Щербо и думы

Реалии современной белорусской спортивной гимнастики

История легендарного Виталия Щербо и реалии современной белорусской спортивной гимнастики
В зале спортивной гимнастики Республиканского центра олимпийской подготовки работа кипит с самого утра. На кольцах, брусьях, перекладинах, конях и бревнах кульбиты разной сложности осваивают юные спортсмены — преемники легендарного Виталия Щербо, достижения которого вряд ли кто превзойдет. С Леонидом ВЫДРИЦКИМ, первым наставником шестикратного олимпийского чемпиона, мастером спорта СССР и заслуженным тренером страны, мы договорились встретиться на одной из тренировок. Вспомнить старое–доброе и поговорить о нынешнем положении вещей в белорусской гимнастике.



На Леонида Федоровича лавры с неба никогда не валились (да и сам он к этому не стремился), но то, что он сделал для нашей гимнастики, заслуживает аплодисментов. В свое время он взял в свою группу пухлого 6–летнего пацана по имени Виталик. «Посмотрел я на этого веснушчатого пухлячка и подумал, что для гимнастики он не годится, но постеснялся отказать. Эх, будь что будет. Правда, вскоре скептицизм развеялся. Виталик Щербо с ходу подтянулся на перекладине 10 раз, к тому же оказался на редкость прыгучим. Проявились гены, подумал я, ведь папа и мама у него — мастера спорта по акробатике. В четвертом классе он уже выступал по программе перворазрядника, а в 16 лет отправился в сборную Союза...»

Насущное

Мы сидим на гимнастическом бревне, а мой собеседник вдается в воспоминания так, что широкая улыбка, кажется, вот–вот выпрыгнет с его лица и пойдет скакать на батуте. Без всяких просьб он первым вступает в разговор, как будто мы знакомы целую вечность:



— Видите этого парня? Максим Вишневский, 10 лет. Хочу сделать из него сильного атлета, по физухе и сложности исполнения элементов ничуть не уступающего Щербо. У парня есть запал и желание, а в наше время это редкость. К слову, это мой последний ученик.

— Работа работой, но нормальные люди для приличия поинтересуются здоровьем. Молодильные яблочки небось употребляете?

— Так молодо выгляжу? Неужто подкалываете. Мне и смотреть–то в зеркало уже не хочется. Думаю: неужели это я?! Когда–то сорокалетний человек казался мне глубоким стариком. Но, полагаю, душа никогда не стареет. Мне и теперь в душе 20, максимум 30 лет. Я так же, как и раньше, радуюсь утру, роскошной белорусской природе, весеннему солнцу, делаю зарядку... Мне 64 года, 40 с лишним лет из которых провел в этом зале. Возраст — штука неблагодарная: спина болит, суставы ломит... Уже давно не показываю подрастающему поколению те трюки, которыми владел еще лет 5 назад. Изрядно устал — пора на отдых.



— Как проводите свободное время?

— На своей даче в деревушке Ходосовичи, что возле водохранилища Птичь. Перелопатил уже пол–огорода, посадил картошку, своей очереди ждут лук, редиска, свекла, капуста... Пристройку к дому недавно сделал. Хозяйства нет, зато есть пес — йоркширский терьер — маленькое и беззащитное создание. Летом во время отпуска уже несколько лет подряд езжу отдыхать дикарем на речку возле Вильнюса. Сплавляюсь на байдарке. Если есть время, смотрю кино. Любимые фильмы — военные сериалы «Ленинград» и «Ликвидация».

— Какое у вас было детство?



— Как и у всех детей в то время: дворовое. Каждый день футбол–хоккей на уличной коробке. У меня была большая семья: отец, работавший слесарем на заводе, мать — оператор прачечной и шестеро нас. Я — единственный из семьи, кто связал свою жизнь со спортом. Поначалу занялся хоккеем, несколько лет отыграл за минский радиаторный завод. А потом однажды учитель физкультуры завела меня в спортзал «Трудовых резервов». Меня настолько околдовала гимнастика, что пришлось коньки повесить на гвоздь. В 1969 году я выполнил норматив мастера спорта и ушел в армию. Служил в спортбате в Уручье. Окончил Республиканскую школу тренеров, дальше — распределение в Молодечно и Борисов, где я познакомился с будущей супругой (она у меня пловчиха). С 1976–го работаю в этом зале тренером. За свою карьеру спортсмена выиграл однажды чемпионат СССР. Но в тренерстве успехов куда больше.

Рабочее

— Через ваши руки прошла добрая когорта мастеров...

— Давайте загибать пальцы: Саша Ткаченко — неоднократный призер чемпионатов мира стал фристайлистом. Бронзовый призер Союза Игорь Ромашкевич ушел в таеквондо, ребята–циркачи Вячеслав Шимчик, Кирилл Ходосок, Виталий Казак, чемпион мира 2001 года Виталий Волынчук (нынче тренер), Дмитрий Лобанов нашел себя в цирковом искусстве и сейчас работает в дю Солей.

— Расскажите еще о первых шагах Щербо.


На Олимпиаде в Барселоне Виталий Щербо завоевал шесть золотых медалей.

— Честно сказать, взял его больше из сочувствия, нежели за данные. Их попросту не было. Полноват, плечевой пояс не развит. Но сильный малый был: подтягивался больше любого из сверстников, прыгал выше всех. И очень любил быть первым. Любые соревнования выигрывал. И когда настало время увеличивать нагрузки, переходить к двухразовым тренировкам, я передал способного парня Сергею Шинкарю и Леониду Филипенко в спортинтернат. Это спортсмен необыкновенной настойчивости и неуемного трудолюбия. Огромная энергия, хлеставшая из Виталия, была способна растормошить даже самого безнадежного лежебоку. Для него ничего не было невозможного. Например, незадолго до Олимпиады в Атланте в 1996 году из–за травмы он руки поднять не мог, но после нескольких недель интенсивных тренировок завоевал четыре бронзы. Хотя сам потом назвал это «диким провалом». Никогда не боялся соперников, напротив, искал, как лермонтовский парус, бури. Раз на сборах в Сухуми, чтобы завести ребят, я купил на рынке большущий арбуз и объявил: кто победит в состязаниях по технической подготовке, получит полосатый приз. Догадываетесь, кому он достался?



— Часто вспоминаете Барселону–1992?

— Скорее, часто перебираю в мыслях эпизоды накануне Олимпиады. С Виталием, перед тем как его забрали на месячные сборы перед Играми, мы до мелочей прогоняли сложные элементы, оттачивали до блеска. Ему хотелось одного: поскорее достичь высот. Помню, слушаю репортаж по радио. Диктор кричит: «Шесть олимпийских медалей!» Ох, и напился же я тогда от счастья! А после Олимпиады Виталик преподнес мне приятный сюрприз: подарил вишневую «девятку», которая, правда, потом искупалась в озере...

— Сейчас видитесь со своим лучшим учеником?

— Да, постоянно созваниваемся. Он мне уже давно стал, как сын. То, что он живет и работает на другой стороне Земли, в Лас–Вегасе, нас не удерживает. У него хороший бизнес: гимнастическая школа, в скором времени откроет и вторую. В августе–сентябре в Могилеве пройдет турнир его имени — тогда и увидимся вновь.



— Как проходит ваш среднестатистический день?

— В мыслях о прошлом и мечтах о будущем. У меня тренировка с 9 до 11 утра. Потом — перерыв. Полежал в тренерской на диване, посмотрел телевизор, и в 3 часа снова занятие. Работаю с Максимом Вишневским. Перспективный малый. Новую группу набирать не хочу, с нуля начинающего спортсмена мне уже, наверное, не подготовить. А переучивать чужих, нахватавшихся ошибочных движений, тоже едва ли под силу.

Больное

— Самый невероятный случай, произошедший с вами?

— Перекулился на своей «Ауди», когда ехал с рыбалки с тренером и двумя учениками. Где–то под Вилейкой было дело. От столба бетонного полметра оставалось. Но, слава богу, все живы, здоровы.

— Каковы реалии современной белорусской спортивной гимнастики?

— Когда–то этот вид спорта был нашим коньком. Отсутствие зрителей и ярких выступлений, эмоций и новых элементов — картина, которую можно увидеть сегодня на республиканских соревнованиях. Вроде бы и сложные элементы на помосте выполняются, но мастерства и динамики нет. Наглядный показатель тому — захламленная обстановка в отрасли, унылое настроение и воз проблем. Ни одной афишки, ни одного анонсика, ни одной рекламки о грядущем первенстве в городе нет. Сравните с турнирами по художественной гимнастике, например, и поймете разницу в подходах к организации дел... Щербо, Корбут, Волчецкая, Алексеева, Кошель, Богинская, Ким — остались лишь имена. Упала наша гимнастика в пропасть, когда наши спортсмены перестали привозить медали с международных стартов. Последний раз это было в 2006 году. Тогда мужская национальная команда завоевала бронзу чемпионата Европы. По сути, главная проблема в нашей отрасли — снижение числа приходящих в сборную одаренных гимнастов. Детей почти нет. Плюс никого из тренеров сегодня не интересует результат. Все увлечены оздоровительной гимнастикой и платными группами. О чем тут говорить, если спортсмены, бывало, выезжали на соревнования за свой счет? И сегодня очевидно: спортивная гимнастика терпит бедствие. Иногда даже кажется, что некогда резво бежавший по волнам гимнастический корабль вообще пойдет ко дну... Мы не должны этого допустить.

lobatjy@sb.by

Советская Белоруссия № 91 (24721). Суббота, 16 мая 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: ЧУЙКО Павел Викторович
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?