Минск
+1 oC
USD: 2.12
EUR: 2.36

Седьмое явление “Пиковой дамы”

Болгарский режиссер, директор Софийского национального оперного театра Пламен Карталов презентует сегодня седьмую на белорусской сцене версию оперы “Пиковая дама” Петра Чайковского.

Болгарский режиссер, директор Софийского национального оперного театра Пламен Карталов презентует сегодня седьмую на белорусской сцене версию оперы “Пиковая дама” Петра Чайковского. Какой увидят зрители знаменитую историю о трех картах, как режиссеру из Болгарии работается с белорусскими артистами и как он переписал бы финал оперы, будь у него такая возможность? Корреспондент “НГ” пообщалась с режиссером накануне премьеры.

— Пламен, к известному произведению Пушкина сегодня обращаются многие режиссеры. “Пиковую даму” можно увидеть и в кино, и на драматической сцене, и даже в кукольном театре. А чем, на ваш взгляд, “Пиковая дама” интересна как опера?

— По своей страсти и силе это произведение сродни лучшим образцам древнегреческой трагедии. Контрастное состояние героев, их переменчивое поведение и неожиданные поступки прорывают режиссерское воображение  до крайности. Кроме того, музыка к “Пиковой даме” написана неземным образом. Не знаю, не ошибусь ли я, если скажу, что это произведение словно “Ад” Данте Алигьери, положенный на музыку Петром Ильичом Чайковским. Таинственный язык музыкальных инструментов, глубинная мистическая оркестрация настолько точно рисуют характеры героев, что иногда просто нет необходимости смотреть на сцену. Это свидетельство невероятной изобретательности и сверхчеловеческого таланта композитора. Публика любит в театре и жанр трагедии. Но опера как театр вокального и оркестрового выражения является уникальнейшим исскуством, которое не может быть заменено ничем более воздействующим по силе и притяжению.

— Известно, что “Пиковая дама” является одной из самых репертуарных опер Чайковского. Как вы думаете, почему?

— Во первых, из-за вокальности ролей, поэтому от солистов “Пиковой дамы” требуется мастерство высшего уровня. А во-вторых, из-за гармоничности тандема Пушкин — Чайковский.

— Вы воплощаете на белорусской сцене уже седьмую версию истории о трех картах. Каким будет этот вариант?

— Как говорится, лучше один раз увидеть. Поэтому не хотелось бы раскрывать перед премьерой все секреты. Единственное, что могу пообещать вам, — зрители станут частью сыгранного вместе с ними глубокого эмоционального спектакля. Признаться, с нетерпением ожидаю сегодняшнего вечера, когда артисты претворят последние такты партитуры в живое действо. После закрытия занавеса хочу заглянуть в глаза зрителей, чтобы увидеть их реакцию на постановку.

— Над оформлением сцены и костюмов трудились белорусские художники Александр Костюченко и Нина Гурло. Вы остались довольны получившимся результатом?

— Наша работа была командной. Только сплоченной командой мы могли выйти на арену битвы, в которой прежде всего должны были победить самих себя. Оба мои белорусские коллеги — большие таланты. Наше сотрудничество было отличным. Декорации получились очень стильными. Одной из задач постановщиков было создание пространства реального и иллюзорного миров главного героя. Экраны с окнами и зеркалами, пространство с лабиринтами и коридорами, клетки-кельи... Среда является условной и усиливает ощущение от игры актеров и действия.

— Как вам работается с белорусской труппой? Как вы оцениваете уровень наших артистов?

— Хочу сказать огромное спасибо всем артистам Большого театра, задействованным в “Пиковой даме”. Меня поразила профессиональная самоотверженность артистов — всех без исключения — исполняющих и большие, и маленькие роли. Я чувствовал их полное доверие ко мне и в свою очередь отдавал им себя целиком. По желанию самих артистов мы репетировали даже в выходные, чтобы максимально хорошо выполнить работу и решить наиболее трудные вокальные и актерские задачи. Старались добиться такой эмоциональной выразительности голосов, чтобы они точно рисовали портреты героев. Особенно важной в этом направлении является задача дирижера. А с маэстро Андреем Голованом у нас было прекрасное сотрудничество. Он настоящий профессионал. Оркестр под его управлением, словно профессиональный художник, талантливо пишет портреты.

— Насколько сложно работать вдали от родины?

— Дом артиста там, где его работа. Особенно если она поглощает его полностью и не оставляет времени думать о другом. Но семья и родина никогда не должны покидать его мыслей. Так происходит и со мной.

— Почему вы посоветовали бы обязательно прийти в театр на оперу “Пиковая дама”?

— Трудный вопрос. Прежде всего для того, чтобы не упустить шанса познакомиться с этим “дьявольским” творением композитора. А потом — чтобы получить урок-наставление от Чайковского и Пушкина. Авторы произведения о безумно растраченных годах жизни азартного игрока предупреждают публику: мечта жить беззаботно ведет к пропасти.

— Помню, как учительница русского языка предложила нам выполнить любопытное задание — написать сценарий-продолжение пушкинской “Пиковой дамы”. А если бы это продолжение предложили придумать вам, каким бы оно было?

— Мне трудно дописывать композитора, который и без того изменил финал Пушкина, отдав Лизу замуж за богача, а Германна отослав в ад. Тут надо подумать... А что если бы Елецкий вызвал Германна на дуэль и был убит? Лизу спасли бы от утопления, а вместе с ней и ребенка — она могла бы быть беременной от Германна. Он выиграл бы тузом и купил игорный дом. Германн после того как Лиза заболела бы из-за холодных вод Невы и умерла, остался бы с ребенком, который впоследствии взял бы на себя вину отца, и история закрутилась бы снова... Чепуха, наверное. Просто вы меня спросили, и моя необузданная фантазия пошла гулять. Виват, Чайковский!

 МНЕНИЯ

Сергей ФРАНКОВСКИЙ, народный артист Беларуси, исполнитель партии Германна:
— Где только ни ставили и как только ни ставили эту оперу! Иногда встречаются ну очень уж осовремененные постановки. Хочу сказать большое спасибо режиссеру, что он при всей новизне постановки соблюл все оперные каноны. Хотя нам, солистам, довольно непросто исполнять сильные вокальные партии, бегая, прыгая и кувыркаясь на сцене. Сразу возмущались, говорили, что сложно, но пробовали — и все становилось на свои места. Рад, что в репертуаре нашего театра появится такая настоящая со всех сторон постановка.

Нина ШАРУБИНА, заслуженная артистка Беларуси, исполнительница партии Лизы:
— “Пиковая дама” — украшение для любого театра. Опера повышает его статус. Спектакль необыкновенно труден по музыкальной части, по вокальным партиям. Я исполняю партию Лизы. По объему она небольшая, но требует много эмоциональных сил, особенно в нынешней постановке. Я пела Лизу в старой постановке Штейна. Она там была очень статична в жестах, мимике. А здесь Лиза — настоящий живой человек, буря страстей. Карталов постоянно говорит: “Германн и Лиза — две центральные страстные фигуры в опере”. Мне очень близко это решение режиссера, потому что я сама человек очень эмоциональный. Работаю с огромным удовольствием. Тем более что атмосфера на площадке с самого первого дня невероятно теплая. Все необыкновенно деликатные, доброжелательные, готовы помочь в любой момент. И что примечательно — за все время репетиций господин Карталов ни разу не повысил голос на артистов. Это очень важно.

Владимир ПЕТРОВ, народный артист Беларуси, исполнитель партий Томского и Елецкого:
— О “Пиковой даме” Чайковский говорил: “Или я ничего не понимаю в жизни, или это мой лучший спектакль”. Это действительно очень сильная опера. Когда соприкасаешься с этой музыкой, сам выискиваешь в себе новые ноты, звучания. Примечательно, что это уже третий в нынешнем году спектакль театра в постановке режиссеров — представителей других национальностей. Сначала “Летучий голландец” немецкого режиссера Ханса-Йоахима Фрая, потом — “Риголетто” Неэме Кунингаса из Эстонии, сейчас — “Пиковая дама”. Получается очень стильный, зрелищный спектакль. Зритель обязательно должен его увидеть.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...