Минск
+2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Электронная цифровая подпись и закрытый путь к объявлению не запланированных бюджетом госзакупок: эксперты — о первом опыте применения обновленного профильного закона

Сделки на совесть

В прошлом году на госзакупки в стране потратили более 5 процентов ВВП, что эквивалентно 6,5 миллиарда рублей. Цифра немалая. Но в Министерстве антимонопольного регулирования и торговли уверены: эту сумму можно сократить, а сами закупки за счет бюджета сделать более конкурентными, простыми и прозрачными. Именно на это направлена новая редакция Закона «О государственных закупках товаров (работ, услуг)». Документ, соответствующий передовым мировым практикам, заработал с 1 июля этого года. Благодаря ему оцифровали большинство процедур и порядок их проведения. Как на практике показал себя закон, как перестраиваются на новые рельсы участники закупок и какие замечания уже генерирует рынок? Ответы на эти и другие вопросы мы искали вместе с нашими гостями: заместителем начальника управления государственных закупок — начальником отдела регулирования закупок МАРТ Кристиной Жигалко, консультантом отдела регулирования закупок управления государственных закупок МАРТ Еленой Юрковец, начальником отдела по работе с клиентами управления обеспечения закупок Национального центра маркетинга МИД Оксаной Гончарик, начальником управления государственных закупок и реализации имущества Белорусской универсальной товарной биржи (БУТБ) Кириллом Пилькевичем и начальником управления сертификации и экспертной деятельности БелТПП Николаем Жуковским.

Закон «О государственных закупках товаров (работ, услуг)» соответствует передовым мировым практикам. Благодаря ему оцифровали большинство процедур и порядок их проведения.
ogni.group

Бизнес одобряет


«Р»: Новый Закон «О государственных закупках товаров (работ, услуг)» действует уже пять месяцев. Как участники процесса оценивают новшества? Стало ли легче работать?

Кристина ЖИГАЛКО.
К. Жигалко: С июля число обращений в МАРТ с просьбой разъяснить закон, конечно, увеличилось. Но, безусловно, заказчикам стало проще. Хотя бы потому, что значительно сокращены сроки проведения процедур и перечень необходимых документов.

О. Гончарик: Изменений действительно было много. С 1 июля начала работу государственная информационно-аналитическая система управления государственными закупками (ГИАС), созданная для информационного обеспечения сферы госзакупок. Распоряжением Президента оператором системы определен Национальный центр маркетинга. Цифровизация сферы государственных закупок стала более полной.

Стоит отметить, что заказчикам и участникам потребовалось время, чтобы привыкнуть к новым правилам. В первой половине июля, к примеру, заказчики размещали в основном только годовые планы государственных закупок. С середины июля начали объявлять процедуры активнее. В связи с этим у нас работают две линии контакт-центра для поддержки пользователей систем.  

Кирилл ПИЛЬКЕВИЧ.

К. Пилькевич: В целом система работает. С 1 июля невозможно объявить процедуру закупки без наличия закупаемой позиции в годовом плане заказчика. И это крайне важно для государства, поскольку закрыт путь к объявлению не запланированных и не предусмотренных бюджетом закупок. Что касается договора, раньше его заключали только на бумаге. Сейчас он подписывается сторонами электронной цифровой подписью. Но порой из-за этого возникает недопонимание: по тексту договора заказчиком выступает, к примеру, руководитель, а по факту договор подписан электронной цифровой подписью специалиста по закупкам. Или может быть другая ситуация: заказчик разместил подписанный договор на площадке, а поставщик, не зная требований нового закона, все еще ждет проект договора по почте, что приводит к нарушению сроков заключения договора. Да, новые правила уже заработали, но должно пройти некоторое время, чтобы все разобрались и научились.

Николай ЖУКОВСКИЙ.
Н. Жуковский: Полагаю, выскажу общее мнение членов Белорусской торгово-промышленной палаты: новации в законодательстве о госзакупках удобны для бизнеса. БелТПП выдает документы, необходимые для обеспечения допуска к госзакупкам либо для получения преференциальной поправки в процедурах закупок, в частности сертификаты о происхождении товара формы СТ-1. БелТПП и МАРТ пришли к мнению, что в целях снижения нагрузки на участников закупок нужны особые подходы к оформлению сертификата. Следует отметить, что сертификаты формы СТ-1 изначально предназначены для использования в международной торговле и выдаются на каждую партию поставляемого товара. В связи с этим установлены соответствующие требования к их оформлению. Решили, что на товары белорусского происхождения сертификаты будут выдаваться для участия в неопределенном круге госзакупок (не для одной закупки) сроком действия на полгода. При этом количество товаров также не указывается. В итоге среднемесячное количество получаемых участниками закупок сертификатов уменьшилось почти в полтора раза.

Один источник будет на виду


«Р»: Порой бывает, что на практике срабатывают не все нормы, заложенные в законе. Заметны ли уже сейчас нюансы, которые стоило бы усовершенствовать?

К. Жигалко: У заказчиков возникли вопросы в части закупки из одного источника. Они с принятием одного из постановлений МАРТ, № 30, о порядке проведения этой процедуры, испытали трудности: неконкурентная закупка стала более длительной. Ранее, учитывая отсутствие закрепленного механизма проведения закупки из одного источника, заказчик самостоятельно выбирал способ и временные рамки. Сейчас сперва надо изучить конъюнктуру рынка. В частности, необходимо посмотреть информацию о ценах не менее чем у пяти потенциальных поставщиков или направить в их адрес запросы с просьбой сообщить стоимость товаров в выбранный заказчиком срок, чтобы все успеть. Хорошо, если ответят. Нет — рекомендуем отображать это в справке о проведении закупки из одного источника. Процесс растягивается во времени. На это обращают внимание заказчики.

Оксана ГОНЧАРИК.
О. Гончарик: Изменения вступили в силу с середины года, то есть когда основные закупки на 2019 год заказчиками уже были проведены. Но, например, первый опыт размещения годовых планов по новым правилам показал: необходимо иначе указывать источники финансирования в форме документа. Это и сделал МАРТ в августе.

В отношении закупки из одного источника хотелось бы отметить следующее. Да, процедура стала более регламентированной. Но ведь тем самым сняты вопросы относительного того, сколько запросов направить, каких поставщиков оповестить, как оформить документы и как правильно провести процедуру в целом.

В процессе реализации второй очереди развития ГИАС Национальный центр маркетинга как разработчик и единый оператор работает над переводом процедуры закупки из одного источника в электронный формат. Также на площадке www.goszakupki.by можно изучить конъюнктуру рынка. Разместив на платформе запрос о предоставлении сведений, заказчик получает максимальное количество предложений от потенциальных поставщиков, а следовательно, повышает свои шансы на заключение договора с наиболее выгодными условиями. С момента внедрения функционала на электронной торговой площадке центра размещено свыше 10 000 запросов, что подтверждает востребованность этого формата со стороны заказчиков.

К. Пилькевич: Белорусская универсальная товарная биржа с 1 октября ввела в опытно-промышленную эксплуатацию модуль по проведению госзакупок из одного источника. Здесь есть отличие от простого запроса на предоставление информации, который предусмотрен постановлением МАРТ № 30, поскольку электронная система предоставляет достаточно широкий функционал по выбору поставщика. Наш модуль предусматривает две схемы осуществления закупки. В первой заказчик размещает запрос (или заявку на покупку) и устанавливает срок на подачу предложений. Далее потенциальные поставщики направляют свои предложения на размещенный запрос. После выбора заказчиком наилучшего предложения он посредством модуля направляет поставщику приглашение к заключению договора с проектом такого договора. Вторая схема выглядит так: заказчик без размещения запроса (или заявки на покупку) изучает размещенные в каталоге заявки на продажу, выбирает приемлемую и направляет на эту заявку приглашение к заключению договора.

Кроме того, заказчик может сформировать в модуле информацию о конъюнктуре рынка по определенному коду, проект справки о проведении процедуры закупки из одного источника, а также проект договора.

Полагаю, что практическое применение модуля для проведения закупок из одного источника позволяет не только эффективно осуществлять указанные закупки, но и дает возможность заказчикам и поставщикам наработать необходимый опыт и подготовиться к работе в условиях обязательности применения электронного формата при проведении этой процедуры.

«Р»: На каком этапе находится проект указа, который регламентирует сроки перехода закупок из одного источника в цифровой формат?

К. Жигалко: Несколько затянулся процесс внесения документа на рассмотрение в Правительство. На последней стадии с одним из положений возникли трудности с Нацбанком. Мы рассчитываем, что он может быть принят до января ввиду того, что предстоит откорректировать законодательство. Например, в случае возникновения трудностей при проведении маркетинговых исследований и изучения конъюнктуры рынка документ предусматривает исключения, позволяющие не проводить изучение рынка. В проекте указа также предусматривается, что не все закупки из одного источника пойдут в электронный формат. На первоначальном этапе это будет перечень товаров, согласно которому надо будет идти на площадку и закупать в электронном виде. За этот период мы произведем оценки и выстроим свою работу.

Мы заинтересованы в том, чтобы сделать процедуру прозрачной. Ведь, по данным за прошлый год, доля закупок из одного источника в общей массе процедур — 60 процентов. В денежном выражении — все 80.

«Черный список»: первый пошел


«Р»: Одно из новшеств закона в том, что недобросовестные участники госзакупок могут попасть в «черный список» и на два года лишиться права участия в процедурах госзакупок. Насколько нам известно, в «блэк-листе» всего 9 имен. Большинство поставщиков подходят к исполнению своих обязательств ответственно?

К. Жигалко: Вы правильно отметили, список маленький. Дело в том, что сегодня в основном к нам еще обращаются по процедурам, проведенным до июля. Как раз идут завершающие исполнения-неисполнения тех договоров. По ним другой порядок включения и срок — на год. Впрочем, есть и поставщик, который включен в список по новому законодательству.

«Р»: Что он не так сделал?

Елена ЮРКОВЕЦ.
Е. Юрковец: Исходя из законодательства, он уклонился от заключения договора. Участник-победитель не подписал договор госзакупки в течение установленного срока, посчитав при этом, что заказчик нарушил срок размещения на электронной торговой площадке проекта договора. В итоге заказчик привлекается к административной ответственности за нарушение порядка проведения процедур государственных закупок, а участник-победитель на два года отстранен.

К. Жигалко: Отмечу, что сейчас механизм для принятия решения о включении в «черный список» более затруднителен. Раньше в расчет брали факт отказа от заключения договора, если заказчик пожелал наказать контрагента, это подтверждалось копией постановления суда или копией расторжения договора, письменным отказом поставщика от заключения договора. Со временем наши поставщики научились увиливать. И теперь в расчет мы берем уклонение от заключения договора — сообщать о таких фактах обязательно. Но механизм уклонения ни законом о госзакупках, ни нашей инструкцией о порядке формирования и ведения списка недобросовестных поставщиков не предусмотрен. В итоге возникают трудности в работе, нередко привлекаем наше юридическое управление в помощь. Думаю, пройдет время, наработаем практику — станет проще распознавать нарушения.

Что касается двухлетнего срока ограничения, на мой взгляд, для организации, работающей с бюджетом, риск выпасть из рынка будет подстегивать к добросовестной работе. Потому что прежде из-за некрасивого поведения страдали дети, больные… Впрочем, попадание в «черный список» поставщиков в госзакупках не запрещает участвовать в других закупках — за счет собственных средств. И наоборот. Во втором «черном списке», кстати, фигурируют всего три имени. Но обычно игроки выбирают для себя одну из сфер закупок и работают там. Заказчики могут ознакомиться с нарушителями онлайн — на нашем сайте и на торговых площадках.

Одно из важных изменений закона о госзакупках в том, что поставщики теперь не могут менять цену договора, если на то нет веских причин. Когда обсуждали эту норму, заказчики высказывались скептически. Мол, аппетиты будут закладывать изначально в стоимость. Но, думаю, конкуренция это желание отобьет. Зато цена будет неизменной. До июля она могла меняться по просьбе поставщика хоть каждый месяц и в течение года порой вырастала даже в 100 раз. В итоге запланированные на год деньги уходили за месяц, и возникал вопрос: чем еще 11 месяцев кормить больных?

Один закон — одни условия


«Р»: Есть новость от соседей. Российский Минпромторг предложил ввести квоты для госкомпаний на закупку товаров у отечественных поставщиков: не менее половины от объема. Как это повлияет на белорусские компании, участвующие в госзакупках за рубежом?

К. Жигалко: Затрудняюсь ответить, мы такую новость не обсуждали. К сожалению, у нас нет статистики по участию белорусских резидентов в госзакупках за границей. Есть только данные об участии государств — членов ЕАЭС в наших госзакупках.

«Р»: И насколько они активны?

