Щепа горючая…

Два недавних саммита —  польский и туркменский — своей полярностью лишний раз продемонстрировали миру: политика вращается вокруг углеводородного сырья

Два недавних саммита —  польский и туркменский — своей полярностью лишний раз продемонстрировали миру: политика вращается вокруг углеводородного сырья.

Нефть и газ, несомненно, основные энергетические источники, но им существует и немало реальных альтернатив. Если технический уровень биогазовых установок или солнечных батарей еще далек от промышленного использования, то древесина и торф — топливо, проверенное на практике. А современные технологии позволяют значительно повысить их эффективность. Эта тема для Беларуси, можно сказать, новая. Она будет обсуждаться в рамках Белорусского промышленного форума, который пройдет в Минске 15—18 мая. 

Новое — это хорошо забытое старое. В частности, использование местных видов топлива. Ведь вплоть до 60-х годов большинство электростанций в республике работали на торфе. Сегодня наравне с этим местным видом энергоносителя в стране большие надежды возлагают на дровяное топливо. Уже освоена и отработана технология строительства и эксплуатации генерирующих мощностей, работающих на щепе. Древесное топливо дает возможность, по крайней мере, частично избавиться от давления добывающих сырьевых держав. Директор Департамента по энергоэффективности Госстандарта Лев Дубовик заявил, что в недалеком будущем тепло и частично электричество небольших городов должно полностью обеспечиваться за счет местного сырья. Его планируется осваивать ускоренными темпами. Эти источники энергии будут занимать в энергетическом балансе страны 25 % не к 2012 году, как предусмотрено государственной программой, а уже к 2010-му. 

В принципе, такой рывок реален. Но существует немало проблемных вопросов. Причем концептуального характера. Освоение технологий сжигания в котлах древесины — это лишь полдела. Пока остается открытым вопрос о механизме обеспечения электростанций топливом. По словам работников Минлесхоза, соответствующего сырья в белорусских лесах предостаточно: несортовая древесина, порубочные отходы, сухостой… Но делянки с древесиной находятся зачастую за десятки километров от электростанций. К тому же ветки и бревна необходимо превратить в «удобоваримую пищу» для котлов — щепу.  

Этот вопрос уже давно «курсирует» между различными ведомствами, ибо пока никто не решается взвалить на свои плечи тяжелый груз ее производства в необходимых объемах. Ведь для этого необходима достаточно сложная многоуровневая инфраструктура, которая потребует больших финансовых затрат в основные средства, а также научных исследований для правильной организации технологического процесса. 

Специалисты сегодня предлагают несколько способов производства щепы. Первый — переработка порубочных остатков прямо на лесосеках мобильными рубильными машинами. При многих плюсах такой подход имеет и серьезные недостатки: сложности вывозки готового сырья грузовыми щеповозами, экономические издержки. 

Если принимать стоимость порубочных остатков за ноль, то при рентабельности 15—20 % отпускная стоимость щепы для потребителей получается около 125 долларов за тонну условного топлива. Дороговато, хотя уже сегодня сопоставимо со стоимостью природного газа, а если учитывать динамику роста цен на углеводороды, то у технологии имеются определенные перспективы. 

Другой способ заключается в организации в лесу специальных площадок с рубильными машинами, к которым ветки и мелкие бревна подвозят с лесосек трактора. Производство щепы происходит рядом с хорошими автодорогами, что облегчает и удешевляет вывоз готового сырья. Если площадки асфальтировать (появляется возможность хранить определенный запас готовой щепы), то можно «развязать» доставку остатков, их рубку и вывоз щепы в три независимых друг от друга процесса, что исключает простои техники. Это повышает эффективность и рентабельность технологии, но потребуется вложить несколько сотен миллионов рублей для строительства лесных производственных площадей. По предварительным расчетам, такая щепа в итоге будет стоить 90—100 долларов за тонну. 

На Осиповичской мини-ТЭЦ проблему решили собственными силами: закупили порубочные машины, сделали обширную площадку для хранения дров и сучьев, рядом возвели огромный крытый навес, под которым хранятся горы щепы про запас… Таким образом, энергетики перестали зависить от поставок сырья, но обошлась такая «независимость» в 8 миллиардов рублей, которые пришлось вложить в строительство склада. На мини-ТЭЦ в Вилейке организовали более надежную систему поступления сырья, поэтому капитальные вложения составили всего 600 миллионов рублей. Разница очевидная. 

Словом, в производстве щепы возможно множество вариантов. Каждый имеет свои плюсы и минусы. Пожалуй, главная сложность — определить наиболее эффективные способы с экономической точки зрения, учитывая эксплуатационные издержки и первичные инвестиции. Причем просчитать перспективы по крайней мере на несколько лет вперед. Ведь цена в пределах 90—125 долларов за тонну условного топлива, в принципе, приблизительная. На нее влияет множество факторов. Например, цены на ГСМ, которые тоже нестабильны. Немалая доля производственных затрат ложится на заправку дизельных двигателей рубильных машин и щеповозов. Рентабельность доставки во многом зависит от объема кузова грузовиков. Теоретические расчеты и западный опыт показывают, что приемлемой рентабельности можно добиться при объеме кузова-бункера более 60 кубических метров. Но таких машин в Беларуси пока не производят. Можно работать и на щеповозах объемом 40 кубов, но тогда значительно уменьшается расстояние, на которое целесообразно транспортировать древесное сырье. Другими словами, необходимо «заготовительные» базы максимально приближать к потребителям-энергетикам. 

Еще один важный нюанс — влажность сырья. Энергетики в Осиповичах жалуются: древесина содержит 55 % влаги. Такая в котле горит плохо, приходится «подсвечивать» газом. Оптимальная влажность сырья для этой ТЭЦ — до 40 %. Но таким сухим лес бывает только в конце лета — начале осени. В остальное время его необходимо сушить. 

Как утверждают лесники, этот процесс можно организовать без энергетических затрат: дрова и порубочные остатки складывать специальным способом в штабеля на хорошо проветриваемых участках в лесу. За лето они успевают избавиться от лишней влаги и при правильном хранении, даже на открытом воздухе, не отсыревают осенью и зимой. При таком подходе придется держать где-то в лесах годовой запас «энергетической» древесины. Другими словами, «заморозить» серьезные оборотные средства. Естественно, идти на такие косвенные инвестиции не хочется ни лесхозам, ни энергетикам. Впрочем, у проблемы есть и другое решение: «подогнать» характеристики энергетических установок под влажность топлива. Эксперты утверждают, что существуют котлы с технологией сжигания влажной древесины. Но и тут необходимо просчитать, что выгоднее модернизировать — технологию заготовки щепы или котлы. 

Во время посещения мини-ТЭЦ в Осиповичах первый заместитель премьер-министра Владимир Семашко упомянул про опыт использования древесного топлива в Европе. Например, в Швеции заготовкой щепы занимаются в основном частные компании. Причем электростанции и поставщики работают по системе «just-in-time», фактически без складских запасов. Но такой подход требует тщательного соблюдения графика поставок. Шведы заготавливают в лесу только около 15—20 % топлива. Основную «пищу» для котлов (60—70 %) дают отходы деревоперерабатывающих предприятий. Этот источник пока в Беларуси используется недостаточно. Владимир Ильич отметил, что нередко рядом с крупными деревоперерабатывающими предприятиями высятся горные цепи отходов, которые гниют без всякой пользы. 

Кстати, шведы грамотно организовали и воспроизводство древесного сырья. Это проблема, которая рано или поздно возникнет в Беларуси, если в республике будет развиваться использование местных видов топлива. Скандинавы высаживают делянки дальневосточной ивы, которая не отличается мощным стволом, но за пять лет вырастает высотой в несколько метров. Эти посадки «убирают» техникой, напоминающей комбайны. Ива дает до 20 % древесного топлива. 

В отличие от Швеции в нашей стране пока ни государственные, ни тем более частные предприятия не рвутся в щепозаготовительный бизнес. Специалисты лесхозов отмечают, что готовы пустить частников-заготовителей на делянки, но никто не хочет ввязываться в предприятие, сомнительное с коммерческой точки зрения. На щепу действует фиксированная закупочная цена. В прошлом году она составила 55 долларов за тонну условного топлива, в первом квартале этого года — 82 доллара. В итоге рентабельность заготовки древесного сырья  не превышает 1—2 %. Чтобы она обладала приемлемой доходностью, необходимо за тонну брать около 85 долларов, свидетельствуют расчеты Минлесхоза. А ведь новое направление требует больших инвестиций. Если же работать с минимальной прибылью или вообще в «ноль», перспектив для развития не остается. 

В любом случае сейчас перед всеми прямыми и косвенными участниками проекта стоит задача четко выработать план развития отрасли заготовки щепы на ближайшие несколько лет. Ведь от технологии производства щепы зависят и капитальные вложения, и номенклатура необходимой техники. Минпром выражает готовность разработать необходимые модели для нужд лесников и энергетиков, но необходимо определить их технические характеристики. Осваивать производство всей возможной линейки — удовольствие слишком дорогое и длительное. К тому же ряд моделей потом может оказаться невостребованным. Конечно, в той же Швеции создали стройную систему использования древесины для нужд энергетики. Но там этим вопросом начали заниматься еще в 70-е годы. У Беларуси нескольких десятилетий на метод проб и ошибок нет. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости