Минск
+7 oC
USD: 2.21
EUR: 2.39

Без живых рук, ласкового взгляда невозможно представить современную медицину

Сердце мое не камень

Когда много лет назад Галина Кулагина впервые услышала о медали имени Флоренс Найтингейл, даже представить не могла, что высокая награда найдет свою героиню в ее лице. Красный Крест присуждает этот знак почета медицинским сестрам и братьям за исключительное мужество и самоотверженность, преданность делу, новаторский дух и творческий подход в профилактической медицине.

Фото Александра Кулевского

Больше полувека отдала Галина Викторовна своей профессии. Работала в поликлинике участковой медсестрой и занималась активным патронажем хронических больных, безнадежных пациентов. До сих пор вспоминает этот период жизни как один из самых важных в плане приобретения опыта, но и самых тяжелых — в моральном плане.

С первых дней катастрофы на Чернобыльской АЭС она обеспечивала непрерывный контроль состояния здоровья людей, подвергшихся радиационному воздействию: под ее руководством было организовано более 80 специализированных медицинских бригад из врачей и медицинских сестер, оказывавших помощь населению пострадавших районов, обследовано свыше 75 тысяч детей. А еще Галина Викторовна занималась профилактикой инфекционных заболеваний среди местных жителей, обучала их принципам здорового образа жизни, правильного питания. Была активной участницей проекта Белорусского детского фонда «Наши сердца — детям Чернобыля», избрана первым председателем Белорусского общественного объединения медицинских сестер. Долгие годы возглавляла первичную организацию Белорусского Общества Красного Креста в Республиканском центре медицинской реабилитации и бальнеолечения, занималась благотворительной деятельностью, совместно с администрацией организовывала акции по сбору игрушек, школьных принадлежностей, книг для детей-инвалидов и малышей из семей вынужденных переселенцев из Украины.

— Я родилась и выросла в Свердловской области, в Туринске, который стоит на сибирской реке Тура, — рассказывает о своем детстве Галина Викторовна. — Знаете песню Анжелики Варум «Городок»? Она про мой Туринск, где без спроса ходили в гости, где не было зависти и злости… Милый дом! Радость, горе — все общее. Меня окружали только отзывчивые люди, но, наверное, самым добрым, милосердным человеком, умеющим сопереживать чужой беде, была моя бабушка. Она даже обладала секретами врачевания: могла снять боль, заговорить недуг. Была знатной кулинаркой: пекла пироги и угощала ими всех моих подружек. Я старалась походить на нее в главном: никогда и никому не отказывала в помощи. Так меня воспитали родители. Но о медицинской профессии тогда не думала. В школе постоянно побеждала на олимпиадах по математике, и моя учительница верила, что я обязательно поступлю в институт на физико-математический факультет.

А когда пришло время подавать документы в вуз, вмешалась моя подруга Светлана Дорофеева, которая, кстати, сейчас работает медсестрой-анестезистом на Урале. Она уговорила меня пойти учиться в наше Туринское медучилище. Мол, не хочется уезжать из родных мест. Поступили без проблем. Получили профессию фельдшера-акушера. Окончив училище, я распределилась палатной медсестрой в туберкулезную больницу в городе Тавда, расположенную на территории колонии. Заключенных нам, 19-летним медицинским сестрам, можно было называть только по фамилии. Но я видела в них в первую очередь пациентов, которые нуждаются в моей помощи. Неважно, сколько у каждого за плечами сроков и уголовных статей. Обращалась только на вы. Даже сейчас, десятилетия спустя, понимаю, что врачебное дело, милосердие — это ведь еще и дипломатия. Конфликты с пациентами часто возникают там, где не умеют разговаривать, слушать и слышать человека, пришедшего к вам со своей бедой…

В 1973 году я вышла замуж и переехала в Минск. Мне он тогда показался настоящим заграничным мегаполисом по сравнению с маленьким Туринском. Вот только красивейшей сибирской природы не хватало… Здесь работала в окружном военном госпитале палатной медсестрой неврологического отделения, потом — процедурной, после перешла в 12-ю минскую поликлинику, где трудилась 11 лет участковой медсестрой. Затем меня пригласили в Республиканскую больницу 4-го Главного управления Минздрава. А после аварии на ЧАЭС в 1987 году назначили главной медсестрой Республиканского специализированного диспансера.

— Средний медперсонал — медсестры, акушерки, фельдшеры — всегда на полшага позади врача. Обидное неравенство…

— Порой весьма обидное, не поспоришь. Хотя, согласитесь, эти люди ведь тоже сопровождают нас на протяжении всей жизни: принимают роды, делают инъекции, выхаживают во время болезни. В больнице врач после операции делает обход раз в день, а сестричка всегда рядом — и одеяло поправит, и поможет перевернуться. Улыбнется, поговорит — и на душе у больного легче становится. Сейчас все чаще пишут о том, что пройдет совсем немного времени, и место среднего медперсонала займет роботизированная техника. А я сразу вспоминаю, как в 2000 году на одной конференции слушала выступление президента Международного совета медсестер Кирстен Сталкхнет. Она уже тогда рассказывала про эти прогнозы: мол, спустя какой-то десяток лет сестричек в больницах и поликлиниках заменят кибер-машины. И спросила у переполненного зала: «А вы хотели бы, чтобы к вам пришел робот? Чтобы машина сделала вам инъекцию?» Никто не захотел. Люди отвечали, что им важно поговорить с медсестрой, задать вопрос, получить ответ, увидеть, что им сочувствуют, что их понимают.

Без живых рук, ласкового взгляда невозможно представить современную медицину. Общение — важнейший элемент построения отношений между медработником и пациентом. Знания в области коммуникации нужны каждой из нас. Поэтому, уже работая главной медсестрой Республиканского центра медицинской реабилитации и бальнеолечения (с этой должности я ушла всего год назад), окончила курсы социальной психологии на кафедре общественного здоровья БелМАПО.