Е. Юрковец: За 9 месяцев с начала года россияне подали 1857 заявок из 520 000 в общей сложности. При этом заключено 511 договоров на 178 миллионов рублей. Для сравнения: за этот период общая сумма заключенных договоров — 4 миллиарда рублей. При этом надо понимать, что с 1 января по 1 июля 2019 года закупки товаров, работ и услуг при строительстве проводились в соответствии с законодательством о государственных закупках. А там всегда фигурируют большие цифры заключенных договоров. Гораздо менее активны поставщики из Армении и Казахстана — всего отметились 4 и 6 компаний соответственно. Кыргызстан вообще не участвовал в этом году.

К. Жигалко: Так мало участников не потому, что есть барьеры или ограничения на нашем рынке. Наоборот, наш закон дает равные условия всем, независимо от резидентства и страны происхождения товара. Преференции поставщикам из ЕАЭС оказываются такие же, как и нашим.

Н. Жуковский: Согласен со словами Кристины Генрикасовны об обеспечении в Беларуси равных условий доступа к госзакупкам. БелТПП имеет опыт оформления и выдачи документов, необходимых для обеспечения участия белорусских товаров в госзакупках в России. Следует отметить, что условия постоянно меняются, то и дело появляются дополнительные требования. Например, о выполнении при производстве продукции отдельных операций технологического процесса на территории России или об использовании исключительно комплектующих российского производства, что можно рассматривать как изъятия из национального режима, предусмотренного Договором о ЕАЭС.

О. Гончарик: Единые требования к проведению госзакупок для Беларуси и России работают еще со времен Таможенного союза. Они же закреплены и в Договоре о ЕАЭС. Беларусь добросовестно выполняет свои обязательства. Со стороны же других участников договора, к сожалению, пока нет «полной взаимности». В то же время сегодня на нашей площадке аккредитовано свыше 3000 зарубежных компаний примерно из 40 стран. Активнее участвуют те, кто ближе. Россия берет своим объемом, но интерес других стран также присутствует и растет с каждым годом.

К. Пилькевич: Отмечу, что Россия и Казахстан не выдают электронные цифровые подписи нерезидентам. В Беларуси же участник из любой страны может получить ЭЦП — так мы создаем дополнительную конкуренцию в сфере госзакупок. Как результат, компании-нерезиденты достаточно активны на площадке биржи. За текущий год среди нерезидентов на максимальные суммы заключены договоры с участниками из Латвии и Эстонии, Россия же только на третьем месте.

Жалоб меньше не становится


«Р»: Ожидалось, что число жалоб заметно сократится из-за того, что уйдут нарекания на ограничивающие конкуренцию требования к поставщикам. К тому же теперь надо указывать, какие именно статьи закона нарушены, электронные письма со словами «мне кажется» приниматься не будут. Прогнозы МАРТ подтвердились?

К. Жигалко: Пока число жалоб выросло. Если за весь прошлый год мы рассмотрели 665 обращений, то за 9 месяцев нынешнего — 552. В 60—70 процентах случаев — на результаты решений, хотя там фактически не осталось места своему усмотрению, все регламентировано законом. Например, прописан балльный способ оценки поступивших предложений, где учитываются стоимостные и качественные нюансы. Из 552 жалоб 288 — чуть больше половины — признаны обоснованными или частично обоснованными. Еще 264 — необоснованными. Июль, замечу, вообще был тихий.

К. Пилькевич: Да, в июле заказчики размещали на площадках годовые планы госзакупок и обучались работе по новым правилам. Следует отметить, что биржа на постоянной основе проводит бесплатное обучение по согласованной с МАРТ программе дополнительного образования взрослых в сфере государственных закупок. С июля такие семинары пользуются повышенным спросом как со стороны заказчиков, так и со стороны поставщиков.

К. Жигалко: Примечательно, что небольшой процент жалоб мы так и не приняли из-за того, что заявители не указали, в чем конкретно их права нарушили. Указывать конкретные нормы мы обязали для того, чтобы сократить поток пустых обвинений, когда из-за приостановки процедуры страдает заказчик. Рассмотрение жалоб в МАРТ, по сути, квазисудебная процедура. А значит, бремя доказывания лежит на заявителе. Вместе с тем у него всегда есть возможность доработать жалобу в установленный срок.

К. Пилькевич: В некоторых странах, например в Украине, за подачу жалобы надо еще заплатить.

К. Жигалко: Когда мы работали над законопроектом, подшучивали, не ввести ли и нам оплату, чтобы не было злоупотреблений. Но решили не чинить барьеров — пусть сперва люди научатся.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Сергей МИЦЕВИЧ
1.57
Загрузка...