Сельхозтехника застряла у границы

Почему снижаются продажи белорусской сельхозтехники на российском рынке

Или Почему продажи ее на российском рынке неуклонно снижаются 

ЕЩЕ три-четыре года назад наши машиностроители занимали около 60 процентов рынка России по тракторам, 30 – по зерноуборочным комбайнам, около 40 процентов — по самоходной кормоуборочной технике. Сегодня позиции серьезно пошатнулись. О жесткой конкуренции на основном рынке сбыта давно и тревожно говорили на всех уровнях еще до вступления России в ВТО,  ее усиление не стало громом среди ясного неба и для самих производителей сельхозтехники, но тем не менее, как говорится, трактор и ныне там.


Фото: news.21.by

ВЫТЕСНЕНИЕ с ключевого, российского, рынка наших производителей сельхозмашин, продовольствия не новость. Два года назад, будучи первым заместителем Премьер-министра, Владимир Семашко на одном из совещаний сетовал: «Мы уже в полной мере хлебнули негативных моментов, оказавшись по факту в ВТО». В 2013 году Беларусь экспортировала 368 зерноуборочных комбайнов — на 186 единиц меньше, чем в 2012-м. Выручка от экспорта упала на 46,5 процента. Таможенная статистика свидетельствует: в январе—ноябре  2014-го в сравнении с аналогичным периодом предыдущего года поставки тракторов и седельных тягачей уменьшились на 172,5 миллиона долларов, на 88,7 миллиона долларов упал экспорт машин для уборки сельхозкультур. 

Не приходится сомневаться, что и в нынешнем году российский рынок не станет для нас шире и благоприятнее. «Девальвация российского рубля приводит к тому, что обесценивается наша дебиторская задолженность, и мы несем большие убытки из-за курсовых разниц. Наши попытки перевести продажи в доллары на российском рынке ни к чему не привели», — констатировал осенью прошлого года глава Минпрома Дмитрий Катеринич. 

Тем не менее есть ли шансы сохранить ключевой сбыт? Что происходит на российском рынке сельхозтехники?

По оценке президента Национального союза зернопроизводителей России Павла Скурихина, слабая техническая база — главная причина ежегодной потери около 20 миллионов тонн зерна, или 220 миллиардов рублей в стоимостном выражении. С этими доводами согласен и премьер Дмитрий  Медведев, который озвучил следующие цифры: доля тракторов со сроком эксплуатации свыше 10 лет составляет более 60 процентов, зерноуборочных комбайнов — практически 50,  кормоуборочных — 45 процентов.  

Практически половина всех сельхозмашин у россиян — это уже достаточно древняя техника, подлежащая замене. Тем не менее их производство и продажи падают. Цифры говорят сами за себя. В 2013 году наши производители продали на внутреннем рынке продукции на 22,5 миллиарда рублей, что на 12 процентов меньше предыдущего. Отгрузки отечественных комбайнов сократились на 21,6 процента — до 4,140 тысячи единиц, тракторов — на 42 — до 5,470 тысячи. В минувшем году производство и продажи сельхозтехники продолжали снижаться. 

Ситуация была ожидаемой. Первые два месяца года показали, что кризис, спровоцированный взаимными санкциями России и стран Запада и падением цен на нефть, стремительно разворачивается, резюмирует главный экономист финансовой группы БКС Владимир Тихомиров. По его словам, инвестиции за январь—март сократились на 6 процентов по сравнению с первым кварталом 2014 года. Аналитики Bloomberg ожидают углубления спада до 4,6 процента во втором и до 5,1 в третьем кварталах, а в четвертом — замедление падения до 3,9 процента.


НЕУДИВИТЕЛЬНО, что белорусскую сельхозтехнику здесь не ждут с распростертыми объятиями. Конфликт интересов имеет длительную историю и обостряется всякий раз, когда обе страны сталкиваются с серьезными экономическими трудностями.

В такой ситуации, казалось бы, маркетинговым службам наших производителей сельхозтехники надо бы «не вылазить» с рынка, работая напрямую с регионами, хозяйствами, а дилерским центрам скрупулезно, до запятой, выполнять все договоренности. Не тут-то было. Недавно в Беларуси побывала делегация Челябинской области. Министр сельского хозяйства  региона Сергей Сушков на встрече в Минсельхозпроде говорил в том числе о том, что в области не хватает или вообще нет сервисных центров белорусских производителей сельхозтехники. По его мнению, «надо приблизить их на нашу территорию, чтобы было легче работать». И пояснил, что в регионе в первую очередь необходимо обновлять зерноуборочные и кормоуборочные комбайны. 

Что происходит на деле? Глава регионального аграрного ведомства рассказывает: «Через группу компаний «Белагро», дилера многих ваших предприятий по производству сельхозтехники, мы планировали купить и оплатили полтора миллиона рублей за капустоуборочный комбайн и картофелесажалку. Потом выяснилось, что компания недееспособна. Часть денег мы успели отозвать. В итоге оказалось, что и сажалки нет в наличии. Сказали: ждите. А нам надо уже сегодня в поля выходить».  Подобные случаи переходят всякие границы понимания.

Вряд ли после этого приходится удивляться, что руководство Челябинской области договорилось о поставках в регион сельхозтехники с внушительными скидками. Губернатор Борис Дубровский и генеральный директор «Комбайнового завода «Ростсельмаш» Валерий Мальцев подписали соглашение о сотрудничестве. До 1 июля завод поставит в область до 100 зерноуборочных и кормоуборочных комбайнов, самоходные универсальные косилки с дополнительной скидкой 10 процентов. Это станет хорошим подспорьем для местных аграриев. Кроме того, губернатор предложил Валерию Мальцеву подумать о размещении части активов на территории региона.

А ведь эта сотня-другая комбайнов могла быть белорусского производства. Крестьянину по большому счету все равно, кто выпустил комбайн, колесящий по его ниве. Главное, чтобы машина работала четко, не ломалась и была доступна по цене. Наши сельхозагрегаты вполне соответствуют этим требованиям. Плюс к этому с января нынешнего года продажи белорусской техники на рынке России будут субсидироваться правительством РФ наравне с российской, что предусмотрено Договором о ЕАЭС. 

Белорусские производители сельхозтехники еще имеют шанс сохранить позиции на российском рынке. При условии совершенно иного принципа организации производства, работы под индивидуального потребителя. Таких технологий, менеджеров по сбыту у нас пока мало. Мы продолжаем штамповать трактора и комбайны, гадая на кофейной гуще, купят их потом или нет. Плюс еще и бесконечные проблемы с сервисными центрами. Некоторые аналитики считают, что белорусская сельхозтехника в перспективе может стать «невъездной» в Россию.
Решить эту проблему коренным образом может только освоение альтернативных рынков. Надо сказать, подвижки есть.

МТЗ в 2014 году экспортировал в Египет 1375 единиц продукции почти на 20 миллионов долларов, в результате чего темп роста к уровню 2013-го составил 228 процентов. Есть планы увеличить поставки тракторов на рынок Судана, тракторокомплектов для сборочного производства в Алжире. Осваиваются рынки Нигерии и ЮАР, где в 2014 году МТЗ открыл представительства, увеличатся поставки в Конго и Марокко, будут возобновлены поставки тракторокомплектов на сборочное производство в Эфиопии.

В целом сегодня на рынке Африки товаропроводящая сеть МТЗ представлена 4 сборочными производствами и 15 дилерами. Касаясь работы в азиатском регионе, пресс-служба Минпрома сообщает, что завод и вьетнамская компания «Меконг Машинери» подписали контракт о поставках во Вьетнам 150 тракторов на 2,6 миллиона долларов.


КОММЕНТАРИЙ

Начальник главного управления технического прогресса и энергетики с главной госинспекцией по надзору за техническим состоянием машин и оборудования  Минсельхозпрода Станислав КАРПОВИЧ:

— О будущих сложностях с экспортом сельхозтехники в Таможенный союз, и, в частности, в Россию, говорилось с начала 2012 года, момента ее вступления в ВТО. Не обходится, конечно, и без мощного лобби местных производителей, потому что из-за проседания внешнего рынка россияне также испытывают проблемы со сбытом. Например, в прошлом году из 33 российских тракторных заводов, предоставивших отчеты, поставки на экспорт в дальнее и ближнее зарубежье осуществляли только 11. Снизился выпуск и почвообрабатывающей техники: плугов — на 7,3, борон — почти на 22, культиваторов — на 21,1 процента. 

В какой-то мере это помогло предприятиям республиканского объединения «Белагросервис». В прошлом году темп роста экспорта  продукции, в том числе в Россию, превысил 119 процентов. Производители сельхозтехники и агрегатов организовали достаточно широкую дилерскую сеть, что помогает продвижению продукции. 

Конечно, сегодня пробиваться даже на ближайшие рынки — России и Казахстана — сложно. У них свои аналогичные производства, которые также субсидируются государством. Поэтому для продвижения наших сельхозмашин организованы сборочные производства, на которых из белорусских комплектующих собирают готовые агрегаты и сельхозтехнику. Тем самым они считаются российскими и подпадают под субсидирование. Только в России порядка 15 таких производств. 

В целом наша проблема в том, что каждое предприятие пытается продать свою продукцию, толкаясь локтями на одном рынке. Еще хуже, когда вообще товар не востребован из-за несоответствия соотношения цена — качество. И главное — производить надо под конкретную потребность, а не гнать вал, а затем думать, куда его девать. Убежден, конкуренция заставит нас сначала изучать потенциальные рынки сбыта и только потом начинать производить столько, сколько будет ими востребовано.

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?