Сердце под прицелом

“Партизанская работа – это искусство”: ветеран ВОВ Александр Слобода рассказал, как шла борьба на оккупированных территориях

Сражение на Буйничском поле, оборона Могилева, Смоленска, Москвы, партизанская борьба – по такому маршруту вела судьба участника Великой Отечественной войны, окопника и партизана Александра Ивановича Слободу. Корреспондент «Рэспублікі» встретилась с ветераном: 98-летний житель Минска еще раз прошел в памяти дорогами войны. 

Беззвучная тревога

Бойцы 53-й стрелковой дивизии ложатся спать в праздничном настроении. Завтра они отметят десятилетие формирования. Рядовой Александр Слобода тоже в предвкушении юбилея. Все ждали праздника, но из постели их выдернула тревога.

Александр СЛОБОДА, май 1942 г.
27-й отдельный разведывательный батальон грузился по вагонам. Состав отправлялся из Саратова на Запад. Никто не понимал, почему не дали отметить день рождения дивизии, к которому так готовились. Красноармейцы дорогой балагурили и строили догадки. Было в них все, что угодно, но только не надвигавшаяся война...

— Едем в этих телятниках, смеемся. Впереди — учения. Расположились на реке Сож в Пахомовой роще. А спустя несколько дней утром нас опять подняли по тревоге. Объявили, что началась война. Все по машинам, и колонна поехала в направлении Бреста, но, увы, не доехала. Дальше на этих дорогах уже хозяйничали немцы. 

25 июня. Река Друть. Тут Александр Иванович впервые искупался в бою. 

— «Лечь в картошку и не дышать», — командует всем нам командир Василий Жмаков. Мы со смешком припадаем к земле. Что поделаешь, молодость — вся жизнь впереди, вот и смеялись, — в глазах ветерана вспыхивает блик задора далеких лет. — Тогда, в первые лихие дни, до необстрелянного сознания еще не доходило, что молодые годы, равно как и всю жизнь, может в любой миг смыть взрывной волной. 

Земля  бьется  в  судорогах.  Сил  Александру  Ивановичу  недостает, чтобы остановить эту конвульсию. Рев полосует звуковое пространство. Гусеницы танков впиваются в почву. Следом идут машины. 

— Думали сначала, наши, а потом увидели: свастика на бортах. На рожон не полезли. Начали занимать оборону по Днепру. Вели бои без техники и прикрытия с воздуха. Нам давали бутылки с зажигательной смесью. Я два танка в окружении подбил. А люди вокруг погибали и погибали. 

Днепр обагрился. Река омывала тех, кого сбрасывала трясущаяся в лихорадке земля. Город защищали до последнего патрона. Когда все закончилось, поступила команда: «Оставить Могилев». 

— Мы шли по лесам, болотам. Страшно было всегда. Война, — Александр Иванович, глядя в пол, замолкает. Пробирается в чащу воспоминаний и, будто стряхнув ужас, по-боевому продолжает путь. Идти этой дорогой в памяти тоже нелегко. — Зайдешь в деревню, люди краюшку дадут. Хлеб этот ниткой делили, чтобы никого не обидеть. Ножа ни у кого не было. Перекусишь, ржавой водичкой запьешь — и дальше. 

Работает снайпер

Парадный пиджак Александр Слобода надевает редко. Но для газеты он переоблачился. Награды мягко зазвенели победный благовест. Ордена и медали слегка наклонили ветерана вперед. Но командир вернулся в привычную осанку и победно улыбнулся в объектив. Семнадцать раз он поднимался в атаку, часто ходил за линию фронта. 

«Это чудо было, как мы выстояли»
Фото Юрия МОЗОЛЕВСКОГО
Мой собеседник трепетно перебирает в уже не настолько послушных пальцах знаки отличия, освященные кровью и порохом. Вот два ордена Красного Знамени. На одном повреждена эмаль. Эта награда для него самая ценная. Она спасала Александра Ивановича под Москвой от пули немецкого снайпера. 

Слободу кликнул командир. Александр сделал несколько шагов, по снегу посыпали пули. Командир смекнул — работает снайпер: «Ложись!»

— Я лег, тихонько подполз к сосне. Стал заходить за дерево, и вдруг почувствовал сильную боль в груди. Добрался до части, снимаю гимнастерку, — Александр Иванович рисует пальцем на пиджаке воображаемую точку снайперской мишени. – Пятно у меня тут синее. Пуля ударила по ордену и отскочила. Остался только след на коже от винта, который слегка вдавило. Это свидетельство боевой славы дали за «языка». 

Александр Иванович говорит тише, будто по большому секрету: 

— Пересекли с группой реку Угра. Пробрались в тыл врага. Смотрим, кто с кухней едет, кто еще куда. Подкарауливаем одного, выскакиваем: «Руки вверх!» Он: «Ай-яй!» Берем его в окружение и ведем. Я прикрывал группу сзади. Немец заметил и начал обстреливать из миномета. Меня ранило осколком. Ребята уложили на плащ-палатку и потащили через реку. Я в небо смотрю, главное, водой не захлебнуться. Потом они мне рану сами промыли и перевязали. 

Командир с неба

В ноябре 1942 года Александра Слободу направили в тыл противника командиром партизанского отряда № 3 бригады имени Ленинского комсомола. Соединением тогда руководил Даниил Райцев. Александр говорит о первой встрече: спрыгнул к партизанам с дерева. 

— Кружим на «кукурузнике». Летчик боится садиться – погода плохая. Я ему: «Разворачивайся назад». Он: «Нет. Мне нужно тебя выбросить». Впервые прыгнул с парашютом и зацепился за сосну. Вишу, как сосиска на проволоке. Слышу разговор внизу. Автомат на взвод, пистолет перезарядил. По говору вроде наши. «Кто такие?» — спрашиваю. А мне снизу: «А ты кто?» — «Я к вам». — «А мы ждем нового командира». Так мы и нашлись. Я молодой, энергичный, думаю: ну, сейчас буду громить немцев. На фронте-то уже знаю, как. А тут совсем другое дело. Сложнее. Партизанская работа – это искусство. Мы действовали на территории Витебской области. Уничтожали фашистские гарнизоны, пускали эшелоны под откос, – Александр Иванович говорит тяжело, с паузами, будто сдвигает валун на входе в пещеру партизанского прошлого. — Однажды наша группа, десять человек, приехала в село Паничное. Жители рассказали, что фашисты держат сельчан на мушке. Проводят хозяйственную операцию. Растаскивают домашний скот. Забирают кур, уток, яйца, все съестное: «Матка, млеко, матка, сало!» Если ничего не дают — убивают. Мы залезли на колхозный амбар, осмотрели местность сверху. Потом тихонько слезли и стали за угол. Фашисты расслабились, шли медленно. Тут мы и открыли по ним огонь. 

Партизаны копали землянки на 2—3 человека. Ночевать часто ходили в деревню. Раз в две недели топили баню. Сеяли рожь, зерно молотили, хлеб пекли. Едой помогало население. Отдельные жители выращивали бычков. 

В 1943 году на Западной Двине во время карательной экспедиции против партизан и подпольщиков Слободу тяжело ранило. Самолетом его доставили в госпиталь. А дальше он «служил» уже в комсомоле. 

Победу старший лейтенант Александр Слобода отмечал в Гомеле. 

— В 2 часа ночи выступил Сталин по радио. Все выбежали из квартир. Кричали: «Ура! Победа!» Смеялись, но больше плакали. Столько погибших было. 

Александр Иванович задумывается: 

— Немцы были сильные вояки. Тут надо отдать должное. Воевали здорово, вооружены были отлично. Однажды ветераны немецкие допытывали меня до костей, почему они оказались побежденными. Фашизм победили патриотизм и дружба народов. В одной землянке, в одном дзоте жили, с одного котла кашу ели. Холод страшный. Птицы замерзают на лету и падают. Выпьешь сто наркомовских, щей нахлебаешься, угли уберешь на ночь с костра, лапок сосны нарубишь и ложишься. Один бок греешь, другой холодный. Это чудо было, как мы выстояли.

Как это было

Партизанское движение во время Великой Отечественной войны против немецких оккупантов и их союзников развернулось на территории БССР в 1941—1944 годах и имело общенародный характер. К концу войны численность белорусских народных мстителей превышала 374 тысячи человек. Они были объединены в 1255 отрядов. 

Расширению и укреплению партизанского движения у нас способствовало огромное количество лесов, рек, озер и болот. Одной из первоочередных задач партизан было препятствие подвоза немецких подкреплений к фронту. За годы борьбы наши партизаны взорвали более 300 тыс. рельсов и пустили под откос 11 128 немецких составов с живой силой и боевой техникой. За участие в антифашистской борьбе в подполье и партизанских отрядах на территории БССР советскими правительственными наградами награждены более 120 тыс. человек, звание Героя Советского Союза получили 87 человек. Помимо советских граждан, в партизанском движении на территории БССР принимали участие граждане европейских государств: поляки, чехи, словаки, болгары, сербы, венгры, французы и другие.  

drug-olya@yandex.ru



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости