Семья партизана Шкабарина: не отмечать 9 Мая не можем

Пиджак с иголочки, награды на груди — к этому дню ветеран Владимир Афанасьевич Шкабарин всегда готовится серьезно. Его дочь Светлана улыбается:

— Мы всегда отмечали 9 Мая, росли в рассказах о подвигах отцов, на просмотре качественных фильмов про войну, воспитывались в уважении к героям.

С утра Светлана отправляется в церковь — отнести записки за павших. У Шкабариных очень много родственников погибло на войне. А Владимира Афанасьевича племянник ведет к Вечному огню. В этом году в Гомеле без парада, но митинг ветеран должен посетить обязательно:

— А как же не почтить память тех, кто отдал жизнь за Победу? Ведь среди них мои папа и мама…

Родился Владимир Шкабарин в деревне Перерост Добрушского района, но когда ему было 2,5 года, семья переехала под Оршу — место, которое станет одним из центров подпольного и партизанского движения.

Подпольщиком был и его отец, его нацисты забрали в 1942-м. Родные пробовали носить арестованному передачи, но увидеть его уже и не смогли. Мужчину вместе с другими подпольщиками расстреляли. Говорят, когда они шли на смерть, громко пели «Интернационал». Их били, сбивали с ног, но они снова вставали и пели. Маму Владимира Афанасьевича забрали в 1943-м. О том, что ее казнили, сын узнал гораздо позже…

Ближе к обеду ветеран с дочерью Светланой собираются в центральный парк. Здесь, на высоком берегу Сожа, расположен памятник ополченцам — защитникам города. Один из барельефов мемориала рассказывает о партизанском движении на временно оккупированной врагом территории, другой посвящен подпольщикам Гомеля. На мраморной плите высечены имена погибших ополченцев, а на другой — имя Героя Советского Союза Тимофея Бородина, одного из руководителей гомельского подполья. Шкабарины опускают на плиты гвоздики. Ветеран грустно улыбается — почти «коллеги».

— Мне было 14 лет, когда я начал помогать разведчикам. Рядом с Оршей был немецкий аэродром, откуда порой взлетало по сто самолетов на Москву. Моей задачей было подсчитывать их количество. Они, нагруженные бомбами взлетали, шум стоял адский! Сведения я сообщал радистке Вере. По крайней мере, мы ее знали под таким именем. Как ее звали на самом деле, не знаю…

А потом учительница немецкого языка, работавшая в комендатуре, предупредила его: «На тебя написали донос. Я его придержу пока, уходи». И 14-летний паренек ушел в лес, к партизанам. Оказался в партизанской бригаде Бати, как называли героя еще гражданской войны Бойко.

— Помню, как нашу стоянку обнаружили немцы. Вокруг болота, они идти толком не могут. Мы заняли круговую оборону — и как дали огонь из двух десятков пулеметов! Все полегли.

Удалось повоевать и вместе с самим Константином Заслоновым. Точечные удары по врагу, подрыв поездов в условиях, когда лес вдоль путей вырублен на 200 метров, гибель товарищей — Владимир Афанасьевич вспоминает и не сдерживает слез, но быстро берет себя в руки. Стойкий, как и больше 75 лет назад, когда боролся с голодом, когда заставлял себя верить в победу и игнорировать немецкие листовки с призывами сдаться, которые разбрасывали с самолетов. Выдержали не все…

Уже после войны, оставшись без родных, пешком и на попутках дошел до родной деревни в Добрушском районе — там, где жил его дед, да так и остался на Гомельщине.

Вместе со Светланой ветеран возвращается домой. Каждое 9 Мая в их семье накрывают праздничный стол и обязательно устраивают минуту молчания — в память о тех, кого больше нет рядом. Светлана говорит, что без Дня Победы в их семье никуда:

— Не отмечать 9 Мая мы не можем. Мы к этому очень трепетно относимся. Сейчас столько поползновений к переписыванию историю, очень горько становится. Очень хотелось бы, чтобы молодые люди знали больше правды, смотрели хронику, говорили о своих дедушках и прадедушках. Но я видела и довольно много детей, который наперебой, взахлеб рассказывали о подвигах членов своих семей. Вот эти малыши уже не будут говорить, что войну выиграли американцы…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ГОРЯЧАЯ ТЕМА:
Фото: Иван ЯРИВАНОВИЧ