Шакалы с клыками

Вынесен приговор 22-летнему отцу, убившему своего сына

«Скорую» годовалому Игорьку вызвал отец. По телефону объяснил медикам: ребенок плакал, потом стал задыхаться, терять сознание. Когда те прибыли на место, стало ясно: мальчик уже не жилец. И вызвали милицию. Не случайно: на теле малыша были явственно видны следы побоев — гематомы, ссадины. В тот же день по подозрению в убийстве задержали его отца — 22–летнего Александра Вовенкова. Друзья семьи были в недоумении. Уверяли: Игорек был отцовским любимцем, папа заботился о ребенке, кормил, менял памперсы, с рук не спускал.


Саша Вовенков и Фарида Байрамова познакомились в интернате в Бобруйске. Он угодил туда после того, как его отца и мать лишили родительских прав. Мать Фариды постигла та же участь, ее папу — гражданина Азербайджана — депортировали из страны. Кареглазая красавица сразу запала в душу парню. И хотя была еще совсем ребенком (она моложе Саши на 4 года), тот стал за ней ухаживать. Первую любовь не смогло убить даже расстояние. Поступив в могилевский лицей на штукатура, Александр продолжал навещать возлюбленную в Бобруйске. И скоро их любовь стала всем заметна — Фарида забеременела.

Поскольку будущей мамочке на тот момент не было еще и 16 лет, за совращение несовершеннолетней кавалеру грозил реальный срок — до 5 лет лишения свободы. Но дело замяли после того, как Александр и Фарида официально узаконили отношения. Чтобы быть ближе к любимому, супруга перебралась в Могилев, поступила в тот же лицей. Когда в декабре 2014 года на свет появился маленький Илья, Фариде настоятельно порекомендовали на время перебраться в SOS — Детскую деревню. Там, дескать, есть кризисный центр и все самое необходимое для малыша и мамы. Опять же рядом другие матери, психолог, которые посоветуют, подскажут, помогут, если надо — присмотрят за ребенком.

Она переехала. Правда, задержалась там всего на 7 месяцев. Съехать молодую маму попросили, поскольку та регулярно нарушала режим: приводила в центр Сашу, оставляла на ночь. Того, порой являвшегося к сыну и жене навеселе, даже приходилось выдворять милиции.

После центра идти Фариде с малышом было некуда, и ей предложили временно определить сына в Могилевский дом ребенка. Где она его и оставила. На год с лишним.

Пристроив малыша, несовершеннолетняя Фарида, так и не окончившая лицея, вернулась в интернат в Бобруйск, где вскоре узнала, что снова беременна. Потом она признается: ребенок был ей не нужен, хотела сделать аборт. Но Саша запретил. И в октябре 2015–го у них появился второй сын — Игорь, который вслед за Ильей тоже отправился в дом ребенка.

К тому времени молодому папе Саше, получившему специальность, нашли работу по месту его регистрации — в Краснопольском районе. Но уезжать так далеко от любимой он не захотел. И ему подфартило: встретил приятеля, с которым учился в интернате, тот устроил его к себе на работу — у Корнея в Могилеве была своя мастерская по ремонту мобильных телефонов.

После работники дома ребенка расскажут следователям: Александр и Фарида исправно навещали сыновей, привозили еду, одежду и игрушки. Потому в августе 2016 года специальная комиссия, обследовав жилищные условия молодой семьи, разрешила ей забрать детей домой. Илья и Игорек перебрались к маме и папе — в съемную квартиру. Казалось бы, вот оно, счастье — семья воссоединилась. Только счастья, увы, не случилось.

Первое время Саша с Фаридой жили на «подъемные» деньги, что парню выделили по окончании училища, и на детские пособия. Глава семьи оказался лентяем — трудиться не желал, в результате был уволен по статье, а новую работу так и не нашел. Потому все чаще оставался дома, присматривал за детьми.

Фариду — красивую, как картинка, — участь домохозяйки не радовала. Взбалмошная, она просто не могла долго усидеть на одном месте. Не желала связывать себя по рукам и ногам обязательствами, ведь у ее ног, как ей казалось, был весь мир, в котором столько радости, новизны, соблазнов. В итоге молодая мамаша даже угодила под статью — ее задержали со спайсами, возбудили уголовное дело за незаконное, без цели сбыта, хранение наркотиков и приговорили к 2 годам ограничения свободы без направления в колонию. Это должно было поумерить пыл Фариды, но восточный темперамент оказался сильнее голоса разума. Зная, что она может выходить из дома ежедневно лишь с 5 до 7 вечера, она могла исчезнуть на весь день, а то и на несколько суток. И тогда Александр оставался и за мать, и за отца.

Те, кто знал эту парочку, после убеждали следователей: Саша действительно любил Фариду. Она же просто пользовалась им. Играла на чувствах, на нервах: исчезая из дома без предупреждения, даже не оставляла ему денег на детей. И отцу, случалось, приходилось кормить их сладкой водой. Таков был дневной рацион двухлетнего и годовалого ребенка.

