Шансон спешит на помощь

Самобытность российского проекта «Воровайки» заключается в том, что подобрать для него творческую нишу будет нелегко...

Самобытность российского проекта «Воровайки» заключается в том, что подобрать для него творческую нишу будет нелегко. Кто–то отнесет его песни к банальной попсе, другие поднимут планку повыше и отправят участников коллектива в «Зал славы эстрадной музыки». Я поступил проще и поговорил с артистками ансамбля Ларисой Надыктовой, Яной Павловой–Лацвиевой, Дианой Теркуловой и продюсером Юрием Алмазовым о... шансоне. Завтра группа «Воровайки» выступит в столичном концертном зале «Минск».


— Вопрос к вокалисткам группы. Когда мужчины идут петь шансон, это я еще понимаю. Но когда девушки... Что вы для себя в нем находите, какие женские начала он в вас будит?


Яна: Я никогда не задумывалась об этом. Музыка либо нравится, либо нет. А какие женские начала — пусть разбираются психологи.


— На шансон–сцене стремительно и незаметно (для меня, во всяком случае) взошла звезда Елены Ваенги. Можете объяснить, чем она берет публику?


Лариса: Во–первых, Елену Ваенгу мы знаем давно. Она даже у нас пела на разогреве в Питере. Песни у нее хорошие, а теперь еще появились и очень серьезные спонсоры. Большие деньги вложены в раскрутку этой певицы.


Диана: А, во–вторых, к шансону мы себя никак не относим. Например, московское «Радио «Шансон» песни наши в эфир не ставит по причине того, что мы — неформат. У нас все–таки танцевальная музыка с элементами сленга, и жанр наш называется «блат–поп».


— Я еще покручу тему шансона? По непроверенным данным, его исполнители — самые зарабатывающие артисты в российском шоу–бизнесе. Правда ли это? И можете приоткрыть тайну, в каких пределах (от и до) стоило для вас получить в качестве автора Александра Полярника, который пишет песни для самого Михаила Шуфутинского? И за сколько Юрий Алмазов, вдохновитель ансамбля «Воровайки», продавал песни мэтру?


Юрий: По поводу зарабатывания денег: хорошо получают те люди, которые сделали себе имя. И не важно — шансон это или попса. Единственное могу сказать, что артисты шансона в основном, процентов на 80, достаточно бедные люди. Оттого у них и песни плохо записаны, и клипы они не снимают. Спонсоры не очень спешат вкладывать деньги в таких артистов, потому как их гонорары несопоставимы с гонорарами поп–исполнителей.


По поводу Александра Полярника: мы познакомились с ним, когда Шуфутинский и я работали над альбомом Миши «Наколочка». Полярнику очень нравились песни «Вороваек», и он предложил свои стихи, на которые я написал песни. А что касается денег — это коммерческая тайна.


— Тот же Шуфутинский замечательно исполнил хит группы «Ласковый май» «Белые розы». Вы бы на что хотели замахнуться из шлягеров, которые на все времена?


Яна: Мы поем в своей концертной программе одну из песен Селин Дион. Совершенно свободно можем спеть любую композицию, к примеру, из репертуара Уитни Хьюстон. На моем сольном альбоме мы спели с Валерой Дайнеко дуэтом песню «Отпуск в сентябре». Надеюсь, вам известен этот человек?


— Еще бы! Кстати, как возникло ваше сотрудничество?


Юрий: Владислава Мисевича и Валерия Дайнеко я знаю давно. Когда–то у них были не лучшие времена. Не было новых песен. Я предложил им выпустить один сборник старых хитов и записать новый альбом. Так мы и сделали. Единственное, из старых хитов записали по–новому «Вологду». А новый альбом назывался «Скажи про любовь», и он имел в России большой успех. Мы до сих пор дружим и встречаемся на юбилейных концертах. Мне было очень приятно работать с этим коллективом. И также я выпустил два сольных альбома Валерия Дайнеко.


— Наверное, и ваша группа выступает по тюрьмам. Можете сказать, чем отличается реакция на ваши концерты в мужской и женской колониях?


Диана: Мы достаточно много давали благотворительных концертов в местах заключения. Можем сказать, что концерты в женских колониях проходят спокойнее, чем в мужских. Но опять же смотря какая администрация. Некоторые просто запрещают даже аплодировать, как это у нас было в колонии для малолетних преступников во Владимирской области.


— Как вам такая цитата: «Группа «Воровайки» — это «ВИА Гра» для гопников»?


Лариса: Скорее, группа «ВИА Гра» для гопников. Нас слушают слишком разные слои населения. И... конечно же, гопники (смеется. — Прим. авт.).


— Когда я придумывал для вас вопросы, то слушал ваши песни. Естественно, «Не быкуй, фраерок», «Хоп, мусорок». «Кто это?» — спросила у меня мама. «Группа «Воровайки», — ответил я ей. «Какой ужас...» — вздохнула мама. Растолкуйте ей, пожалуйста, что вам есть что сказать людям...


Яна: Когда моя бабушка слышала Пугачеву, она говорила: «Что за срам? Как это вообще можно слушать? Не то что смотреть! Она так прыгает, что у нее титька щас выскочит из–под платья!» (Смеется. — Прим. авт.) Разные времена — разные кумиры. И попробуйте растолкуйте людям, что можно слушать, а что нельзя. В наших песнях, как в шуточных, так и в лирических, все сказано по–русски. Это не Тарковский — здесь все понятно.


— Вы сознательно просчитали зрительскую аудиторию и вычислили, что вот такая музыка сейчас пользуется коммерческим спросом? И как вообще рождалась группа?


Юрий: Все просчитать невозможно. Можно только надеяться — найдет тот или иной проект народную любовь или нет. Группа «Воровайки» раскрутилась, если так можно сказать, только от продаж кассет и компакт–дисков. Люди переписывали друг у друга полюбившиеся им песни. Телевидение, радио и газеты полностью игнорировали проект до определенного времени, пока уже от факта нашего существования нельзя было отмахнуться. А группа родилась очень банально: написали и записали песни. Я нашел одну из самых лучших на то время выпускающую компанию. Убедил руководство в необходимости выпустить большим тиражом этот оригинальный материал, аналога которому не было в нашей стране, да и в других странах тоже. Успех «Вороваек» — в их непохожести ни на одну известную группу. Я уж не говорю о песнях.


— Иной послушает и скажет: если песни у них такие, то и барышни, их исполняющие, не очень тяжелого поведения. Может, расскажете что–нибудь о себе, о своих семьях, быте, увлечениях?


Яна: Я замужем. У меня маленькая дочь. Хотим еще одного ребенка, но пока не позволяет работа. Мне очень нравится, что хобби и работа для меня — одно и то же. Музыка для меня все!


Диана у нас живет в гражданском браке. Очень любит водить свой кабриолет. И еще у нее одно «хобби» — бездомные собаки. Она даже открыла на окраине Москвы приют для этих несчастных животных. В собачьей стае все, как у людей, даже есть вожак Дюмка, который чует за километр, когда Диана подъезжает к приюту.


Лариса замужем за Юрием Алмазовым почти 25 лет, так что в хозяйстве работы хватает всем. А Юрий коллекционирует виниловые пластинки и винтажную аппаратуру. В общем, все у нас хорошо.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости