Народная газета

Сектор гари

Новая техника помогает лесоводам бороться с пожарами

В этом сезоне небывало рано начались лесные пожары. Причем настолько интенсивные, что, например, все районы Гомельской области уже “сели в осаду” — решением местных властей введен запрет на посещение лесов. Объявлен 4-й класс (второй по угрозе) пожарной опасности, опущены шлагбаумы, лесная охрана переведена на усиленный режим патрулирования, за разведение костров грозят нешуточные штрафы. А ведь пожароопасный период по сути еще впереди. Что происходит, выяснял корреспондент “Народной газеты”.

Фото Виталия Пививарчика

Свое нужно беречь

В день приезда в Гомельский опытный лесхоз идет мелкий, противный дождь. Уже несколько часов. Но радоваться лесоводы не спешат. Начальник пожарно-химической станции лесхоза Александр Симанков демонстративно сгребает песок с лесной дороги. Несколько миллиметров влаги, а ниже — мелкая пыль, такая сухая, что хочется чихнуть. Под пологом деревьев ситуация еще опаснее. Веками копившаяся подстилка из опавших листьев и иголок лишь сверху блестит капельками воды. На поверку же сухая донельзя. Хватит одной искры, чтобы занялся огонь:

— Хорошо, что объявления синоптиков Белгидромета носят для нас лишь рекомендательный характер, — говорит Александр. — А противопожарные меры мы разрабатываем сами. Чтобы отменить запрет на посещение лесов, нужно, чтобы такой дождь шел хотя бы 5 дней.

Фото Виталия Пививарчика

На территории пожарно-химической станции на первый взгляд спокойно. Однако ворота в гараж с двумя тревожно-красными пожарными машинами распахнуты настежь. Склад хранения противопожарного инвентаря — мотопомпы, пожарные рукава, воздуходувки, спецодежда, лопаты и так далее... Здесь же дежурит дружина. В любой момент может поступить сигнал от наблюдателей, и лесоводы помчатся спасать угодья.

— У нас нет нормативов по времени, как у спасателей, — уточняет собеседник. — Однако действуем мы не менее оперативно. Человек так устроен, что любой ценой защищает свое. Посадив однажды саженцы, из года в год глядя на то, как они растут, ни один лесник не будет медлить при угрозе его детищам.

Факторы опасности

Общая картина по Гомельскому государственному производственному лесохозяйственному объединению несколько обескураживает. С начала весны был зафиксирован 71 пожар на общей площади более 197 гектаров. Самым крупным пока остается возгорание на территории Хойникского лесхоза, “сожравшее” почти 55 гектаров насаждений. Для сравнения: за весь прошлый год на Гомельщине было зарегистрировано 44 лесных пожара, в результате которых пострадало 35,56 гектара насаждений.

Лесная охрана планомерно поднимается на самый высокий, мировой уровень, обновляется техника. Практически круглый год оттачивают мастерство пожарные, проводятся тренировки. К белорусским лесоводам перенимать опыт в тушении, а главное, предотвращении пожаров едут коллеги из других стран. Что же случилось в этом сезоне?

XXI век: наблюдать за ситуацией в лесу можно, не выходя  из кабинета. “Глазами” пожарных стали видеокамеры
Фото автора

Главный лесничий Гомельского ГПЛХО Сергей Тарасов указывает на два основных фактора сложившейся нынче непростой ситуации. Во-первых, погодные условия:

— Традиционно температура воздуха повышается постепенно. Прежде чем начнется засуха, через сухую прошлогоднюю поросль успевает прорасти новая трава. К тому же шумят майские грозы. Что видим в нынешнем сезоне? Весны, считай, и не было. Резко повысилась температура, минимальное количество осадков (два месяца ждали дождя!). Все сельхозпалы, которые ведутся даже несмотря на запреты, быстро перемещаются в леса. “Зеленки” еще не было, сдерживать огонь она не смогла. Фактически, люди сами подносили спичку.

К слову, второй основной фактор пожаров — именно человеческий. После ликвидации огня каждый инцидент расследует специально созданная при объединении выездная комиссия во главе с начальником отдела охраны и защиты леса Дмитрием Ятченко. Специалист приводит показательные примеры:

— Наверное, уже всем известно, что по лесам страны установлены так называемые фотоловушки. Они регулярно фиксируют, как отдыхающие сворачиваются и уезжают, а костер продолжает гореть. Часто патрули замечают огонь в самых непролазных дебрях, куда может забрести лишь человек. Виной возгорания становится небрежно брошенный окурок. Приходит огонь и с полей, частных подворий, где выжигается сухая растительность. Часто начинают гореть придорожные полосы. Это тлеющие окурки выбрасываются из окон проезжающих автомобилей или поездов.

Фото автора

Но есть и еще одна причина ранних пожаров. В Гомельской области продолжается борьба с нашествием короеда, который уничтожает сосновые насаждения. Единственная мера, признали даже ученые, это сплошная вырубка зараженных деревьев. При этом все порубочные остатки — сучья, ветви — должны сжигаться на месте. Если сами лесоводы к таким работам “с огоньком” подходят более чем ответственно, то вот сторонним организациям главное — как можно быстрее освоить делянку.

— Чтобы полностью затушить тлеющий костер, нужно потратить немало времени и воды, — говорит Дмитрий Ятченко. — У нас были случаи, когда на месте пепелища огонь разгорался спустя две-три недели! Вроде бы все затушили. Дыма нет. Но глубоко в подстилке остался тлеющий уголек. Сильным ветром — а они этой весной не редкость — пепел вскрывается. И случается беда... В то же время останавливать вырубки заселенных короедом сосен нельзя. Вот и находимся как между молотом и наковальней.

Высоко сижу, далеко гляжу

По статистике, за один только час при умеренно ветреной погоде площадь лесного пожара может увеличиться в десятки раз. Поэтому главная задача лесной охраны — вовсе не героическая борьба с огнем, а недопущение его возникновения. В крайнем случае — выявление на самой ранней стадии. Еще один любопытный факт: Гомельское ГПЛХО контролирует 1,86 млн га лесного фонда. При этом в штате лесной охраны — примерно 2300 человек. Иными словами, каждому отдельно взятому леснику или мастеру леса нужно охранять более 800 гектаров насаждений. Проконтролировать ситуацию, обойти каждое дерево и поляну физически невозможно. Впрочем, ставка в обнаружении пожаров делается не на летучие отряды, а больше на технические средства. В частности, на камеры видеонаблюдения.

На пожарно-химической станции Гомельского опытного лесхоза тем временем механик проверяет работоспособность диковинки — переоборудованной в пожарный модуль боевой машины пехоты. Окрашенная в красный цвет “лягушка” рычит, выпуская облако дизельного дыма, лязгает траками и трогается с места. Подобная техника, стучит по дереву начальник ПХС Александр Симанков, задействуется крайне редко, лишь в самых критических ситуациях. Например, при тушении трансграничных пожаров — “подарков” с территории России или Украины, в непролазных болотах. В стандартных ситуациях намного больше пользы приносит дежурный, который координирует работу подразделений. Его кабинет здесь же. На столе радиостанция. На стене — поквартальная карта. Под рукой всегда целая батарея телефонов. Из всех 12 лесничеств лесхоза каждые 2 часа поступают звонки с отчетами о пожарной обстановке. Разумеется, в случае ЧП никто отведенное время ждать не будет. Сигнал о возгорании поступит мгновенно. Следят же за обстановкой в лесу в несколько смен.

В сопровождении Дмитрия Ятченко мы переезжаем в Калининское лесничество, где оборудован пост слежения за пожарами. В кабинете — два монитора, на которые выведены изображения с установленных на вышках видеокамер. Гаджеты непрерывно вращаются вокруг своей оси, отслеживая ситуацию в радиусе 15—25 километров (при ясной погоде). Специальное программное обеспечение позволяет оператору в случае необходимости всего несколькими движениями компьютерной мышки остановить камеру или повернуть в нужном направлении, приблизить картинку. Вот уж действительно — новейшие технологии на службе леса.

Сегодня системами видеонаблюдения покрыто 86,4 процента площади лесного фонда Гомельского ГПЛХО, рассказывает главный лесничий Сергей Тарасов. Иными словами, остаются еще в лесах “белые пятна”. Правда, это временно:

— В 2018—2019 годах будут построены дополнительные пожарно-наблюдательные вышки и мачты. На них появятся видеокамеры. Выполним программу — и сможем отслеживать 99 процентов всех наших площадей.

Впрочем, какими бы бурными темпами ни развивались новые технологии, лесная сфера остается одной из самых традиционных. Без человеческих рук здесь не обойтись. И не только при посадках деревьев, но и при их защите от природных катаклизмов. Именно поэтому по лесным дорогам, не жалея топлива, колесят пожарные модули и служебные машины. В их багажниках постоянно находятся наиболее эффективные орудия первичного пожаротушения — ранцевые опрыскиватели. Люди с раннего утра и до позднего вечера высматривают дым на горизонте, готовые в любой момент броситься на борьбу со страшнейшим врагом леса. 

— Нужно будет — и ночевать в угодьях останемся, — выражает одну на всех точку зрения начальник ПХС Александр Симанков.

КОМПЕТЕНТНО

Анастасия Докучаева, пресс-секретарь Министерства лесного хозяйства

Горячая пора. Действовать

С начала пожароопасного сезона в лесном фонде Беларуси произошло около 200 случаев возгораний. Причиной тому стали прежде всего погодные условия: в середине апреля — начале мая все мы наблюдали, как на фоне установившейся сухой погоды бушевали ветра. Именно ветер стал основным “проводником” огня и 21—22 апреля. В то время как большинство белорусов трудились на республиканском субботнике, огонь, сопровождаемый резкими и продолжительными порывами ветра, перекидывался из одного лесного массива в другой. Только за два дня в Беларуси тогда произошло 88 лесных пожаров, было повреждено около 350 га леса — и эти цифры могли бы быть гораздо больше, если бы не оперативные действия государственной лесной охраны.

Ежедневно специалисты лесохозяйственных учреждений осуществляют мониторинг лесного фонда. В их распоряжении находятся также 360 единиц техники, которая задействована на патрулировании и ликвидации очагов возгорания.

В системе Минлесхоза функционирует 252 пожарно-химические станции и 663 пункта противопожарного инвентаря. Система наземного обнаружения лесных пожаров включает 455 пожарно-наблюдательных вышек и 121 мачту, из которых 456 оборудованы системами видеонаблюдения. Специалисты лесохозяйственных учреждений регулярно проходят обучение и переаттестации, чтобы в критический момент среагировать быстро и правильно. 

Максимально четко сформулировал свою позицию и министр лесного хозяйства Виталий Дрожжа. На одном из аппаратных совещаний он поставил задачу проанализировать каждый случай возгорания, выехать на места и дать беспристрастную оценку обстановке. В случае присутствия человеческого фактора — найти виновных и наказать. И сделать все, чтобы в дальнейшем огню в лесном фонде не было места.

В связи с этим хотелось бы обратиться и к нашим гражданам: впереди лето — и многим хочется провести время в лесу. Не забывайте о правилах нахождения на природе и о том, что не нужно оставлять после себя костры, бросать непотушенные окурки и т. д. К сожалению, причиной пожаров в большинстве случаев становится обычная человеческая халатность, за которую приходится потом платить высокую цену. И, кстати, в пожароопасный период зачастую вводятся ограничительные меры на посещение лесного фонда. В этом году ряд лесхозов Гомельской и Витебской областей уже вводил подобные меры. Узнать, где посещение леса разрешено, а где нет, можно довольно просто. Для этого достаточно зайти на сайт Министерства лесного хозяйства www.mlh.by, открыть вкладку “Правила поведения в лесу” и посмотреть информацию на интерактивной карте. 

muravsky@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...