Минск
+11 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Как создавался балет «Щелкунчик»

«Щелкунчик» навсегда

Не пробовали считать, сколько плакатов со словом «Щелкунчик» вы увидели в декабре? Он смотрит на нас отовсюду и предлагает себя во всех видах — на льду, под куполом цирка, в кино. Но главный из всех возможных «Щелкунчиков» — балет, благодаря ему эта история и стала самой рождественской. Хотя не только Петра Ильича Чайковского, написавшего волшебную музыку, должны мы за это благодарить. Величайший мастер интригующего жанра Александр Дюма тоже к этому руку приложил. А вы не знали? Думали, только Гофман? А вот и не только!


В 1816 году мрачный сказочник Эрнст Теодор Амадей Гофман написал историю «Щелкунчик и Мышиный король» для детей своего друга Юлиуса Гитцига — Мари и Фрица. Сказку полюбили сразу не только дети и их родители, но даже прусские военачальники: граф и генерал–фельдмаршал эпохи наполеоновских войн Август Вильгельм Антон Нейтхардт фон Гнейзенау был впечатлен описанием эпической битвы между Щелкунчиком и Мышиным королем. Ну, мы ведь всегда знали, что сказки — это не просто сказки, правда?

В 1844 году неутомимый Александр Дюма–отец пересказал историю по–своему — по–мушкетерски, добавив и больше внутреннего напряжения, и больше детскости (он ведь мастерски умел соединять одно с другим). Эта версия и легла в основу знаменитого балета, покорившего мир. Кстати, только после того как балет назвали именно так — «Щелкунчик», и прижилось это имя для куклы мастера Дроссельмейера. До этого в русских переводах игрушку звали и «грызун орехов», и «Щелкун», и «человечек–щелкушка».

В 1890 году после успеха балета «Спящая красавица» великий композитор Петр Ильич Чайковский и великий балетмейстер Мариус Петипа получили заказ на создание нового балета — им и стал «Щелкунчик». Когда Петипа заболел, в дело вступил его помощник Лев Иванов. Но Петипа дал Чайковскому подробнейшие инструкции — какая должна звучать музыка для танцев, живших в балетмейстерской голове. Он говорил, что Фея Драже должна звучать как «капли воды, выстреливающие из фонтана» — и Чайковский включил «божественно сладкий звук» челесты — инструмента, звучание которого напоминает перезвон колокольчиков.

Когда 18 декабря 1892 года в Петербурге прошла премьера, успеха не случилось. Музыку хвалили, а вот содержание балета сочли «странным» и состоящим из не слишком связанных друг с другом сцен, которые больше напоминали пантомиму, чем настоящий балет. Ситуацию удалось исправить только в 1919 году, когда хореограф Александр Горский объединил роли Мари (Маши) и Феи Драже и превратил сказку в романтическую историю о любви, преодолевающей препятствия. В 1934 году хореограф Василий Вайнонен пошел дальше: сделал романтическую историю любви сном. Окончание истории и даже имя главной героини — Мари или Клара — варьируется. А вот музыка остается неизменной — волшебной музыкой Чайковского, без которой ни одно Рождество и ни один Новый год немыслимы. Кто–то с друзьями ходит в баню, кто–то смотрит «Иронию судьбы», но весь мир любит «Щелкунчика». Почему?

Потому что — волшебная музыка, это очень важно. Потому что — универсальная история, которая понятна без слов. Всем понятна: вот любовь, вот смелость, вот добро, вот зло, зло всегда нападает, оно черно и страшно (у Мышиного короля в гофмановском оригинале было семь голов — даже Змей Горыныч испугался бы), но любовь, верные друзья, смелость и бесстрашие победят любое зло. Напоминать об этом — важно. Напоминать накануне Рождества и Нового года, когда мы подводим черту и открываем новую страницу жизни с уверенностью, что она будет лучше и светлее предыдущей, — самое время. Именно поэтому «Щелкунчик» триумфально идет по планете.

В балет вдохнул новую жизнь Джордж Баланчин (при рождении Георгий Баланчивадзе), поставивший своего «Щелкунчика» в Нью–Йорке в 1954 году. «Щелкунчик» Джорджа Баланчина» теперь официально зарегистрированная торговая марка, его ставят еще шесть балетных трупп в США. (Там, кстати, доходы от «Щелкунчика» иногда составляют 45% годового дохода театров.) Критикам он поначалу не понравился: слишком сладкий, слишком роскошный (150 костюмов), слишком много детей на сцене, а рождественская ёлка весила целую тонну при высоте 12 метров. Ну что я могу сказать тем критикам? Не были они в минском и московском Большом: нам такая роскошь и сопряженные с ней расходы вполне по плечу.

В 1960–х версии «Щелкунчика» советской и шведской публике представили Юрий Григорович и Рудольф Нуреев. В Минске в 1982 году свою редакцию представил Валентин Елизарьев. В 2016 году трансляцию «Щелкунчика» из московского Большого театра показывали более тысячи кинотеатров (!) в 50 городах одновременно.

«Щелкунчик» стал культурным событием планетарного масштаба. В 2014 году балет Йоханнесбурга представил спектакль, действие которого происходит в пустыне Калахари, в него инкорпорированы традиционные африканские танцы и цирковые номера. Национальный балет Китая в 2016 году представил версию, события которой связаны с Новым годом по лунному календарю, вместо Феи Драже там действует Богиня Журавль. В прошлом году «Щелкунчик» с национальными особенностями поставили на Гавайях: действие происходит в 1858 году в Гавайском королевстве, а в знаменитом вальсе цветов кружатся гибискусы, орхидеи и другие экзотические для Чайковского, но привычные гавайцам цветы.

«Щелкунчик» — лучшая святочная история, потому что она напоминает о том, что добро побеждает зло, а любовь преодолевает любые препятствия. А еще потому, что говорит: если вас постигла неудача (как с премьерой в 1892 году), она не навсегда. Верьте в себя и идите к цели. Чудеса случаются тогда, когда вы делаете их собственными руками.

С Рождеством!


Фото БЕЛТА

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...