— Помогало в работе со сложными пациентами?

— Есть определенная категория жалобщиков, с которыми всегда трудно. Но я понимаю, что часто этими людьми движет недовольство своей жизнью и страх перед болезнями. С ними нужно поговорить, иногда согласиться, даже если они откровенно неправы, подбодрить их. Доброе слово творит чудеса! Я всегда слушаю и слышу человека, который обращается за помощью, и девочек своих, которыми руководила, учила: не отмахивайтесь от людей, ведь то, что для вас — рутина в работе, для них — жизненно важная проблема.

— Когда вы впервые узнали о Флоренс Найтингейл?

— Я принимала участие в праздновании 100-летия Международного совета медсестер в Лондоне, там наша делегация посетила Музей леди Найтингейл. Кстати, торжество проходило в знаменитом Альберт-холле — одной из самых престижных концертных площадок во всем мире. Нас приветствовала принцесса Анна, дочь королевы Елизаветы, которая когда-то тоже работала медсестрой. Каждая группа специалистов выступала под флагом своей страны. Но у нас, медсестер бывшего Советского Союза, его не было. Все равно мы до слез были горды своей профессией и радовались, что именно нам оказана честь принять участие в этом грандиозном празднестве.

Потом Американский международный союз здравоохранения пригласил меня, единственного представителя Беларуси, на учебу в общественный институт руководства сестринской практикой. Очные и заочные сессии проходили в Лондоне, Вашингтоне, Санкт-Петербурге. Меня приняли в международное почетное общество медицинских сестер, выдали сертификат.

— Отношение пациентов к медсестрам за границей отличается от того, что вы наблюдаете у нас?

— Мне кажется, нет смысла сравнивать разные страны, культуры, менталитеты. Но можно провести параллель с тем, как обстояло дело у нас лет тридцать назад и как обстоит сегодня. На мой взгляд, раньше труд медика был более уважаемым в обществе. Не скажу, что это исключительно вина пациентов, где-то, наверное, недорабатываем и мы. Но главное — положительных моментов в профессии, слов благодарности от тех, кому помог, все равно в десятки раз больше.

— Сейчас модно говорить про «круглосуточные профессии», но это скорее утопия: человеку все равно нужно расслабляться, чтобы не перегореть, живя только ради работы. Как вам удается справляться с напряжением?

— Я тоже считаю, что нужно уметь грамотно распределять свое время, чтобы хватало и на работу, и на семью, и на личную жизнь. Иначе профессия точно перестанет быть в радость. Люблю ходить в театры, музеи, на различные выставки. Отвлекаюсь при помощи кулинарии: готовлю уральские пельмени, драники, пеку пироги. Дачный труд — обязательно! На свежем воздухе набираешься сил, проясняются мысли. А вот поговорить по душам всегда можно с родными, тем более что общих тем хватает: дочка — медицинский психолог, зять — спортивный врач, племянницы мужа тоже пошли по медицинской стезе. Бабушкины гены оказались сильными!

Леди со светильником

pravmir.ru

Флоренс Найтингейл — сестра милосердия и общественная деятельница Великобритании, основоположница современной санитарии и сестринского дела. Во время Крымской войны (1853—1856 гг.) она возглавила команду из 38 медсестер-добровольцев для ухода за ранеными британскими солдатами. Одна из ее главных заслуг — создание надлежащих санитарно-гигиенических условий в госпиталях. Участникам тех страшных событий Флоренс Найтингейл запомнилась как «леди со светильником» — этот источник света был ее постоянным спутником во время ночных осмотров пациентов.

За проявленную выдающуюся человечность и самоотверженность в той войне леди Найтингейл почитается как символ сестринского дела. В честь нее Международный Комитет Красного Креста (МККК) учредил награду, которая присуждается за исключительную преданность своему делу и храбрость при оказании помощи раненым и больным. С 1912 года около 1,5 тысячи медицинских сестер и братьев были награждены медалью имени Флоренс Найтингейл. В 1961 году Советский Красный Крест представил своих первых кандидатов на награждение, и в том же году МККК отметил медалью двух советских медсестер — Ирину Левченко и Лидию Савченко.

На территории Беларуси Красный Крест начал работать во второй половине XIX века. Шесть белорусских женщин получили медали имени Флоренс Найтингейл за самоотверженную работу в годы Второй мировой войны. Первой из них была легендарная Зинаида Туснолобова-Марченко, вынесшая с поля боя 123 раненых. Еще пять медицинских сестер милосердия Белорусского Красного Креста удостоены этой высшей награды за беззаветное служение одиноким пожилым и тяжелобольным людям в мирное время. Галина Кулагина стала двенадцатым лауреатом из Беларуси.

КСТАТИ
Фото  БЕЛТА


Всемирная организация здравоохранения определила сестринское дело как «практику человеческих взаимоотношений», а медицинская сестра «должна уметь распознать потребности пациентов, возникающие в связи с болезнью, и практиковать индивидуальный подход к каждому». Важная роль в выполнении этой задачи, по мнению представителей ВОЗ, отводится самому многочисленному и трудолюбивому звену здравоохранения — сестринскому персоналу (медсестрам, акушеркам, фельдшерам, помощникам врача). Зачастую именно сестринский персонал оказывается рядом с больным в первые минуты рождения, во время ухудшения состояния или перед смертью. 

Не случайно Всемирная ассамблея здравоохранения согласилась с предложением отметить в 2020-м Международный год медсестры и акушерки, приуроченный к 200-летию со дня рождения Флоренс Найтингейл.

konopelko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...