Народная газета

Семь древесных нот

Гомельские сканисты филигранно снимают стружку, превращая ее в удивительные вещи

Впервые с древесной сканью мне удалось познакомиться в детстве. В гомельской средней школе № 39 возрождали старинные традиции, организовав мастерскую и кружок для детей. Это почти ювелирная техника, поражающая воображение. Тонкое плетение, напоминающее паутинку, на самом деле оказывается точно сложенным рисунком из деревянной стружки. Мастеров, виртуозно владеющих такой техникой, единицы. Татьяна и Светлана Дидковские согласились дать мастер-класс.

Нежнее, Ольга, нежнее! — советует Татьяна, глядя на то, как я резко сжимаю пинцетом завиток. Хрупкий материал тут же ломается, вызывая у меня досаду и недовольство собой. Но мой учитель терпеливо успокаивает: все получится...

Татьяна Дидковская — преподаватель биологии и практический психолог с 30-летним стажем. Шесть лет из них работает с творческими коллективами. Ее дочь Светлана — редактор, увлечена еще и фотографией.

Древесной сканью мама с дочкой занимаются с 2003 года. Однажды в одной из гомельских школ Татьяна увидела простое панно из скани, которое восхитило ее:

— Я тогда даже не поверила: неужели такой ажур можно сделать из обыкновенной древесной стружки?! И тут же захотела сотворить нечто подобное.

Интерес привел ее в мастерскую школы, где и создавал свой первый творческий коллектив автор техники скани Владимир Цекунов. Мать и дочь познакомились и с другими мастерами. К слову, все сканисты — гомельчане. Аналогов этому виду искусства в мире не существует. Всего 15 настоящих мастеров!

Учиться такому, скорее, мужскому, делу было непросто. Рядом с увлеченной сканью Татьяной овладела техникой, будучи еще школьницей, и ее дочь Светлана, став самым молодым сканистом. И уже на первом курсе состоялась ее первая персональная выставка, на которой она представила 48 работ.

— В этой технике удивляет ажурность элементов и узоров, — говорит Света. — Древесина — вроде грубый и твердый материал. А на выходе получается легкое, воздушное, изящное изделие. Быстро научиться изготавливать такую стружку можно благодаря авторскому приспособлению, которое создал Владимир Цекунов, за что мы все ему и его семье очень благодарны.

— Основа для резки — тонкие пластинки высушенной естественным образом древесины, — поясняет Татьяна. — Материал добываем и изготавливаем сами. В этом ремесле используется стружка только натурального цвета. Никаких красителей. Например, крушина — оранжевого цвета, каштан — белого, слива — коричневого. Древесина акации и сумаха особенная — зеленая.

Мастера рассказывают, что существует всего семь видов готовой стружки. Как семь нот. И из них художники творят настоящую музыку.


В момент нашей встречи Светлана заканчивала очередную работу — круглую декоративную тарелку. Стружкой на ней выложены контуры нашей страны, разделенной на области:

— Стружки хрупкие. Берем их аккуратно пинцетом, наносим тонким слоем лак, прикладываем, чуть-чуть прижимаем и — вуаля!..

До шедевра я, конечно, не допущена. Приклеиваю завитки просто к целлофану. Лак тянется следом, оставаясь на пальцах и пинцете. Сканистом за один час я, пожалуй, не стану, однако процесс увлекает.

У мастеров все материалы разложены по отдельным боксам, как сережки и цепочки у модниц. Татьяна творит еще более ювелирное изделие — воздушную вазу. Здесь деревянной основы нет, стружки склеиваются между собой. В помощь мастеру пенопластовая форма и набор булавок. Когда придет время снимать вазу с формы, она будет представлять собой исключительно переплетение деревянных кружев.

Когда-то мать и дочь начинали с плоских шкатулок. Сейчас инкрустируют стружкой декоративные тарелки, иконы и панно, а также круглые шкатулки, письменные приборы. И вот уже год осваивают объемную скань — воздушные вазы разной формы.

Сосредоточенные лица мастериц окончательно убедили: работа эта трудоемкая, требующая терпения и усидчивости. Порой на изготовление одного изделия уходит несколько недель. Отсюда и чрезвычайная культурная ценность таких произведений искусства, которые потихоньку разъезжаются по всему миру. Панно, шкатулки, тарелки есть в частных коллекциях в Беларуси, России, Германии, Англии, Голландии и других странах. Однако самое главное — даже не география распространения гомельской скани, а чувство филигранного волшебства, которое творят с виду обычные, но удивительно талантливые люди.

СПРАВКА “НГ”

Древнерусское слово “скать” означало “крутить, свивать, катать, сучить, мотать”, но чаще использовалось в значении “вить нить”. В традиционной скани, то есть в ювелирной технике, использовали медную, золотую или серебряную проволоку. В древесной — стружку деревьев разных пород.

Фото автора и семьи Дидковских

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости