Беларусь Сегодня

Минск
+20 oC
USD: 2.07
EUR: 2.33

Сержант Самарская

Мария ЧЕРНЫШЕВА, минчанка, ветеран войны, награждена орденом Отечественной войны II степени...

Мария ЧЕРНЫШЕВА, минчанка, ветеран войны, награждена орденом Отечественной войны II степени, медалью "За оборону Сталинграда" и другими, бывший инженер-технолог:


- В военные годы я дослужилась до сержанта. Все меня величали - сержант Самарская, по девичьей фамилии. Когда началась война, мне было 24 года. Сделали объявление: женщины, которые хотят служить в армии, могут подать заявление. Тогда нам казалось, что это игра... Кто ж знал, что спустя пару дней мы будем стрелять по живым людям, таскать на хрупких плечах раненых, маневрировать среди пуль.


Направили нас на Дон, в отдельный зенитно-артиллерийский дивизион. Получили обмундирование. Девчонки все стройные, а одежду выделили пятидесятого размера, а то и больше, ботинки - сорок второго. Надели всю эту "красоту", так командиры чуть со смеху не покатились: "Настоящие бойцы!" Первым испытанием для нас стал железнодорожный мост через Дон, который мы охраняли день и ночь, а в 1942-м его разбили немцы. Нам приказали отступать к Волге. Кругом - степь, ни воды, ни травы. От усталости засыпали на ходу. Идешь - и "клюк" носом в соседа. Когда обосновались на берегу Волги, началась танковая атака немцев. Двести дней и ночей обороняли мы Сталинград. За плечами - река, впереди - немцы. Отступать некуда. На нас танки идут, а мы пушками отбиваемся. Что у нас было?.. Кровь, слезы да надежда: все получится.


Помню, 32-килограммовые снаряды нужно было от смазки очищать, а морозы ударили суровые. Пальцами вроде двигаешь, а ощущение, что в ледяных перчатках. Тогда руки свои и застудила.


Страха у нас в то время не было. Только в плен боялась попасть, а погибнуть - нет! Одно время служила телефонисткой. Однажды телефонную линию повредили. Бежим мы с подружкой исправлять ситуацию, а тут минометный обстрел. Глядь по сторонам - крохотный окоп. Мы в него. И тут моя приятельница как закричит - лягушку увидела. И мы выскочили под минометный обстрел из-за этой лягушки...


А сколько раненых пришлось перетаскивать на плечах. Первые навыки медсестры осваивала в экстремальных условиях. Пули свистят, а тут солдат с раздробленным коленом: "Сестричка, надо перевязать". Война всему научила. Разве только операций не делала.


Свое "легкое" ранение, после которого я больше полугода не могла прийти в себя, получила под Гомелем. Мы охраняли крупный железнодорожный узел, где стояло четыре бронепоезда. Немцы спустили на небольших парашютах фонарики - и мы оказались освещены. Началась стрельба. Я даже не поняла, как меня ранило. И потом продолжала носить раненых в укрытие. Вдруг чувствую, что у меня полный сапог воды. Опускаю взгляд, а это не вода - кровь.


Рана долго не заживала, гноилась. Лечить было нечем. Из антибактериальных препаратов - красный стрептоцид. Да что говорить: бинтов и тех не хватало. Девчата-медсестрички стирали гнойные кровяные бинты. Даже специальное отделение для этого было.


Вспоминается наша встреча с мужем во время войны. Мы с ним столько не виделись... Вскоре узнала, что беременна. Ну, думаю, отслужила я свое. Родила сына в отцовском доме. Переехали в Минск, муж служил в органах госбезопасности. К сожалению, его уже нет в живых. Мне 97 лет. Часто слушаю военные песни и вспоминаю мужа, войну, службу... Не должна эта память кануть в небытие!


Советская Белоруссия №123 (24506). Среда, 2 июля 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи