Сеять добро не только на сцене, но и в жизни

ОПЕРНАЯ дива исполняет партии, которые нередко называют «киллерами для сопрано», — нежная Мадам Баттерфляй, смелая Аида, царственная Турандот, властная Абигайль, капризная Тоска. Певица не просто создает образы своих героинь — каждый раз, выходя на сцену, она проживает их жизнь. Душевную трагедию и муки безответной любви помогает передавать уникальный голос — драматическое сопрано. За выдающиеся достижения вокального и исполнительского мастерства певица удостоена Государственной премии Беларуси 2012 года. Каким должно быть идеальное оперное исполнение? О каких партиях мечтает признанная артистка? И как поклонники проявляют внимание к таланту исполнительницы? Об этом рассказала сама Нина ШАРУБИНА.

Репертуар заслуженной артистки Беларуси, ведущего мастера сцены Национального академического Большого театра оперы и балета Нины Шарубиной, поражает сложностью

ОПЕРНАЯ дива исполняет партии, которые нередко называют «киллерами для сопрано», — нежная Мадам Баттерфляй, смелая Аида, царственная Турандот, властная Абигайль, капризная Тоска. Певица не просто создает образы своих героинь — каждый раз, выходя на сцену, она проживает их жизнь. Душевную трагедию и муки безответной любви помогает передавать уникальный голос — драматическое сопрано. За выдающиеся достижения вокального и исполнительского мастерства певица удостоена Государственной премии Беларуси 2012 года. Каким должно быть идеальное оперное исполнение? О каких партиях мечтает признанная артистка? И как поклонники проявляют внимание к таланту исполнительницы? Об этом рассказала сама Нина ШАРУБИНА.

— Нина Владимировна, позвольте поздравить вас с присуждением награды. Думаю, что для каждого человека признание на государственном уровне значит многое…

— Безусловно, приятно, когда твой труд ценят. Но я не могу воспринимать высочайшую государственную награду как личное достижение. В первую очередь это оценка оперного искусства Беларуси. И приятно, что оно получило такое высокое признание.

— Наверняка звание лауреата прибавляет и ответственности…

— И прежде всего ответственности перед собой. Жизнь показывает: чем больше у артиста регалий, тем требовательнее к нему относится публика. Признанному певцу зритель не прощает ошибок. Бывают, конечно, маленькие промахи, заметные только артисту. Но мы все живые люди, работаем не под фонограмму, а отпеть спектакль от начала до конца не так уж и просто. Иногда становится стыдно, поскольку знаешь, что можешь петь лучше.

— Мне показалось, или вы склонны к самоедству?

— Да, склонна, но стараюсь от него избавляться. Самобичевание уничтожает самооценку, что недопустимо для творческого человека. Недовольство от выступления возникает в том случае, если идеальное в твоем понимании исполнение не совпадает с реальным.

— А что в вашем понимании означает совершенное исполнение?

— Это очень сложный и многогранный вопрос, ведь у каждого певца свое собственное видение и ощущение. Мне, допустим, нравятся артисты, излучающие силу и уверенность. Им комфортно выступать на сцене, и зритель это чувствует, даже если до конца не познал все тонкости певческой техники.

— Вы обладательница уникального драматического сопрано с густым и сочным тембром. Но даже мощный голос нуждается в трепетной заботе и постоянном внимании. Как обеспечить долгую жизнь оперному голосу?

— Во-первых, все зависит от вокальной школы. Если у артиста недостаточная профессиональная подготовка, его голос быстро износится. Например, форсирование звуков может вызвать большое напряжение в связках, в результате вокалист не сможет управлять своим инструментом. К тому же без мастерского владения голосом не получится ничего воссоздать на сцене.

Во-вторых, каждый исполнитель должен петь только свой репертуар — партии, которые позволяют ему наиболее полно раскрыть вокальные возможности. Ярких заманчивых ролей бесчисленное количество, и вокалисты порой становятся всеядными, распыляясь на разные спектакли. Певцам необходимо противостоять искушению исполнять партии, диапазон которых не соответствует их голосу. Иначе в силу природных данных они не смогут передать всю красоту авторского замысла пусть и очень привлекательных, лично симпатичных вещей. К экспериментам нужно осторожно относиться. Я твердо убеждена в том, что голос нельзя предавать.

— В театре вы исполняете ведущие партии. Знаю, что до недавнего времени мечтали спеть Леди Макбет. Это желание осуществилось?

— Мне посчастливилось дважды спеть Леди Макбет в концертном исполнении. Однако до сих пор большой мечтой остается воплощение спектакля Джузеппе Верди на сцене Большого театра. Было бы очень интересно поработать с режиссером над материалом, в котором очень много актерской игры.

— Как поклонники проявляют внимание к вашему таланту?

— Один из моих поклонников балует подарками. Когда после спектакля на сцену выносят огромный букет роз, понимаю, что он находится в зале, несмотря на то, что живет в Финляндии. Конечно, подарки радуют любую женщину, но внимание более ценно. Очень трогает, когда незнакомые люди подходят на улице и благодарят за спектакль. Огромное им за это спасибо. Всегда приятно, когда тебя окружают люди, понимающие всю сложность профессии солиста.

— Нина Владимировна, чему вас научила опера?

— Прежде всего отношению к людям. Театру свойственно обостренное чувство локтя. Здесь, как говорится, один в поле не воин. Годы работы приучили к дисциплине и собранности. Профессия вокалиста очень сложная, и в ней трудно выжить, поэтому нужно стараться пребывать в мире и гармонии с собой, при этом отдавая людям как можно больше. Я поняла следующее: надо сеять добро не только на сцене, но и в жизни.

Елена ПУНТУС

Фото БЕЛТА

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?