Мало того, Саша прекрасно знал: у жены есть «друг». Она этого и не скрывала. Как–то пришла с ним прямо домой, потребовала у мужа удалиться, чтобы уединиться с другим. А потом Фарида призналась супругу, что жить с ним не будет. 29 ноября прошлого года она собрала кое–какие вещи и отправилась в Краснополье. Объяснив, что собирается найти там жилье и перебраться туда с детьми и новым возлюбленным.

На следующий день Александр, оставшийся с сыновьями, вызывал «скорую» младшему. Что произошло, почему он избил своего любимца Игорька, к которому питал большую симпатию, чем к старшему сыну, — до сих пор остается загадкой. Саша упорно твердит, что ребенок просто падал: с кроватки, дивана, ударялся головой. Но экспертиза показала: избиение малыша было системой. Некоторые повреждения — давние, сломанные ребра успели срастись. А это прямое доказательство, что мальчика сильно избивали. Ведь в этом возрасте кости у детей эластичные, и сломать ребра, упав с кровати, ребенок не мог.

Узнав о ЧП, Фарида, конечно, плакала. Она ведь потеряла не одного ребенка. Ее «автоматом» лишили и права на старшего — Илью. Совсем недавно Александра приговорили к 17 годам лишения свободы в колонии строгого режима. На суде он не каялся, повторял лишь, что это жена его довела. Женат он, впрочем, будет недолго — супруга уже подала документы на развод.

КОММЕНТАРИЙ

По мнению следователя по особо важным делам отдела по расследованию преступлений против личности и общественной безопасности управления Следственного комитета по Могилевской области Инны Ильвовой, которая вела это дело, в трагедии виновен не только Александр:

— Эти двое изначально не были готовы ни стать супругами, ни тем более родителями. Выросшие в неблагополучных семьях, они даже не представляли, что такое брак, что людей, которые идут на такой ответственный шаг, должны связывать не только страсти. Не понимали, что семья — это в первую очередь ответственность за того, кто рядом, тем более за детей. Что касается Александра, хоть психолого–психиатрическая экспертиза и признала его вменяемым, он, наверное, в какой–то момент действительно не справился с непомерной нагрузкой, которую на себя взвалил. В итоге «громоотводом» стал ни в чем не повинный ребенок. Произошла беда, которая перечеркнула одну только начавшуюся жизнь и полностью перекроила судьбу самого Александра. Что до Фариды, то у нее так и не развился, а быть может, напрочь отсутствовал материнский инстинкт. Даже чувство сострадания ей, похоже, не присуще. После того как ее старшего ребенка забрали в детдом, она первым делом поинтересовалась, не как чувствует себя малыш, на глазах у которого убивали братика, а где ей получить «похоронные деньги» на Игорька. Горько и оттого, что рядом с Фаридой и Александром, которые, сами будучи детьми, родили собственных детей, не оказалось взрослых, которые взяли бы их под свое крыло, под опеку. Формально они были, но, как показала жизнь, сироты, выросшие в приюте, по сути, оказались предоставлены сами себе.

Ольга КИСЛЯК

olgak53@mail.ru

Фото предоставлено управлением Государственного комитета судебных экспертиз по Могилевской области.


КРИМ–ИНФОРМ

Памятники–то зачем ломать?

О вандализме на местном кладбище 22 июля милиции сообщила жительница агрогородка Староселье в Крупском районе. Оперативно принятые меры позволили быстро задержать подозреваемых и восстановить картину происшествия.

Двое парней накануне приехали из Минска в сельскую местность — погостить к своим бабушкам. Проведав их, выпили. Когда спиртное закончилось, отправились к приятелю на соседнюю ферму и продолжили пить. Когда и этого показалось мало, пошли на близлежащее кладбище, надеясь найти выпивку там. Не нашли. Крушить памятники взялись то ли от злости, то ли от сильного опьянения — сами объяснить толком не смогли. Причиненный ущерб составляет около тысячи рублей. Возбуждено уголовное дело. Вандалам (одному 21 год, другому 22) грозит до 6 лет лишения свободы. О происшествии рассказали в УВД Миноблисполкома.

Пугал медведя — попал в людей

Трагедия произошла воскресным вечером в Иркутской области. Пожилой отец и его сын плыли на моторной лодке вниз по течению реки Кута, когда заметили в воде медведя. Испугавшись, пенсионер открыл стрельбу из нарезного карабина. При этом над рекой стоял густой туман.

После нескольких выстрелов стрелявший заметил в тумане встречную моторную лодку с тремя людьми на борту. Приблизившись, отец с сыном обнаружили, что двое из пассажиров лодки убиты, один легко ранен. Выпущенные по медведю пули попали в людей. Погибшим было 46 и 56 лет. Подозреваемый в двойном убийстве охотник задержан. Все участники инцидента — жители одной деревни.

Не тому научился

Странное развлечение нашел для себя 17–летний учащийся производственного лицея: в Барановичском районе юноша стрелял из пневматического пистолета по окнам Жемчужинской СШ. В местный отдел внутренних дел об инциденте, произошедшем утром 21 июля, сообщила заместитель директора школы.

Шалость лицеиста обернулась для учреждения образования одиннадцатью подпорченными стеклопакетами. Для самого хулигана — задержанием и уголовным делом.


Егор НОСОВ.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?