В редакцию «СБ. Беларусь сегодня» обратился читатель с просьбой помочь разобраться в ситуации, в результате которой он лишился жилого дома

Сделка признана ничтожной

Олег С. каждый день начинает с мысли о том, что в любой момент в дом, который возводил на протяжении тринадцати лет, могут прийти судебные исполнители и попросить освободить помещение. Как получилось, что семья, построив жилье, осталась ни с чем? 


В письме в редакцию читатель рассказал, что он состоял на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий в Хатежинском сельском исполнительном комитете. Понимал, что на ожидание строительства многоквартирного дома могут уйти годы. Поэтому, когда увидел в интернете объявление о продаже земельного участка с законсервированным капитальным строением, откликнулся. В скором времени приобрел этот участок и приступил к строительству дома. 

Собственных сбережений было недостаточно, взял кредит в банке. Когда дом был почти готов, стал собирать документы для ввода жилья в эксплуатацию. Но планы не осуществились, потому что получил уведомление с решением суда о признании недействительным решения Хатежинского сель­исполкома о предоставлении земельного участка женщине, у которой Олег этот участок приобрел. Следовательно, ничтожным был признан и акт купли-продажи участка со строением. 

— Мы с супругой долгое время не могли прийти в себя от осознания, что мечты иметь свое жилье рухнули, — говорит читатель. — Возникало множество вопросов: почему решения сель­исполкома были признаны недействительными? Если при выделении участка была допущена ошибка, почему теперь должен страдать я как добросовестный покупатель? Да и как быть с кредитом в банке, который наша семья уже выплачивает? В течение двадцати лет я должен погашать долг перед банком за построенное жилье, которое нашей семье теперь не принадлежит... 

Тот самый дом. 

Олег рассказал, что продавец незавершенного строения Ирина (имя изменено по этическим соображениям) с семьей проживала на территории Хатежинского сельского совета и состояла на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Спустя год заключила договор найма жилого помещения по другому адресу на территории этого же сельского совета. Прошла регистрацию по новому месту жительства, и за ней была сохранена очередь на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий в Хатежинском сельисполкоме. 

Ирине участок под строительство был предоставлен на основании, которым явился договор найма жилого помещения. Эти основания закреплены в п. 6 Указа Президента от 27.12.2007 № 667 «Об изъятии и предоставлении земельных участков» и Инструкцией о порядке очередности предоставления земельных участков гражданам Республики Беларусь в Минской области, утвержденной решением Минобл­исполкома от 2.04.2009 № 417. В документах сказано, что состоящим на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий по месту жительства в местном исполкоме, предоставлено право на первоочередное получение земельных участков без проведения аукционов.


Позже Ирине был предоставлен земельный участок в пожизненно наследуемое владение для строительства и обслуживания жилого дома. Получив разрешение, она приступила к заливке фундамента. И спустя восемь месяцев выставила недостроенный дом на продажу. 

Через восемь лет после того, как уже новый владелец начал строительство своего дома, прокуратура в ходе проверки выявила, что участок был изначально выделен неправомерно. Выяснилось, что Ирина, в силу каких-то обстоятельств сменив место жительства и заключив договор найма жилого помещения, в действительности там не проживала. Это и дало основание полагать, что договор найма был составлен фиктивно. А, следовательно, оснований для постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий не было. 
Как получилось, что семья, взяв кредит в банке, построила дом на земельном участке, а спустя восемь лет оказалось, что ни дом, ни участок ей по праву не может принадлежать?
В Хатежинском сельисполкоме, куда мы обратились с просьбой разъяснить, как такое могло быть допущено, рассказали: «Факт ничтожности договоров найма жилого помещения, заключенного 10 августа 2007 года, был установлен лишь вступившим в силу решением суда Минского района от 11 октября 2017 года. В соответствии с решением суда Минского района госрегистрация создания земельного участка, а также госрегистрация создания незавершенного законсервированного капитального строения признаны недействительными». 

Также были признаны ничтожными договор купли-продажи незавершенного строения, недействительными — регистрация перехода права собственности на незавершенное строение, государственная регистрация перехода права пожизненно наследуемого владения земельным участком. 

 «В нынешнее время согласно сведениям единого госрегистра недвижимого имущества, ни земельный участок, ни объект недвижимого имущества, который был приобретен Олегом С., в настоящее время как объекты недвижимого имущества не существуют, следовательно, и не имеют правообладателей, — ответили в Хатежинском сель­исполкоме. — Решение суда вступило в законную силу и исполнено».


В итоге получается, что Олег, добросовестно приобретя недостроенный дом, теперь должен расплачиваться за чужие ошибки. Возникает вопрос: почему сельсовет еще на стадии рассмотрения документов не проверил подлинность договора найма жилого помещения, где была зарегистрирована Ирина? Ведь если бы это было выявлено при постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий, Олег и его семья не остались бы сейчас с пустыми руками.

Председатель Хатежинского сельисполкома Юрий Стуков пояснил: «Ни в соответствии с ранее действующим законодательством, ни в соответствии с ныне действующим проведение проверки фактического проживания гражданина по адресу его регистрации перед принятием решения о предоставлении ему земельного участка не требовалось».

В ответном письме в редакцию Юрий Леонидович также выразил недоумение, почему Олег, полагая, что является добросовестным приобретателем, при рассмотрении дела судом, не заявил встречный иск о признании его таковым: «До этой поры он так и не реализовал свое право на предъявление соответствующего требования. Он может обратиться с надзорной жалобой к лицам, имеющим право принесения протеста в порядке надзора». 

***

Кто же виновен в этой горькой истории? Олег усматривал в действиях предыдущего собственника, которая продала ему строение на земельном участке, мошенническую схему. И обратился с заявлением об этом в правоохранительные органы. В УВД Минского райисполкома ответили, что «в отношении продавца проведена проверка в порядке норм уголовно-процессуального законодательства Беларуси… Принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела (за отсутствием состава преступления)». 

Точка в истории, в которой оказалась семья нашего читателя, еще не поставлена. Олег надеется, что вернет дом, но для этого читателю предстоит пройти еще немалый путь. Он, его супруга и двое несовершеннолетних детей верят, что вопрос удастся решить в их пользу. Ведь другого места, где они могли бы жить, у них нет.

Мы будем следить за развитием событий и также надеемся, что важнейший для семьи вопрос будет решен исходя из принципов справедливости и законности.

kuzmich@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей МАТЮШ