Семейный совет

Белорусскую семью пристально изучат

Масштабное социологическое исследование, которое поможет понять, что происходит с белорусской семьей в меняющемся мире, стартовало при поддержке ООН в нашей стране. Интервьюерам Центра социологических и политических исследований БГУ предстоит до конца ноября опросить 10 тысяч человек в возрасте от 18 до 79 лет, задав им не один десяток вопросов. Профессор Давид Ротман, директор центра, призывает тех, кто попадет в число респондентов, с пониманием и ответственностью отнестись к своей миссии и терпеливо на них ответить. История каждого крайне важна для понимания общей картины. А значит — принятия необходимых мер для устойчивого развития страны в будущем.

Такие же исследования, объединенные международной программой «Поколение и гендер», около 15 лет ведутся в странах Европы и Северной Америки. Ячейка общества везде сильно изменилась. Из–за снижения рождаемости и роста продолжительности жизни генеалогические древа становятся длиннее, но тоньше. У бабушек теперь меньшее количество внуков, но зато они чаще встречают их совершеннолетие. Распространены незарегистрированные отношения. Причем если в Восточной Европе сожительство партнеры чаще рассматривают как подготовку к браку, то в Западной такая форма сосуществования устойчива сама по себе и во многих случаях не ведет к алтарю. Как тут не вспомнить факт, который любят приводить наши специалисты в области семейных отношений: по данным переписи населения, замужних дам оказалось больше, чем женатых мужчин. А все потому, что одни себя считают в гражданском браке женой, а другие — холостяком. Будем надеяться, что начавшееся социсследование с длинным названием «Формирование семьи, стабильность семейных отношений и рождаемость в меняющихся социально–экономических условиях жизни белорусов» позволит более полно изучить этот перекос. А также поможет понять, что нам делать с огромным числом разводов и их последствиями.

В Европе, например, где пары также становятся все неустойчивее, выяснили, что дети разведенных родителей раньше уходят из дома, но вот последний ребенок откладывает самостоятельность на потом, потому что не хочет оставлять маму в одиночестве. Также разведенные признавались, что их уровень благосостояния и социально–экономический статус стал ниже. К сожалению, наша страна — благодатное поле для исследований на эту тему. В прошлом году у нас заключили 64,5 тысячи браков и 32,6 тысячи расторгли. В этой связи представитель ЮНФПА в Беларуси Рашед Мустафа Сарвар обращает внимание и на проблему неполных семей, где дети в основном живут с матерями. Таких в 2015 году у нас было около 18%. Вероятно, это вносит свой вклад в то, что растет доля подростков с рискованной формой поведения, которая ведет к проблемам с законом, пристрастию к запрещенным веществам, травмам и инвалидности. А ведь будущая демография — это еще и нынешнее здоровье детей.

Кстати, в нашей стране впервые за всю историю программы «Поколение и гендер» опросы будут проходить в инновационной форме — с использованием планшетов. Уникальность исследования также в том, что оно поможет изучить процессы, протекающие в современных семьях, буквально изнутри. Например, ответить на вопросы расстановки внутрисемейных ролей при ведении домашнего хозяйства и ухода за детьми. Скажем, при анализе данных, полученных в семи странах Европы, оказалось, что даже распределение домашней работы способно влиять на планы семьи родить еще одного ребенка. Женщина, которая делит заботы поровну с партнером, чаще готова на этот шаг. Заместитель министра труда и социальной защиты Александр Румак рассказал, что предыдущие опросы, в том числе проводимые Белстатом, показывают: вклад пап и мам в поддержание семьи у нас очень неравнозначен. Важно оценить и участие бабушек и дедушек в уходе за детьми, и репродуктивные намерения пар — ведь пока статистика четко показывает, что рождение детей нынешним поколением откладывается на более поздний срок. Качественный анализ положения семьи в динамике, включая все возрасты и все поколения, поможет дать научно обоснованные рекомендации по усовершенствованию демографической политики.

Конечно, за последние годы у нас есть успехи. Практически сомкнулись демографические ножницы — разница между смертностью и рождаемостью стремится к минимуму. Увеличилось количество многодетных семей — сейчас на учете в территориальных центрах социального обслуживания населения их числится почти 90 тысяч. Хотя еще пять лет назад насчитывалось не более 65 тысяч. Все чаще начали рождаться вторые и последующие дети. И все это — результат целого ряда мер, которые были предприняты. Тщательное изучение ситуации поможет укрепить эти позиции.

vasilishina@sb.by

Версия для печати
пенсионер, за 60, Россия
А в чем разница между семьями других европейских стран? Какая необходимость дифференцировать по территориальному и национальному признаку. В странах христианского мира с некоторыми незначительными отклонениями одинаковый уклад. Да и причины падения рождаемости в целом одинаковые. В мире сложившихся ценностей и активного интернета возвести информационную стену невозможно. Поэтому, дилемма карьера или ребенок почти всегда стремится к первому. История показывает, рождаемость обратно пропорциональна растущему доходу семьи. Яркий пример, Китай. Еще недавно там были заградительные законы, а сейчас громко заявляют о приближении демографической ямы из-за нежелания материальных издержек. Никакие полумеры не помогут.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?