Сергей Рабченко:

Интервью с Сергеем Рабченко

«В детстве боялся, что хулиганов будет больше пяти»

«В детстве боялся, что хулиганов будет больше пяти»



Вообще–то это довольно странно, что, подводя итоги уходящего спортивного года, об этом парне почти не вспоминают. Между тем Сергей Рабченко сегодня фактически в одиночку тянет на себе воз всех былых традиций белорусского бокса.

Приняв однажды решение перебраться из любителей в профессионалы, он нашел свою дорогу. Первые успехи пришли быстро, а вскоре на парня всерьез обратили внимание. Теперь он — видная фигура в мировом профессиональном боксе, действующий чемпион Европы и один из главных претендентов на пояс чемпиона мира в первом среднем весе (до 69,85 кг). Титульный бой Сергею Рабченко предстоит уже в следующем году. Его команда во главе с легендарным боксером Рикки Хаттоном верит, что у них в руках оказался настоящий самородок, который уже прошел огранку и готов блистать.

Месяц назад Рабченко в четвертый раз защитил титул чемпиона Европы по версии Европейского боксерского союза (EBU), победив в Болгарии представителя Уэльса Брэдли Прайса. Вернувшись ненадолго в Минск, Сергей успел решить здесь кое–какие дела и отбыл на отдых. Но, как говорил Остап Бендер, у нас длинные руки. Открыв однажды утром свою электронную почту, Сергей обнаружил там внушительный список вопросов. 

И любезно согласился на них ответить в режиме блиц. Для того чтобы было ясно, что голова у боксеров отнюдь не для того, чтобы в нее есть, как многие думают, и что бокс вообще — интеллектуальный вид спорта, менять в ответах Рабченко мы ничего не стали. Прочтите это интервью и убедитесь сами, что в этом не было никакой необходимости.

— Сколько времени после боя ты обычно выделяешь себе на отдых?

— Около двух–трех недель. Этого мне вполне достаточно для полного восстановления.

— Что делаешь?

— Ничего особенного. Встречаюсь, общаюсь с друзьями. Сейчас посвящаю себя любимой девушке.

— Подготовка к бою длится дольше?

— Конечно. Приблизительно три месяца. Но каждый боец индивидуален, кому–то, например, и двух вполне достаточно.

— Как проходит твой тренировочный день на пике подготовки?

— Обычно это предпоследняя неделя перед боем. Каждый день максимальные нагрузки и, конечно, очень большое количество спаррингов.

— Сколько людей входит в твою команду?

— Их пятеро. Сергей Пыталев, Рикки Хаттон, Майк Джексон, Николя Риффар и Филипп Фондю.

— Непосредственно после боя как расслабляешься?

— Расслабиться толком не получается, так как адреналин дает о себе знать. Но бой позади, скоро домой — это и есть релакс.

— Спишь лучше накануне боя или после?

— Накануне боя сон гораздо крепче и могу проспать вплоть до самого отъезда на арену. После поединка мысль о вылете домой не дает покоя.

— Снятся ли боксерские сны?

— Да, я вижу боксерские сны, но очень–очень редко.

— Твой самый тяжелый бой в карьере?

— В жизни ничего легко не дается, соответственно нет тяжелых и легких боев.

— Что самое трудное и неприятное для тебя во всем тренировочном процессе?

— Травма, мешающая тренировочному процессу.

— Насколько активно ты используешь в своей подготовке кроссы?

— Ежедневно.

Сергей Рабченко — известный нокаутер.

— Бегаешь в наушниках? Что слушаешь?

— Да, в наушниках. Предпочитаю задорную музыку. Часто смотрю ТВ, когда бегу по электронной дорожке.

— Фильмы о боксе?

— Нет. Что–нибудь легкое.

— «Бой с тенью» смотрел? Там Андрей Панин играл роль злого промоутера. Они (промоутеры) все такие? Дон Кинг тоже ведь злой гений...

— Все люди разные. Я считаю, что мне с промоутером повезло. Рикки Хаттон — необычный промоутер, он известный боксер в прошлом, многократный чемпион мира, гордость Великобритании. Рикки не только организовывает мои поединки, но и непосредственно участвует в моем тренировочном процессе, поддерживает со мной дружеские отношения. Так что злой гений — это точно не про него.

— Бокс — жесткий бизнес?

— Большинство видов спорта — жесткий бизнес.

— Недавно бой между Флойдом Мейвезером и Саулем Альваресом установил новый рекорд телевизионных продаж в размере 150 миллионов долларов, полученных от 2,2 миллиона подписчиков, купивших платную трансляцию. Гарантированный гонорар Мейвезера при этом составил 41,5 миллиона, а Альвареса — около 11 миллионов долларов. Мечтаешь выйти на такой уровень?

— Если вы о деньгах, то для меня не это главное. Я занимаюсь любимым делом, вот что важно. И вам не передать те чувства, которые переполняют меня, когда я победил и рефери поднимает вверх мою руку, а моя команда — флаг моей Родины! Да и если говорить начистоту, то реальные доходы спортсменов далеки от тех цифр, которые тиражируются в прессе.

— Но что бы ты сделал первым делом, получив такие деньжищи?

— Я бы просто продолжил свой путь.

— Есть у тебя мечта — розовый «Кадиллак» или красный «Феррари»?

— На данном этапе жизни я вполне доволен своим автомобилем.

— Твой самый большой гонорар за карьеру?

— Не хочу вас разочаровывать, поэтому скажу так: если преследовать цель заработать деньги, то лучше заняться футболом, хоккеем или гольфом.

— 5 ноября в Таиланде заседание конгресса Всемирного боксерского совета подтвердило твой первый номер мирового рейтинга WBC. В связи с тем, что действующий чемпион мира в твоем весе Флойд Мейвезер владеет титулами WBC в двух весовых категориях, его попросили определиться, в какой весовой категории он предпочтет боксировать. Также WBC назначило поединок Сергей Рабченко — Сауль Альварес. В зависимости от решения Мейвезера этот бой будет носить статус претендентского, либо за вакантный титул чемпиона мира. Ты бы какое решение Мейвезера предпочел? С одной стороны — титульный бой, с другой — возможность встретиться с ним на ринге.

— Конечно, хотелось бы встретиться с Непобедимым, но Мейвезер поднялся в эту весовую категорию только для встречи с Альваресом. Поэтому будем реалистами. Бой за титул чемпиона мира мне предстоит уже в следующем году. Но не с Флойдом. И думаю, что не с Альваресом.

— Не боишься этого рыжего мексиканца?

— Ко всем соперникам отношусь с уважением, а чувство страха я давно уже в себе победил.

— Мейвезер велик?

— Он очень хороший боксер. Но велик тот, кто побеждал великих.

— Оскар де ла Хойя?

— Это один из любимых и уважаемых мною боксеров.

— Артуро Гатти?

— Майк Тайсон! Вот он — великий боксер! Также мне очень импонируют действия Дэнни Гарсии.

Тренировка до седьмого пота.

— Если долгожданный бой между Мэнни Пакьяо и Флойдом Мейвезером все же состоится, то ты за кого будешь болеть?

— Манера боя Мейвезера мне не нравится, но я его уважаю. Пусть победит сильнейший.

— На профессиональном ринге ты провел 24 боя, одержал 24 победы, из них 18 нокаутом. Нет страха поражения, ведь когда–нибудь это должно случиться?
— У меня 25 боев и 25 побед. Много знаменитых боксеров заканчивали карьеру с цифрой 0 в графе поражений. Это одна из моих целей. А о страхе я уже говорил, он повержен.

— Чего ты больше всего боялся в детстве?

— В детстве я боялся, что хулиганов будет больше пяти.

— Мама за тебя боится?

— Мама волнуется. Но не боится.

— Рикки Хаттон — жесткий тренер?

— Он позитивный человек, но дело свое знает! Это неудивительно, ведь у него богатый опыт в подготовке к боям за титул чемпиона мира.

— Ты видел его поединки? С тем же Мейвезером, к примеру?

— Нет, я редко смотрю бокс.

— Самый ценный совет, который он тебе дал?

— Твой самый опасный соперник — это ты сам. Если сумеешь его победить, то the sky isn’t a limit. Говоря по–русски: небо — не предел.

— Уехать жить и тренироваться в Британию, например, нет желания или возможности?

— Уже около двух лет я провожу тренировочные сборы за границей фактически перед каждым поединком. Выходя на высокий уровень, необходимо набираться опыта разных школ бокса. А жить мне нравится в родной Беларуси.

— Есть мнение, что центр профессиональной боксерской жизни постепенно переезжает из Америки в Европу. Что думаешь по этому поводу?

— Я не сторонник этого мнения. Все по–настоящему крупные поединки проходят в Америке, ввиду отлаженной системы работы телевидения.

— Мемуары Майка Тайсона читал?

— Нет.

— Там есть пассаж о том, что, сдавая анализы после боя, он использовал искусственный пенис, чтобы обвести вокруг пальца допинговых комиссаров.

— Пиар. Книга ведь должна продаваться. Кстати, я слышал, что у Марадоны тоже такой был.

— Вас часто проверяют на допинг? Как проходит эта процедура и возможно ли смошенничать?

— На допинг проверяют постоянно. Смошенничать нереально.

— А какой допинг может быть в боксе? Кроме кокаина, конечно.

— Без понятия.

— Я к чему про кокаин. Недавно британский сайт News of The World опубликовал видео того, как Рикки Хаттон принимает наркотик. По свидетельству очевидца, за ночь он употребил семь линий кокаина, одиннадцать пинт пива, четыре стопки водки, два бокала вина и несколько коктейлей.

— За границей вокруг знаменитых людей часто используют грязные игры. Я подобные вещи не комментирую.

— Ты в жизни часто дрался?

— Защищался, но не дрался. Учитывая силу моего удара, драки не получается.

— Википедия говорит, что Рабченко — это твое прозвище? Причем пишет оно так: RabchenKO. Что это значит?

— КО — обозначение нокаута в боксе. Большинство поединков я закончил нокаутом. Вот и получился — РабченКО.


— На том же сайте утверждается, что в жизни ты — Евгений Градович.

— Я — Сергей Рабченко.

— В средних весах профессионального бокса до тебя главными белорусскими звездами были Сергей Гулякевич и Юрий Романов. Пока вдруг резко не пропали с радаров. Какова судьба этих парней?

— Не знаю, мы не общаемся. Слышал, правда, что Юра Романов успешно провел поединок в России.

— Какие выводы сделал из их ошибок?

— Нужно ценить тех людей, благодаря которым ты смог чего–то достичь.

— Кто тебя привел в бокс?

— В бокс пришел исключительно по собственной инициативе.

— Не жалеешь, что ушел из любителей? Может, был бы шанс стать олимпийским чемпионом.

— Не жалею. Любительский бокс — это не мое. А стать чемпионом мира среди профессионалов, на мой взгляд, престижнее.

Советская Белоруссия №241 (24378).Суббота, 21 декабря 2013 года.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости