Сгущенные вопросы

Можно ли порядочность регулировать законами?

Вопрос, который лично меня волновал задолго до «раскрепощения предпринимательства»: есть ли у бизнеса некая «моральная ответственность», назовем это так. Свежий пример, чтобы пояснить, что имею в виду: «Госкомитет по стандартизации запретил ввоз и продажу в Беларуси сгущенного молока торговой марки «Курское раздолье», изготовленного ООО «Промконсервы» (Россия)».


В чем дело? В лаборатории установили: «Молочного жира в жировой фазе продукта — 6% вместо заявленных в маркировке 50%». Переводя что на русский, что на белорусский, получим одинаково: молока в той сгущенке практически нет. А о том, что именно в ней есть, остается лишь догадываться, потому что верить, как понятно, уже нельзя.

Я понимаю, что у соседей так уж сложилось, о причинах и следствиях можно говорить бесконечно. Я знаю, что Марксово «при 300% прибыли» еще никому в мире опровергнуть не удалось. Я выучил, что человек ищет свою выгоду, а в бизнесе это вообще аксиома. Поэтому не о прекраснодушии разговор.

Но я вот чего осознать не могу: сгущенка — это детское лакомство, что у нас, что в России. И производя ее, ты точно знаешь, что попадет она в рот детям. Детям. Но даже половины молока, судя по маркировке, ты туда не кладешь. Кто ты? Что у тебя в голове? Можно тебя называть человеком или уже нужно искать другое слово?

А ведь у директора ООО «Промконсервы» (и у работников, и у учредителей), наверное, есть семья. Есть партнеры. Есть друзья и приятели, с которыми он ездит жарить шашлыки, встречается в гостях, выпивает, за жизнь разговаривает. Они есть, хотя их не должно быть. Директор — член общества, хотя... И я не только о сгущенке — мало вокруг таких примеров?

Речь не о «российском» или «белорусском», «плохом» или «хорошем» бизнесе, потому что для такого бизнеса нет ни границ, ни национальностей. Речь о все–таки разной общественной морали, о той самой внутренней ответственности и порядочности, если хотите, — они разные в стране победившего капитализма и нашей стране. Говоря о капитализме, я имею в виду любую страну. Или вы считаете, что есть принципиальная разница, если я не кладу жмых, химию и прочий отстой в детское питание лишь потому, что боюсь нарушить строгий демократический закон? Так найди я легальный способ его обойти — сразу появятся продукты «для старой Европы» и для «этих, вновь принятых», из сэкономленного. Строго по анекдоту советских еще времен: «Паштет из конины и рябчиков, один к одному».

Кстати, о законах. Минфин России подготовил законопроект, в котором «приравнивает ввоз санкционных продуктов к контрабанде». То есть если ты нелегально везешь «санкционку», то тебе грозит уголовная ответственность — примерно такая же, как если бы ввез «ядовитые, взрывчатые и радиоактивные вещества». Закон есть (если будет) закон, его не обсуждать, а исполнять надо. Но смотрите, что получится: курские дети, поедая «санкционные» фрукты (а они заведомо качественные, нет смысла возить фальсификаты, так как предложение избыточно), будут потреблять «уголовную» продукцию. А травиться местной сгущенкой курским детям не только можно — по сути, и наказания–то за это никому не будет. Если честно.

Надеюсь, понятно, что я не контрабанду здесь защищаю. И не противоправные действия пытаюсь обелить. Я вот о чем: закон может помогать человеческой порядочности. Но заменить ее — не может. В обществе сначала появляются традиции и нормы поведения, затем выкристаллизовывается мораль — и потом пишутся законы, помогающие ее сохранить. Но вот та самая «моральная ответственность», с которой я начинал, считаю, первична. Либо она в обществе есть, либо уже нет.

Либо есть понимание, что нельзя такую сгущенку делать для детей. Невообразимо. Невозможно. Либо — возможно, а почему нет? Это ж какие бабки! И тогда нужно всего лишь «обойти» закон, что несложно. В конце концов, заплатишь штраф — то есть отдашь часть прибыли. Понимаете, в чем тут фокус? Вместо раздумий о «добре и зле», в которых человечество никак разобраться не может и которые только задерживают в пути по–настоящему предприимчивого человека, нужно просто подсчитать. Перевести проблему в мир абстрактных цифр, свести дебет с кредитом. Видишь на бумаге положительное сальдо — вперед, можно делать. А детей мы любим, мы ж не звери. Даже игрушек в детский сад прикупим, прибыля позволяют...

И мне отчаянно хочется, чтобы «раскрепощая бизнес», мы не потеряли берега. Чтобы, как и прежде, покупали рогачевскую или глубокскую сгущенку, не глядя на маркировку. Не читая мелкий шрифт. Просто потому, что верим. Пока верим — и пусть бы оно так и было.

mukovoz@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Сергей, 55, Могилев
И если честно, то ничем не удивили. Пол года назад в Кричеве купил тушенку из России. Сразу после открытия выбросил в помойку. Ее не то что б употреблять, ее даже нюхать невозможно. Вопрос, "Зачем такую продукцию вообще допускать на рынок Беларуси?" Но и у нас, извините не все хорошо. Лет пять назад купил тушенку Оршанскую - был в шоке.Продукция не лучше чем из России. Сейчас тушенку совсем не приобретаю, сложилось устойчивое мнение "ДЕРЬМО". Отбили охоту навсегда. А потом узнал, позже, что в Орше мясокомбинат сгорел и при ревизии недосчитались мяса на миллионы рублей. Так оно и по тушенке было видно, что там мяса и в помине нет. Но флаг с ним, с мясом, вопрос в другом, -"Что они ложили в банку с тушенкой, ведь массу банки нужно было выдержать?".  
Георгий
Андрей, то, что Вы написали об этом, действеннее любого закона.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?