветкой. Еще классе в 4-м собственноручно апгрейдил обычную пластиковую игрушку. Правда, признается, паять никогда не нравилось. Нравилось придумывать что-то новое… 

— После школы старший брат Александр поступил в Военную академию на факультет ПВО, и я пошел вслед за ним. Но вскоре понял: не мое. Подал документы в Гродненский университет им. Янки Купалы на физтех. Пока учился, начал подрабатывать. Так и познакомился с изготовлением рекламной продукции: вывесок, стендов, табличек… Почти 20 лет уже в этом бизнесе. Успел поработать даже в Калининграде, откуда мама родом. Но в итоге вернулся в родной Щучин. 


Станок для лазерной резки и гравировки начал осваивать всего несколько лет назад. Отмечает: интересно и есть поле для творчества. И заказов много — бывает, чтобы все выполнить к сроку, даже ночи напролет приходится работать. Фоторамки, копилки, ключницы, шкатулки, мини-бары, настенные часы… Алексей демонстрирует даже абажур в форме воздушного шара. 

В октябре нарасхват были сердечки с теплыми словами мамам. Но спрашивают уже и именные елочные украшения: щучинцы быстро привыкли, что в мастерской всегда можно найти сувениры на память о городе и подарки к определенным датам. 

— Люди приходят ко мне со своими идеями, и мы вместе обдумываем все нюансы. Недавно, например, мужчина принес гаечный ключ на 60. Говорит, ровно столько исполняется его другу-дальнобойщику. Постарались обыграть. Придумали подставку для ключа, расположив снизу копию водительских прав, оберег от ДПС, ароматизатор в виде елочки… Даже дорожный знак «Конец ограничения скорости 60» использовали — мол, время жить на всю катушку. Юбиляру очень понравилось.


А вот в изготовлении семейных портретов, нарисованных на фанере лучом лазера, по словам мастера, нет ничего сложного. Все делается при помощи специальной программы на компьютере — она и задает задачу станку. Два нюанса. Скорость резки: важно, чтобы луч успевал выжечь все штрихи. И качество фанеры: она многослойная, и даже если снаружи выглядит хорошо, внутри может оказаться пустота — в таком случае вся работа насмарку. То же, если в партиях не совпадет толщина фанеры. В основном мастер работает с 4-миллиметровой, под нее и делает расчеты в чертежах. Но бывает, приходит материал толщиной 3,7 мм. 

— Поэтому у меня дежурный инструмент — штангенциркуль, — Алексей с гордостью добавляет: — От отца достался. Без него никуда. Если разницу не заметить и вырезать детали, соединить их все равно не получится, будут болтаться. Учитывать нужно и толщину луча лазера 0,1 мм.

Как фанера над Парижем

Собеседник измеряет очередной лист фанеры и помещает его в станок. Следующий заказ: ключница для молодой семьи. Вместе следим, как лазер рисует линии заданной глубины, оставляя за собой легкий дымок и запах жженого дерева. Появляется изображение дома. Алексей обращает внимание на зеркала, от которых отражается луч. В станке их три, и каждое ежедневно нужно протирать от пыли.


— Иначе начнут греться, могут треснуть. Так же и линза, которая фокусирует луч, новая стоит около 37 рублей, — показывает несколько штук, уже отработанных за 3 года. И вспоминает, как однажды искать замену пришлось в самый разгар новогодних заказов. К счастью, выручили коллеги из другого города. Подчеркивает: в интернет-сообщество таких же мастеров лазерной резки всегда можно обратиться за помощью или советом.

Когда станок замирает, достает заготовку. Теперь нужно ее отшлифовать, чтобы не осталось следов нагара, и собрать готовое изделие. Тем временем приходит и клиентка за заказом. 

— А что, если бы что-то не получилось?

— Такое тоже бывает. Нужно переделывать. 

Мастер убежден: даже если брак едва заметен, изделие заказчику отдавать нельзя.

— Человек платит деньги, которые заработал, и он должен получать качество. «И так сойдет» — это не про меня.


Однажды щучинцу предложили делать коробки для вина во Францию. Отказался. Почему? Объясняет по-хозяйски: заказчику нужны были упаковки в виде пенала. Но в них нет ребер жесткости: во время транспортировки с учетом перепадов температуры фанеру может повести. И коробка потом просто не откроется. Решил, что репутация дороже денег. Тем более что опту предпочитает эксклюзивные заказы. Работы с ними, конечно, больше, заработка меньше, но зато сколько удовольствия, когда все получается. И люди благодарят.

В то же время этот бизнес стал уже семейным. Помогает отец, на которого, кстати, и оформлено ИП, и старший брат.

— Трудно ли развивать свое дело в маленьком городке? И да и нет. С одной стороны, особый спрос за качество, с другой — сарафанное радио. Выходит, если работу делать хорошо, клиенты будут всегда. 


Некоторые, правда, приходят, смотрят, говорят: дорого. А иностранцы приезжают — все скупают, у них подобные сувениры стоят гораздо дороже, — Алексей отмечает: это же штучная работа, она не может быть дешевой. 

Криптекс да Винчи

Пока беседуем, в мастерскую заглядывает очередная клиентка — всего за двумя буквами — В и А. Она организатор свадеб, а это первые буквы имен невесты и жениха. Должны гармонично вписаться в оформление зала для торжества. А вот в числе самых востребованных свадебных сувениров — «коробка первой ссоры». Внутри два бокала и бутылка вина, а главное — письма, которые молодожены пишут друг другу в день бракосочетания и достают их, только когда иначе не могут решить разногласия.

— Читал, что одна американская пара не вскрывала такую коробку 36 лет. Но современная молодежь нетерпеливая — бывает, открывают и на следующий день, — разводит руками мастер. — Что ж, главное, чтобы помирились… 


Прошу рассказать про самые сложные работы. Алексей показывает заготовку для подарочной упаковки с секретом — а-ля криптекс да Винчи. Однажды увидел из металла и подумал: а сможет ли что-то подобное сделать из дерева. Получилось. 

Чертеж изучаем на экране монитора.

— Красным отмечено то, что на станке нужно вырезать, черным — что нужно гравировать. Но главное ведь потом еще правильно соединить все детали и сделать так, чтобы механизм работал, — Бочин подсказывает: обычно шифр — это имя юбиляра или какая-то памятная дата. — Первый криптекс женщина купила в подарок для своего брата: гости полвечера пытались его открыть, чтобы узнать, что же внутри. А недавно похожая работа поехала в Польшу. 

Город в миниатюре

За свою жизнь Алексей побывал в разных городах, но, говорит, в Щучине лучше. Спокойно. Есть возможность для работы и отдыха. И люди хорошие. Вспоминает, как однажды в обед спустился порыбачить — речка Туровка всего в нескольких шагах от мастерской. Так гости с трех свадеб, забыв про фотосессию, окружили и начали болеть. Вытянул двух карасей, а потом еще и амура килограммов на пять. 

В родном городе и свою половинку встретил. Пока мы беседовали, Елена пришла навестить супруга вместе с 10-месячной малышкой Дарьей. В будущем, признается, хотел бы из квартиры, в которой живут, переехать с семьей в свой дом — сам же и построит. 

— Похожий на дворец Друцких-Любецких? — копию этого здания я заметила в витрине мастерской, как только мы приехали.


Мастер достает работу, чтобы показать поближе. Рассказывает, что сначала вырезал из фанеры только фасад, хотел придумать очередные настенные часы с узнаваемой достопримечательностью. Но потом отказался от этой идеи. Решил доделать дворец в объеме. Нынешний вариант — только проба. Не хватает детализации. 

В качестве примера демонстрирует уменьшенную копию «щучинского Биг-Бена» — так местные называют башню с часами в райцентре. Ее чертежами с Алексеем поделился здешний архитектор Борис Доста. Получилось близко к оригиналу. Собеседник надеется, что Борис Леонидович подсобит с чертежами и других достопримечательностей, в том числе церкви и костела. Получится в мастерской город в миниатюре. Туристы часто интересуются, что можно забрать с собой на память о Щучине. А ведь когда-то, отмечают историки, в городе был свой фанерный завод.


dekola@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей СТОЛЯРОВ