Минск
+13 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Бизнес выходит из тени, но вопросы по предпринимательским лжеструктурам все еще остаются

Сделка сделке рознь

В Департаменте финансовых расследований недавно рассказали: в стране существенно упал спрос на услуги лжепредпринимателей. Сегодня без использования этих инструментов в своей деятельности работают более 98 процентов предприятий. То есть выстроенный механизм против финансовых преступлений уже есть. Однако окончательно снимать вопрос с повестки дня рано.

Коллаж Юлии КОСТИКОВОЙ.

Долгое эхо проверок

С нюансами правовых последствий обращения организаций к лжеструктурам довольно часто сталкиваются адвокаты, специализирующиеся на оказании юридической помощи бизнесу. В одних случаях это споры бизнесменов с контролирующими органами по результатам проведенных проверок, в других — уголовные дела по обвинению руководителей, собственников бизнеса в уклонении от уплаты налогов и сборов. Как правило, вторая категория дел вытекает из первой: при наличии у правоохранительных органов доказательств осведомленности управляющих бизнесом людей о работе их организаций с фиктивными партнерами суммы из актов проверок переносятся в обвинительные постановления. 

Пожалуй, выскажу свое мнение по этой проблеме. Нынешняя система мер по предупреждению и выявлению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств работает эффективно. Существующая уже более двух лет модель электронного администрирования НДС не дает субъектам хозяйствования шансов намеренно поместить в свой бухучет фиктивные документы или случайно столкнуться с лжепредпринимательской структурой. Поэтому, как правило, к адвокатам за помощью обращаются по тем делам, обстоятельства которых имели место в прошлом. И с этим связано одно из самых распространенных нареканий наших клиентов: сделки, по которым контролирующие органы доначисляют к уплате в бюджет налоги и сборы, проводились задолго до того, как контрагента включили в реестр субъектов с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере.

Не все так однозначно

В СМИ широко обсуждаются уголовные дела, по которым проходят колоссальные суммы неуплаченных налогов. Но всегда ли правы контролирующие органы в своих расчетах? В последнее время активно применяются положения Указа № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» к сделкам с иностранными контрагентами. Могу сказать, что практика такого применения спорная: содержание акта законодательства, о котором мы говорим, однозначно определяет круг его субъектов — там нет нерезидентов. 

Нужно понимать, что сделки с иностранными компаниями более прозрачны, чем те, что осуществляются внутри страны. С одной стороны, за определением таможенной стоимости и за суммами таможенных платежей в отношении перемещаемых через границу товаров следят таможенные органы. Им бизнес предоставляет всю цепочку документов от производителя до покупателя. С другой — правильность проведения расчетов по таким сделкам отслеживают банки как агенты валютного контроля. Еще одной особенностью внешнеэкономической деятельности организаций является то, что она подчиняется не только белорусскому законодательству, но и правилам и стандартам международной торговли. 

Признание недействительными документов, которые опосредуют международный торговый оборот, в нынешнем виде влечет двойное, а то и тройное налогообложение одной и той же налоговой базы. Отсюда и колоссальные суммы. Притом что далеко не всегда внешнеэкономические сделки, привлекающие внимание контролирующих органов, совершаются ради размывания налоговой базы. Приведу условный пример. Белорусская организация продает товар иностранному контрагенту, который изначально создавался в качестве «помощника» в экспортной торговле. Товар проходит таможню и покидает страну. Поскольку в нашем законодательстве существует императивное требование о сроках поступления в страну экспортной выручки, иностранный «помощник» обеспечивает поступление оплаты за товар в установленные сроки, а уже последующим иностранным покупателям предоставляет согласованные по длительности рассрочки оплаты на интересных для себя условиях. Контролирующий орган утверждает, что фактически отгрузки «помощнику» не было, ведь он свой и доначисляет налоговые платежи по уже отработанному подходу. 

Практика, на мой взгляд, показывает, что особо не выясняется, в чем же заключалась экономическая выгода, ради которой белорусский субъект хозяйствования выбрал именно такую форму работы с иностранными партнерами. Хотел ли бизнесмен сэкономить на налогах? Должны проводиться разграничения между налогами, доначисленными организациям как плательщикам, и суммами ущерба, причиненного бюджету умышленными виновными действиями конкретных руководителей, собственников бизнеса. В налоговом законодательстве есть специальные механизмы корректирования сумм налогов при работе белорусских компаний за рубежом. Их применение как раз и позволяет выяснить правильность распределения налогового бремени между сторонами по сделке и изменить это распределение при установлении фактов злоупотребления взаимной зависимостью. В этой связи нет никакого пробела в регулировании, который мог бы оправдывать применение Указа № 488 к правоотношениям, возникающим при доначислении налоговых платежей по сделкам с иностранными субъектами. 

Работать на упреждение

Любой законодательный акт должен работать на конечный результат. Конечный результат для целей Указа № 488 — это создание благоприятной среды для развития экономики нашей страны. 

Очень важно, чтобы контролирующие органы оценивали конечный результат в широком смысле этого слова применительно к основным направлениям устойчивого развития страны. Ведь иногда к субъектам хозяйствования применяют огромные штрафные санкции, руководителей привлекают к уголовной ответственности. В итоге мы видим, что предприятие развалилось и десятки, а то и сотни людей остались без работы. Адвокатуре и контролирующим структурам следует работать на предупреждение, подсказывать субъектам бизнеса, как избежать ошибок, не связаться со лжеструктурами.

Особая ответственность по делам, касающимся предпринимательской деятельности, возлагается на суды. Даже малейшая ошибка суда первой инстанции, которая в дальнейшем может быть исправлена вышестоящим судом, дает основание контролирующим органам поступать неправильно. И пока ошибку исправят, конкретному предприятию и человеку будет причинен материальный ущерб, который негативно скажется на развитии предпринимательства. 

Всем нам вместе необходимо руководствоваться презумпцией добросовестности субъектов хозяйствования, как этого требует Декрет Президента № 7 «О развитии предпринимательства». От этого выиграют все.

Виктор ЧАЙЧИЦ, председатель Белорусской республиканской коллегии адвокатов.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...