«Сельчанин продал квартиру, а покупатель его... убил»

Еще в школе Виталий ИСКРИЦКИЙ мечтал работать в правоохранительных органах, поэтому и поступил на юридический факультет Белорусского государственного университета, который окончил в 2000 году. Практику во время учебы проходил в прокуратуре, понравилось, поэтому после вуза стал следователем прокуратуры Ленинского района Могилева. Затем переехал в Минскую область. Дослужился до заместителя прокурора Пуховичского района. Работал в отделе по борьбе с коррупцией и организованной преступностью прокуратуры Минской области. В настоящее время — прокурор Слуцкого района.

Прокурор Слуцкого района Виталий ИСКРИЦКИЙ о сфере профессиональных интересов правоохранительного ведомства и конкретных примерах вмешательства

Еще в школе Виталий ИСКРИЦКИЙ мечтал работать в правоохранительных органах, поэтому и поступил на юридический факультет Белорусского государственного университета, который окончил в 2000 году. Практику во время учебы проходил в прокуратуре, понравилось, поэтому после вуза стал следователем прокуратуры Ленинского района Могилева. Затем переехал в Минскую область. Дослужился до заместителя прокурора Пуховичского района. Работал в отделе по борьбе с коррупцией и организованной преступностью прокуратуры Минской области. В настоящее время — прокурор Слуцкого района.

— Виталий Анатольевич, прокуратура осуществляет надзор за соблюдением законодательства во всех сферах нашей жизни. Но наиболее сложно, на мой взгляд, это делать в органах власти. Люди, наделенные высокими полномочиями, не любят, когда их поправляют, указывают на недостатки в работе. Как вам приходится действовать в таких случаях?

— Хочу сразу заметить, что у нас одинаковый подход ко всем, за кем осуществляем надзор за соблюдением законов: будь то маленькая фирма, большая организация или орган власти. К последним, кстати, надо относиться особенно внимательно, потому что от их ошибок могут пострадать люди. Поэтому при внесении протестов на решения, допустим, райисполкома, я сам стараюсь бывать на его заседании и разъяснить, в чем местные власти не правы.

Например, был такой случай. В прошлом году индивидуальный предприниматель Шишко обратилась в прокуратуру с заявлением о том, что должностные лица отдела торговли и услуг Слуцкого райисполкома нарушают закон, затягивая выдачу ей лицензии на право осуществления розничной торговли. Наши работники разобрались в ситуации. Шишко заключила договор аренды нежилого помещения с ОАО «Слуцкий агросервис» для осуществления розничной торговли промышленными товарами, а затем подала заявление в отдел торговли и услуг райисполкома, чтобы получить на это лицензию. Представила все необходимые документы. Однако в отделе посоветовали сначала обратиться в райисполком, чтобы согласовать размещение данного объекта торговли. Но органы власти вправе требовать это только в тех случаях, когда речь идет об общественном питании или торговле алкогольными и табачными изделиями.

И только недавно в результате оперативно-розыскных мероприятий по другому делу была установлена причастность «покупателя» квартиры и его подельника к данному убийству.

В ходе проверки, проведенной прокуратурой, было установлено, что действия должностных лиц райисполкома носят характер вмешательства в деятельность субъектов хозяйствования и воспрепятствования законной предпринимательской деятельности. Более того, Шишко не могла осуществлять предпринимательскую деятельность, хотя за аренду помещения платила. Поэтому несла убытки. Они увеличивались и из-за упущенной выгоды.

После нашего вмешательства лицензия все-таки была выдана. Одновременно прокуратура обратила внимание райисполкома, что своими действиями работники отдела торговли и услуг совершили правонарушения, создающие условия для коррупции.

— Здесь вы встали на защиту индивидуального предпринимателя. Ну а простой рабочий вправе надеяться на поддержку прокуратуры, если считает, что с ним обошлись несправедливо?

— В качестве ответа расскажу о таком случае. В СПК «Великая Слива» по собственному желанию уволились рабочие строительной бригады Швец и Романович. По закону им необходимо было произвести все причитающиеся выплаты в день получения трудовой книжки. Однако этого не сделали даже через две недели. А ведь в этом случае работник в соответствии с Трудовым кодексом вправе взыскать с нанимателя средний заработок за каждый день задержки выплат. Мы потребовали устранения этого нарушения, указав, что сельхозкооператив не только наносит вред интересам и правам граждан, но и самому себе.

— В народе бытует мнение, что если кто-то травмирован или погиб на производстве, то прокуратура обязательно возбудит уголовное дело, начальников разного ранга признают виновными и накажут.

— Те, кто так думает, не правы. В этом году на территории Слуцкого района произошло 17 случаев травмирования на производстве, из них два со смертельным исходом. Каждый раз мы проводили проверки на наличие в действиях должностных лиц признаков состава преступления, т. е. нарушения правил техники безопасности. Так вот, ни одного уголовного дела не было возбуждено, так как травмы люди получили по своей вине. Руководители разного ранга во всех случаях проводили инструктаж по технике безопасности. А дальше уже сами рабочие обязаны заботиться о ее соблюдении.

Мы проверяли, как борются с пьянством и алкоголизмом в СПК «Исерно». Здесь даже создана специальная комиссия, но за прошлый год не было проведено ни одного ее заседания.

В этом году на Слуцком комбинате хлебопродуктов произошел смертельный случай. Там необходимо было очистить емкость от остатков зерна. Работник, который этим занимается, не раз был проинструктирован, что контролировать процесс должен, находясь снаружи емкости и ни в коем случае не заходить туда при работающем механизме. Однако он нарушил требование техники безопасности, забрался внутрь, где его зацепил вращающийся шнек. Человек упал, на него обрушились остатки зерна, и работник погиб.

Инспекция труда, которая расследовала этот случай, посчитала, что во всем виноваты непосредственные руководители рабочего. Прокуратура же, проведя свое расследование, убедилась, что должностные лица комбината провели необходимый инструктаж по ТБ и не давали никаких указаний потерпевшему заходить в емкость с остатками зерна. В результате мы пришли к выводу, что во всем виноват погибший.

— Не секрет, что настоящим бичом для села является пьянство, в том числе и на работе. И хотя в стране на этот счет приняты серьезные нормативные документы, прежде всего Директива № 1 Президента страны «О мерах по укреплению общественной безопасности и дисциплины», не всегда есть ожидаемый эффект. Некоторые говорят, что пьянство в деревне трудно одолеть еще и в силу специфики производства. Здесь людей труднее контролировать, чем, скажем, на заводах...

— Дело не только в этом. Виной всему, на мой взгляд, и формализм, с которым на селе подходят к преодолению такого зла. Скажем, мы проверяли, как борются с пьянством и алкоголизмом в СПК «Исерно». Здесь даже создана специальная комиссия, но за прошлый год не было проведено ни одного ее заседания. 30 работников предприятия в течение года находились на рабочих местах в нетрезвом состоянии. Они понесли дисциплинарные наказания, а вот меры общественного воздействия к ним не применялись. Не рассматривались и вопросы привлечения к ответственности мастеров и бригадиров, которые допустили появление подчиненных на работе в нетрезвом состоянии. Дело дошло до того, что во время проверки прокуратурой выявлен факт нахождения полевода сельхозкооператива на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения.

Или вот такой факт. За прошлый год в сельхозфилиале Слуцкого сыродельного комбината 73 работника были нетрезвыми на работе. Казалось бы, всей общественности по этому поводу надо бить тревогу. Но здесь, оказывается, комиссия по борьбе с пьянством и алкоголизмом даже не создавалась.

В Бокшицком сельском исполнительном комитете такая комиссия есть. Но вот ее работа не оказывает должного влияния на снижение случаев пьянства местных жителей. Виной всему все тот же формализм.

— В средствах массовой информации часто встречаются сообщения о без вести пропавших. Куда деваются эти люди, как часто они находятся?

— С начала года в нашем районе зафиксировано 40 таких случаев. И только по одному пришлось возбуждать уголовное дело. Остальных людей нашли. Как правило, это те, кто уезжал на заработки в соседние страны и долгое время не давал о себе знать.

А недавно у нас был случай, когда останки человека нашли почти через четыре года. Дело обстояло так. В 2006 году житель одной из деревень собирался уехать на постоянное место жительства в Россию. Продал свою квартиру и ждал от покупателя денег. Но тот решил не платить, а убить продавца, что и сделал вместе с напарником. Труп они вывезли в лес, сожгли и закопали. А жителям деревни сказали, что расплатились за квартиру, а ее бывший владелец уехал в Россию. Его никто не искал, потому что у этого человека здесь не было родных. И только недавно в результате оперативно-розыскных мероприятий по другому делу была установлена причастность «покупателя» квартиры и его подельника к данному убийству.

— Раз мы уже перешли к уголовным делам, то хотелось бы узнать, каких преступлений становится меньше, а каких, наоборот, больше?

— На территории Слуцкого района сейчас уровень преступности ниже среднеобластного. Отмечается уменьшение тяжких и особо тяжких преступлений. Это убийства, причинение телесных повреждений, изнасилования, разбои. Однако растет количество преступлений по линии уголовно-исполнительной инспекции — уклонение от отбывания наказания в виде исправительных работ, ограничения свободы и ряд других. По каждому такому факту мы обязаны вновь возбуждать уголовные дела и направлять их в суд. Например, гражданин приговорен к исправительным работам, но уклоняется от трудоустройства или на работу не ходит, совершает прогулы. Ему выносятся предупреждения, и если человек не исправляется, возбуждается уголовное дело, и его лишают свободы.

— А что в уголовной сфере вас больше всего беспокоит?

— Рост преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Сейчас в суде Слуцкого района рассматривается уголовное дело в отношении семьи местных цыган.

Одновременно прокуратура обратила внимание райисполкома, что своими действиями работники отдела торговли и услуг совершили правонарушения, создающие условия для коррупции.

Они поставили на поток торговлю наркотиками. Были четко распределены роли во всей цепочке продажи дурмана. В этом году осужден гражданин, у которого обнаружено 60 килограммов высушенной конопли. Сейчас наметился рост поставок к нам тяжелых синтетических наркотиков. Недавно арестованы несколько человек, которые этим занимались.

В местном РОВД существует группа по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. У нее есть успехи в этой работе. Но я считаю, что надо действовать более наступательно, не ограничиваться выявлением тех, кто хранит или сбывает это зелье. Нужно находить каналы поставки наркотиков, тогда и успехи в этом деле будут более ощутимыми.

— Виталий Анатольевич, бывают ли в вашей практике случаи, когда кто-то своими действиями вроде бы преследует благородные цели в борьбе с правонарушениями, но на деле получается, что нарушается закон.

— Вот вам конкретный пример. В сельскохозяйственном филиале Слуцкого сыродельного комбината решили радикальными методами бороться с хищениями механизаторами горючего. При выявлении таких фактов здесь издавали приказы о привлечении виновных к материальной ответственности в виде пятикратной или даже десятикратной стоимости украденного горючего. Руководство филиала можно понять. Оно считало, что люди прекратят воровать из-за страха перед таким суровым наказанием. Но мы потребовали отменить подобные приказы, так как в соответствии с законом следует учитывать только реальный ущерб, причиненный хищением. И никакая целесообразность здесь не может служить оправданием.

— Работа в прокуратуре, конечно, не легкая. Приходится постоянно сталкиваться с негативной информацией. А уж для того чтобы осматривать трупы, вообще нужны железные нервы…

— Люди, которые отправляются работать в прокуратуру, знают, куда идут. Они проходят психологическую подготовку во время практики, когда еще учатся в вузе. Слабонервные отсеиваются и к нам на работу не попадают.

— Часто ли бывают случаи, когда люди приходят и благодарят работников прокуратуры за оказанную помощь, просят их поощрить?

— Такое случается. Ну а насчет поощрения… Задача всех работников прокуратуры осуществлять надзор за правильным исполнением законодательства. Поэтому, помогая людям, они не совершают каких-то выдающихся поступков. Это их обычная работа.

— Спасибо, Виталий Анатольевич, за интересный разговор. С профессиональным праздником вас и ваших коллег

Беседовал Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?