Сектор газа

Из Москвы, с переговоров о цене на газ, приходят противоречивые вести. Как известно, Минск занял весьма твердую позицию, суть которой можно объяснить коротко, — цена должна быть реалистической и как минимум понятной...
Из Москвы, с переговоров о цене на газ, приходят противоречивые вести. Как известно, Минск занял весьма твердую позицию, суть которой можно объяснить коротко, — цена должна быть реалистической и как минимум понятной. И речь идет не о каком–то «меценатстве», либо «снисхождении». Хорошо известно, что в течение последних лет «Газпром» транспортировал в Беларусь газ примерно по тем же ценам, что и в Смоленскую область. Соответственно, аналогичным образом решались и коммерческие интересы «Газпрома». Это прежде всего предельно низкие цены за транспортировку газа по трубам и иным коммуникациям «Белтрансгаза», а также возможность льготного строительства по территории нашей страны новой ветки Ямал — Европа. Оставляя за скобками все иные факторы (стратегические военные объекты России, немалые средства на охрану общей границы к западу от Смоленска, актуальные для России таможенные и иные договоренности) — один только проект Ямал — Европа может считаться свидетельством честного исполнения Минском своих слов и обязательств.

Естественно при этом, что возрастающая ценность газа предполагает «включение» рыночных механизмов.

Но они не должны напоминать снежную лавину и уж тем более жезл регулировщика уличного движения.

Если экономисты «Газпрома» пришли к выводу, что цена за экспортируемый в Беларусь газ должна быть повышена, то в процессе переговоров это следует исчерпывающе прокомментировать. Ну, допустим, указать, что увеличились накладные расходы на добычу, транспортировку, обслуживание и т.п., в общем, аргументировать пожелания конкретными и мотивированными цифрами, а не плохо скрываемыми угрозами. Минск, как показывает ход переговоров, не отвергает разумных требований партнеров, но в этой фразе ключевым словом нужно считать слово «разумных». Когда «Газпром» заявил, что за тысячу кубометров газа надо платить 200 долларов, причем после того как уже был сверстан и обнародован бюджет Беларуси, то это больше походило не на переговоры хозяйствующих субъектов («Газпром» — «Белтрансгаз»), а на — ультиматум.

Но ультиматумы входят в меню враждующих стран!

Разве можно предположить такое о Беларуси и России?

Или кто–то, дирижирующий г–ном Миллером, действительно думает, как бы острее отравить межгосударственную атмосферу?

Для такого предположения есть определенные основания. Назовем это «синдромом Онищенко». И вспомним: когда в Кремле решили, что Тбилиси и Кишинев позволяют себе лишнее, то на авансцену вышел не высокий дипломат, а малоизвестный до того чиновник по санитарному ведомству г–н Онищенко. Он и вынес смертельный вердикт всему винному экспорту Грузии и Молдовы. «Мерло», «Васисубани» и даже безобидный «Боржоми» были объявлены... ядом. Вроде полония. Да, это был изящный ход! Что теперь делать виноградарям Кахетии и Крикова? Самим пить свое вино? Президент Воронин понял это и быстро сдался. И тогда, без «консультации» с грозным Онищенко, Президент В.Путин самолично и бестрепетно разрешил хоть завтра ввозить в Россию «Каберне». То, что вчера было ядом, сегодня вновь оказалось полезным и питательным продуктом для населения. «Синдром Онищенко» во всей красе заявил о себе и во время конфликта с фирмой «Шелл», которая в свое время подписала контракт с Москвой на разработку шельфа острова Сахалин. Когда подписывали, то проект казался малоперспективным — пусть, мол, буржуи вкладывают деньги, пусть стараются. Но когда выяснилось, что кусочек очень лакомый, стало обидно и грустно. Миллионы могут уплыть в чужие кошельки... Но нынче не те времена, чтобы посылать «на отъем» бесстрашную дружину Ермака Тимофеича, нынче цивилизованные времена! И на Сахалин с группой телеоператоров командируется штатный борец за чистоту природы г–н Митволь. Те снимают парочку дохлых рыбешек и одного заморенного краба, а Митволь граду и миру громогласно сообщает о «чудовищном преступлении против природы». Ничего личного — только забота об экологии! В итоге «Шелл» сматывает удочки, а месторождения переходят к новому хозяину. Кому? «Газпрому», вестимо.

Эту апробированную пластинку, похоже, пытаются прокрутить и в отношении Беларуси. Не хотите входить к нам в качестве «субъекта», не желаете вводить «единую валюту», хотите и далее «быть суверенными» — тогда ввести в зал «Газпром»! Фас! И начинается унылая тягомотина по поводу «рыночных цен» и всего остального, что вызывает естественные вопросы:

— Неужели тех, кто конструирует подобные каверзы, не устраивает надежный союзник и друг? Неужели кому–то доставят подлинную радость брутально созданные трудности для белорусской экономики и простых белорусов? Неужели нужно много ума, чтобы понять простую вещь: приличные люди так не поступают?

Впрочем, все эти мрачные рассуждения, вполне возможно, не совсем точны. Когда г–н Миллер, наверняка понимающий ущербность своей иррациональной позиции, решил вдруг подключить «тяжелую артиллерию» и обратился в правительство с челобитной: пусть г–н Фрадков установит еще и пошлины на газ, то от Миллера досадливо отмахнулись. Потому что в затмении Миллер предложил фантастическую цену... 260 долларов! Это уже усердие не по чину...

Пусть и локальный, но этот демарш правительства заставляет задуматься. И, как нам кажется, некоторым косвенным образом опровергает все пустословие мобилизованных на «идеологическое обеспечение» знатных кадров от политологии, а также новой звезды московских телеэкранов г–на Куприянова, который вообразил, что он — газовый Фредди Крюгер.

Переговоры продолжаются...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости