Семь бед один бюджет

С 1 июля контроль за отпуском лекарств по рецепту стал строже!
С 1 июля контроль за отпуском лекарств по рецепту стал строже! Речь, в частности, об антибиотиках последних поколений, анаболиках, гормональных противозачаточных, сильных обезболивающих, некоторых противовирусных лекарствах... Разговоры о том, что надо в этом деле навести порядок, шли еще с прошлой осени, ведь самолечение стало распространенной практикой. С другой стороны, некоторые причитали: «Из–за этих рецептов очереди в поликлиниках станут еще длиннее!» Другие же вообще не верили в целесообразность запретов: «Как продавали, так и будут продавать». А как на самом деле? Корреспонденты «СБ» вместе с инспекторами–провизорами Минздрава проверили на практике, можно ли нынче свободно купить лекарства, которые не вошли в безрецептурный перечень.

РАЗ НА РАЗ НЕ ПРИХОДИТСЯ

Контрольную закупку мы начали с государственных аптек. В первой же, на улице Восточной, решаю спросить средства контрацепции, которые раньше отпускались без лишних вопросов.

— У вас есть «Джес» или «Ярина»? — не нахожу нужных упаковок на витрине.

— Они только по рецепту. У вас назначение врача есть?

— Я уже несколько месяцев их принимаю, не хочется прерывать курс, а мой врач сейчас в отпуске, — пытаюсь нагнать тумана.

— Если вам лечащий врач уже подобрал лекарство, то рецепт может выписать любой врач, и терапевт кабинета, и фельдшер. Вы в нашем районе живете? Подойдите в 13–ю поликлинику — там сейчас хорошо работа налажена, а мы вам отложим на 3 часа упаковку, — не внял моим объяснениям провизор, и пришлось уйти с пустыми руками.

В следующей аптеке, на Сторожевской, прошу в окошке детский ибуклин и зиннат. Мне в ответ:

— На эти препараты нужен рецепт!

— Да? Но мы сейчас не болеем, просто уезжаем отдыхать на месяц, и хотелось бы на экстренный случай иметь в аптечке эти средства.

— А почему именно зиннат? — интересуется фармацевт.

— Нам врач назначал его при обострении бронхита, он ребенку очень подходит, — сочиняю, не моргнув глазом.

— Ой, вы знаете, я — интерн, поэтому с вашим вопросом лучше обратитесь в соседнее окошечко, — отправляет меня девушка к более опытному сотруднику, и я понимаю, что покупка так и не состоится.

В третьей аптеке, на Мясникова, спрашиваю препарат для снижения давления тенорик и 10 блистеров таблеток валерьянки. Выхожу только с валерианой и то с одной упаковкой (даже безрецептурные препараты нельзя продавать больше чем по 2 упаковки в одни руки или 50 доз).

С четвертой попытки наконец улыбается удача, и в дежурной аптеке на проспекте Независимости покупаю кларикар (антибиотик из ряда новых макролидов). Срабатывает легенда: мол, рецепта нет, но муж уже все равно начал пить этот антибиотик, единственный, который был в домашней аптечке, а для полного курса не хватает.

— То есть рецепта у вас нет? — провизор явно в растерянности. Я киваю головой. Повисает пауза.

— Так что, не продадите? — уточняю. Девушка, все еще сомневаясь, направляется к стеллажам: «В следующий раз — только по рецепту».

«Все–таки продали», — увидев в руках упаковку, разочарованно подытожила ведущий инспектор–провизор РУП «Белфармация» Виктория Ивашко. Нарушение? Да.

— А как же конфликтные ситуации, которых мы не должны допускать? — разволновались работники аптеки, когда мы представились и вернули «запретный» товар. — Ведь девушка сказала, что лекарство ей нужно для продолжения лечения...

Действительно, на совещаниях фармацевты не раз обсуждали, как не допустить конфликта и при этом соблюсти законодательство. Ведь самолечение — это норма, когда человек, имея обострение хронического заболевания, точно знает, какой препарат принять, чтобы стало легче. И, может, не стоит иногда усугублять состояние своими нотациями гипертонику или диабетику, отправляя его в поликлинику? А лучше предупредить, что это лекарство — по рецепту и пациентам с хроническими заболеваниями врач может выписать его даже на 6 месяцев.

— В исключительных случаях можно пойти навстречу, если есть доказательство того, что это лекарство назначил врач. Скажем, консультативное назначение на бланке с подписью и печатью, выписка из больницы, карточки, — признает Виктория Константиновна. — Всякие ситуации бывают. Но в каждом конкретном случае они должны решаться индивидуально, заведующим аптекой. Если требуют, то начинаем выяснять, куда обращались, к какому врачу. Если нужно — созваниваемся с ним. Чаще всего оказывается, что у врача пациент вовсе не был. В любом случае можем порекомендовать другое лекарственное средство, которое входит в безрецептурный перечень, благо сейчас выбор большой (60 процентов наименований лекарств продаются без рецепта — такого нет ни в одной стране). Но бездумного отпуска нельзя допускать! Когда приходит мама и просит продать ребенку «какой–нибудь антибиотик от простуды», даже если это выходной день, фармацевт не должен брать на себя такую ответственность. Из–за того, что народ лечит антибиотиками все подряд, даже ОРВИ, к ним развивается устойчивость микробов — и когда–то эффективные лекарства просто перестают действовать. Эта проблема уже приобрела вселенский размах...

ЧТО ЗНАЧИТ «МОЖНО»?

На удивление, картина в частных аптеках мало чем отличалась. Спрашивала я антибиотики или противозачаточные — везде были категоричны. Когда старик в очереди передо мной попросил 10 пачек аспирина, провизор округлила глаза: «Вы его солить собрались?!» «Ну пять давайте, сколько там можете», — согласно кивнул дедуля. Отправили за рецептом и молодого человека, который хотел купить лекарство беременной супруге. Мне же взамен ибуклина предложили купить ибупрофен и парацетамол по отдельности. Потому что в комбинации усиливается побочное действие, а не терапевтический эффект, что может привести к нарушениям работы печени и почек.

— Кленбутерол продадите? — в качестве «тайного покупателя» на сей раз выступила главный специалист управления фарминспекции и организации лекарственного обеспечения Минздрава Алла Богданович.

— Без рецепта — нет, — ответили и ей.

— А макропен можно?

— Тоже по рецепту.

— А если одну упаковочку? — вошла в роль Алла Борисовна.

— Женщина, что вы спрашиваете?! — возмутилась девушка. — Что значит «можно?» Я вам сейчас продам без рецепта, а завтра буду экстренно искать работу, потому что аптеку лишат лицензии!

Результат нашего эксперимента был такой: в двух из 8 частных аптек без лишних вопросов продали тенорик и в одной с некоторыми ухищрениями удалось купить кларитромицин. Правда, антибиотик провизор отпустила только после убедительной истории про бабушку, которая сама до аптеки дойти не сможет. А вот с комбинированным лекарством от давления получилось проще: его просто не все частные аптеки отнесли к рецептурным препаратам. В государственных аптеках было строже: компьютерная программа подсказывала провизору, отпускается лекарство по рецепту или без.

— Конечно, многое зависит от личности работника. Кто–то принципиальный, кто–то более сердобольный, — подводит итог нашему рейду Алла Борисовна. — Но мы пока не принимаем строгих мер в отношении аптек в таких ситуациях. Население должно привыкнуть, что нужно обращаться к врачу. Нельзя вот так сразу шлагбаум поставить и сказать: все, с завтрашнего дня все в очередь за рецептом! Важно, чтобы фармацевты вели разъяснительную работу. Вы четко назвали лекарство, дозировку — и фармацевт вам поверила. Но будь вы не так убедительны, вам никогда бы не пошли навстречу. Порядок отпуска лекарств четко прописан. Во время контрольных проверок мы не всегда сразу заходим к администрации и представляемся, а стоим в стороне и, разглядывая витрины, слушаем, как фармацевт ведет беседу с покупателем. Например, была ситуация: мужчина просит продать ему половину упаковки амоксиклава. Ему врач назначил, написал дозировку. Фармацевт говорит, что есть только детская дозировка. «Давайте детскую, половину», — просит он. «Вам это не поможет, — отвечают. — Во–первых, доза маленькая, во–вторых, нужно минимум 5 дней принимать». А он: «Да нет, я на два дня, больше лечиться не буду». В итоге фармацевт предложила ему подойти в соседнюю аптеку и купить нужную дозировку.

Кстати, аптечные работники замечают: количество рецептов увеличилось в разы, а бумажки–клочки–этикетки, на которых раньше врачи писали свои назначения, исчезли. Уменьшилось, как ни парадоксально, и количество жалоб на то, что не отпустили без рецепта. Наоборот. Заведующая одной из аптек рассказала, как недавно помощь пришлось оказывать пациенту прямо в торговом зале. Было подозрение на гипертонический криз, вызвали «скорую», медработник на подоконнике выписал рецепт, мужчина тут же купил таблетки, и его повезли домой...

Наверное, все это не зря. И в конце концов мы придем к цели — ответственному лечению. А люди начнут понимать, что лекарства — это не продукты в магазине, и их просто так есть — себе дороже. Вопрос лишь во времени, которого всегда не хватает ни пациентам на поход к врачу, ни медикам, чтобы уделить должное внимание, расспросить, проконсультировать, а не просто выписать рецепт.

Кстати

По данным ВОЗ, смертность от неправильного употребления лекарств занимает пятое место, уступая лишь заболеваниям сердечно–сосудистой системы, травмам, онкологическим и пульмонологическим болезням.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...