Сельская газета

Семь подвохов легких денег

Почему в Беларуси не дают землю под лесное фермерство

ДЕНЬГИ нелегко даются, а каждый заработанный рубль чреват очередной мозолью — частенько сетуют те, кто работает на земле. Тут уж не поспоришь: чтобы получить отдачу, нужны немалые затраты и усилия. А бывает ли бизнес для ленивых? Например, чтобы не пришлось особо гнуть спину и при этом лет так через двадцать разбогатеть на полмиллиона евро?! Оказывается, бывает. Сейчас фермерам, занятым выращиванием сельхозпродукции, предлагают освоить альтернативу — лесное фермерство. Засадил плантацию — сиди и выжидай, когда деревья станут большими.

Корреспондент «СГ» попыталась докопаться до истины и понять: лесное фермерство — это авантюра или ход конем на пути к благосостоянию?

Так выглядит ствол березы карельской.

ПОЖАЛУЙ, нет такого фермера, который не обрадовался бы лишним гектарам земли. Только вот когда дело доходит до выделения участков, возникает волна негодования и возмущения. Как правило, из-за состояния предлагаемых гектаров — сплошная неудобица, на которой не день и не два придется вкалывать, чтобы довести до приемлемого состояния! Да и расположение сводит на нет всю логистику и экономику. Вот и получается, что только в Минской области порядка пятнадцати тысяч гектаров земли, которые можно было отдать на откуп фермерам, да никто ее брать не хочет. В результате пустует земля без дела. А ведь ее можно успешно задействовать и получать осязаемую выгоду. По крайней мере, так утверждает начальник научно-исследовательского отдела Республиканского лесного селекционно-семеноводческого центра Антон Волотович. Он же и предлагает фермерам освоить новый вид деятельности — заняться плантационным выращиванием березы карельской.

Соблазн велик: менее чем за четверть столетия кошелек потяжелеет на миллион евро. Понадобится два гектара земли и минимум усилий. Но так ли хороша идея вкладывать деньги, чтобы вернуть их не ранее чем через два десятилетия?

И почему именно береза карельская, а не тот же дуб или ясень? Секрет ведь даже не в том, что порода быстрорастущая, а в ценности материала. Срез березы карельской отличается узорчатой текстурой, напоминающей мраморный рисунок. Сама по себе древесина твердая, не раскалывается. Ее используют в декоративно-прикладном творчестве для создания эксклюзивных дорогих вещей, но чаще для изготовления мебели. Правда, из-за дефицита древесины березой карельской лишь шпонируют мебель, но это ничуть не умаляет ее достоинств и не делает ее дешевле.

Антон ВОЛОТОВИЧ раскрывает секреты и тонкости выращивания породы.

Поэтому и сырье покупают вовсе не кубометрами, а килограммами. Стоимость каждого пять евро. Килограмма достаточно, чтобы изготовить квадратный метр шпона, за который в Европе дают в семь раз больше — 35 евро! В расчетах, которые приводит Антон Анатольевич, простая арифметика:

— К двадцатилетнему возрасту вес полезной части дерева, а это два-три метра комлевой части ствола от земли, достигает 100 килограммов — соответственно, 500 евро приносит только одна береза. На плантации в один гектар их тысяча. Вот вам 500 тысяч с ходу. А если взять несколько гектаров?!

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ расчеты подкупают. Но такие ли это легкие деньги, как может показаться на первый взгляд? Не знаю, как легкие, но стартовый капитал по нынешним меркам весьма скромный — немногим более 1600 долларов. Этого достаточно, чтобы купить тысячу полуторагодовалых саженцев березы карельской и засадить гектар свободной земли. Кстати, если покупать деревца в возрасте год-полтора, удастся свести к минимуму их гибель на этапе адаптации. Пять процентов посадок — максимум, что вы можете потерять, утверждает Антон Анатольевич.

Правда, одними посадками не обойтись: за гектарами придется ухаживать. Действие это, скорее, чисто символическое, которое сводится к периодическому обкашиванию травы и обрезке боковых ветвей дважды в год — важно сформировать прямой и толстый ствол: чем больше боковых веток, тем меньше полезный объем, соответственно, и финансовая выгода скромнее. Для этих работ вы вправе нанять людей. А можете и сэкономить, если займетесь самостоятельно. Тем более что ту же обрезку можно растянуть во времени, без особого напряга и лишних мозолей: строгой привязки к определенному периоду нет, утверждает Антон Волотович. Чтобы ускорить рост деревьев, можно ввести гуминовые подкормки: с ними береза карельская достигнет кондиции не за 25 лет, а за 22 года. Все, что свыше, — лишнее: кондиционными считаются стволы, достигшие в диаметре не более 22 сантиметров. В противном случае дорогостоящее сырье превратится в хорошее топливо для камина, акцентирует Антон Волотович.

Посадочный материал получают путем клонирования.

А В ЧЕМ тогда подвох, ведь легких денег не бывает?! Для успешного выращивания березы карельской важно правильно подобрать землю — сгодятся легкие почвы, даже сработанные торфяники, но никак не черноземы. То есть участки истощенной и бросовой земли, на которые ни один уважающий себя фермер не посмотрит, так как больше в земле денег похоронит, чем той продукции получит.

Болезни и вредители? В Беларуси их стоит опасаться меньше всего. К тому же карельская береза — это разновидность обыкновенной березы повислой, зараженной вирусом, под воздействием которого растительные ткани деформировались и появился мраморный рисунок.

Тем не менее есть и другие, куда более существенные, так сказать, неуправляемые риски. Нельзя списывать со счетов, что на плантации разгуляется ураган: природный, который сломает деревья, словно спички, или человеческий — тогда вместо мраморного рисунка на шпоне после разгула «черных лесорубов» предстанет не менее потрясающий срез пеньков.

Известно, что для выращивания саженцев березы карельской используется метод клонального размножения растений. Но закладывать плантацию генетически идентичными растениями опасно. Ведь за 20—25 лет, пока растут деревья, на генетическом уровне может произойти сбой — и посадки погибнут. Поэтому плантация должна закладываться генетически разнородным посадочным материалом для обеспечения экологической пластичности, при этом значительно снижаются риски потерять плантацию целиком.

НО даже если четверть века пройдет без волнений, заранее нужно позаботиться о рынках сбыта. Да, береза карельская сегодня востребована в Европе. Но чтобы пробиться на европейский рынок, потребуется международный сертификат соответствия, подтверждающий, что древесина выросла в экологически чистых условиях, без применения гербицидов и пестицидов, то есть полностью безопасна для человека и не выделяет ядовитых токсинов. Хотя и выход на Европу не дает гарантии, что всю партию сбудете в один присест. Возможно, намаетесь.

Этот факт и пугает многих предпринимателей, которые заглядываются на березу карельскую. Кто-то даже высказывает предположение, мол, на государство нужно повесить сбыт. Только вот будет ли это справедливо, ведь фермеры, которые выращивают сельхозпродукцию, продают ее самостоятельно. Освоить переработку древесины? Как вариант, только нули в окончательной выгоде будут, увы, не те. И опять же встанет вопрос со сбытом уже готовой продукции.

Вопросов много, тем не менее интернет-пространство пестрит объявлениями о продаже шпона березы карельской. Как правило, изготавливают под заказ, сырье привозят из соседней Украины. Выходит, в Беларуси ниша свободная, но никто ее занять не торопится. А кусок лакомый, сомневаться не стоит. В Климовичском лесхозе, где находится крупнейший в Беларуси ареал естественного произрастания березы карельской, постоянно борются с российскими браконьерами, а в последнее время и белорусские предприниматели повадились «прореживать» посадки. А ведь ничто не мешает расширить площади под березой карельской, чтобы выращивать ее в промышленных целях, справедливо замечает главный лесничий Климовичского лесхоза Александр Бобров и подводит к существенной проблеме — сбыту сырья. Понятное дело, перерабатывать придется не сегодня и не завтра — спустя двадцать лет. Но если к вопросу подойти взвешенно, время сыграет лишь на руку и можно будет без спешки подготовиться к работе с новым сырьем. Как оказалось, на большинстве крупных деревообрабатывающих предприятий со шпоном березы карельской не сталкиваются, объясняя совершенно иным профилем собственного производства. Правда, на давальческих условиях когда-то работали на ЗАО «ХК «Пинскдрев». Сейчас с березой карельской не работают лишь по одной причине — нет заказов. Так что, вполне вероятно, самой главной головной болью легких денег станет вопрос: «Что делать и как отбить затраты?»

ЧТО говорят добровольцы? Игоря Курочкина, предпринимателя из Минского района, озвученные трудности не пугают: раз спрос есть, то и сбыт найдется. Да и опасность двуногих вредителей считает преувеличенной: мало кто знает, как отличить березу карельскую от обычной. И еще меньше людей знает о ее ценности. Тем более что столкнулся он с куда более существенной проблемой — с чего начинать? Нет, не с покупки саженцев — в Республиканском лесном селекционно-семеноводческом центре их в достатке: мощность питомника способна давать до 2,5 миллиона саженцев ежегодно. Вопрос возник с участком — нашел пару заброшенных гектаров в Пуховичском районе, но их не дали. Оказывается, не все так просто. И, пожалуй, это самый главный подвох «легких денег».

Обзвонила и я различные инстанции, но вся суть разговоров сводится к тому, что в Беларуси нет понятия «лесное фермерство», а значит, землю под выращивание леса никто не даст. Если взять под выращивание сельхозкультур, а посадить лес — расценят как нецелевое использование земли. Участок изымут. С аукциона тоже не купишь: опять же все упирается в целевое назначение. В одной из землеустроительных служб предложили взять землю под питомник. Только подойдут ли под определение саженцев 20-летние деревья? Брать лес в аренду, чтобы выкорчевать старое и посадить новое, — такого варианта, увы, и в Лесном кодексе нет. Да, участок леса можно взять в аренду. Опять же под конкретные цели: заготовку древесины, для ведения научно-исследовательской деятельности, заготовки второстепенных лесных ресурсов.

Впрочем, существует один выход для тех, у кого есть в собственности земля: выращивать древесину березы карельской на собственном участке: законом это не запрещено. Или, к примеру, приобрести землю в собственность. Но и она выдается под конкретную цель: строительство и обслуживание жилого дома. То есть сперва дом придется построить, а потом уже березки, если руки дойдут.

Выходит, время идет, а мы плетемся на шаг позади. Особенно в условиях раскрепощения частной инициативы, когда нужно быть как никогда гибкими и мобильными, чтобы не только отталкивать свежие идеи, но и при необходимости брать их на вооружение, даже если при этом придется ввести новые термины в законодательство. Скажите, где гарантии того, что падкие до легкой наживы деятельные предприниматели не начнут самовольно захватывать наиболее отдаленные гектары, куда редко доходит нога проверяющих? Но если человек не просит у государства денег, а хочет зарабатывать их самостоятельно, принимая на себя все возможные риски, что мешает пропустить его в калитку закона?

syritskaya@sb.by

Фото автора

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости