Источник: Знамя юности
Знамя юности

Шарж с комплиментом. Как меня нарисовали в парке

Сто раз хотела запечатлеть свой образ на холсте, гуляя мимо уличных художников. Но всегда внутренний порыв и жажду прекрасного заглушала суровая проза жизни: то денег нет, то времени, то детям срочно нужно попасть на карусели. Жарко, холодно, дождь – в общем, как-нибудь в следующий раз. Он наступил только в прошлое воскресенье. Плюс 20 в начале апреля – невиданная роскошь и хороший повод посидеть под солнышком на главной аллее Центрального детского парка имени Горького, позируя мастеру.


Художников обычно видела на скамейках возле планетария или речки. Пару кругов по парку – никого. Кажется, все портретисты, мимо которых прошла за свою жизнь, отомстят мне сегодня тем, что вообще не придут рисовать. И все-таки картине быть: на горизонте всплывает высокая тренога с мольбертом. Рядом седовласый художник в очках и шарфе раскладывает еще одну – с мозаикой из шаржей и незатейливой рекламой «Нарисую за семь минут». Цена вопроса – десять рублей.

– Сделаю вам скидку потому, что вы первый клиент в этом сезоне. Получите хорошее настроение и комплиментарный шарж за семь руб­лей, – приглашает присесть на стульчик Валентин Дубровский.

Портреты и шаржи он рисует в городских парках больше 20 лет. Когда путешествовал по миру, стоял с мольбертом на улицах Дубая, Тайваня, Катара, Германии, Польши, на набережных Киева, Москвы, Питера, Крыма. По призванию Валентин – уличный художник, по официальной бумаге – индивидуальный предприниматель. Чтобы законно занять место на центральной аллее в парке Горького, в прошлом году выиграл аукцион:

– Оформил документы, заплатил за участие и получил разрешение рисовать здесь пять лет. Вот мое рабочее место – прямоугольник асфальта метр на полтора, отмеченный белыми точками по углам. Как раз помещаются два стульчика и две треноги с мольбертами – нехитрое оборудование всегда ношу с собой. Каждый месяц плачу налог, взносы в ФСЗН, за аренду парку – в общей сложности около 300 рублей. Работа у меня легкая и приятная, но много заработать не получается. Например, сегодня у прохожих хорошее настроение – заказы есть, а завтра погода плохая – в парке мало кто гуляет, можно целый день простоять впустую. Если бы художники могли работать как ремесленники и уплачивать единый налог, было бы легче. А ипэшнику приходится платить немаленькую сумму, независимо от наличия дохода. Хотя мы же ничем не отличаемся от тех, кто создает хендмейд: такое же творчество, для которого нужны и вдохновение, и благосклонный покупатель.

Что получается на мольберте, мне не видно. Но прохожие останавливаются, глядя то на натурщицу, то на эскиз. «Я тоже хочу такое», – шепчет девушка парню. Валентин с улыбкой вспоминает тех, чьи образы изображал на белых листах:

– Известных личностей рисовать не приходилось. Хотя не исключаю, что просто не узнал кого-то. Среди желающих получить портрет хватает и детей, и молодежи, и тех, кому за 40. Иногда рисую бесплатно. Бывает, у человека просто денег нет, а очень хочется шарж. Попросит – не откажу. Но случается, и наглеют: «Давай, нарисуй, ты же все равно без дела сидишь». Конечно, это не подход. Когда клиенту не нравится работа, денег не беру. Но в основном все уходят довольные. Был и такой случай: подошел молодой человек, скорчил гримасу: «Хочу, чтобы вы меня таким смешным изобразили». Ну хорошо, готово! Парень заплатил за шарж, ушел, а через час возвращается: «Верните деньги, моя девушка меня не узнала на той картине». Всегда иду навстречу: «Хорошо, верну, но только вы отдайте мою работу». Он наотрез отказывается: «Не отдам, я же время потратил, целых полчаса!» Затраченные силы художника в расчет не берутся.

Стало ли меньше заказов с появлением гаджетов и создают ли портретисту конкуренцию фотографы с попугаями и экзотическими животными?

– Все люди разные. Кому-то хочется удачный кадр со змеей получить. А многие предпочитают ручную работу. Ну вот ваш шарж и готов, можете посмотреть! Осталось залакировать и положить в файлик.

Излом бровей мой, глаза и губы похожи. Даже микрофон в руке – я же представилась корреспондентом. А вот туфли на шпильках – явный комплимент от художника моим кроссовкам. Пока разбираемся с оплатой и квитанцией («У вас обязательно должен быть чек!»), на мое место мама усаживает девочку лет пяти:

– Машенька, потерпишь 10 минут? Дядя тебя нарисует! Хочешь быть на картине принцессой?

– Нет! Лучше хулиганкой! Как эта тетя, – тычет пальчиком в мой шарж белокурая малышка.

zubkova@sb.by

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?