Счастье видеть божий свет

– КОГДА мы освободили Рогачев, — вспоминает участница боев, жительница города Мария ЛАПИЦКАЯ, — я бросилась искать родных. Оказалось: многих людей фашисты заперли в погребах и держали без еды несколько дней, чтобы те не могли сообщить советским войскам о немецких огневых точках. Я открывала эти погреба. Из одного еле живая выползла женщина и стала буквально целовать мне ноги. «Зачем?» — отскочила я. «Ты не знаешь, какое это счастье снова увидеть божий свет».

Освобождение Рогачева 24 февраля 1944 года, ставшее для советских войск пробой сил накануне операции «Багратион», — глазами очевидцев

– КОГДА мы освободили Рогачев, — вспоминает участница боев, жительница города Мария ЛАПИЦКАЯ, — я бросилась искать родных. Оказалось: многих людей фашисты заперли в погребах и держали без еды несколько дней, чтобы те не могли сообщить советским войскам о немецких огневых точках. Я открывала эти погреба. Из одного еле живая выползла женщина и стала буквально целовать мне ноги. «Зачем?» — отскочила я. «Ты не знаешь, какое это счастье снова увидеть божий свет».

Сначала конфеты, потом расстрелы

Рогачев — единственный город Беларуси, который в годы Великой Отечественной войны освобождался дважды. 3 июля 1941 года фашисты заняли его. Но уже через десять дней 63-й стрелковый корпус под командованием генерал-лейтенанта Леонида Петровского выбил немцев из Рогачева. Целый месяц советские войска удерживали город, но затем под давлением превосходящих сил противника снова его оставили.

— Когда немцы в 1941 году впервые появились в нашем поселке Лучинском, — рассказал мне житель Рогачева Владимир Андрейков, — они были довольны легкой победой, улыбались, давали нам, детям, конфеты. Все изменилось, когда их первый раз Красная Армия выбила из Рогачева, но до нас не дошла. Фашисты просто озверели. Встретив моего отца на огороде, они безо всякой причины убили его. Следом выстрелили в голову матери. Она упала. Мы закричали: «Мама! Мама!» А фашист хладнокровно вторым выстрелом добил ее.  Это жуткое убийство родителей более 70 лет стоит у меня перед глазами. В тот страшный день эти изверги застрелили 14 жителей поселка.

Вдвоем в одном седле

Мария Лапицкая до войны жила в деревне Красница Рогачевского района.  Когда пришли фашисты, в 16 лет стала партизанской связной. Через некоторое время лесные солдаты узнали, что предатель сообщил об этом в полицию. Но там был свой человек, который передал партизанам, что ей угрожает опасность.

— В одну из ночей за окном дома я услышала стук лошадиных копыт, — рассказывает живущая теперь в Рогачеве Мария Лапицкая. — В дверь постучали. На пороге стояла  комиссар партизанского отряда Татьяна Корниенко. «Если сейчас же не уедешь со мной, — сказала она, — утром за тобой придут полицаи и расстреляют». Я быстро собралась и со слезами попрощалась с мамой. На улице Таня уже сидела на коне. «Прыгай сюда!» — приказала она. И мы вдвоем в одном седле поскакали в лес. 

В партизанском отряде Мария стала санинструктором. В ходе боев и после них было много раненых. Сразу боялась крови, но, стиснув зубы и обливаясь слезами, перевязывала партизан. Подносила им воду, просила: «Выпей, родной!»

Когда пришла Красная Армия, отряд влился в ее ряды. Мария и там попросилась в санинструкторы. Но поскольку была несовершеннолетней, на поле боя не пускали. Однако после того как несколько санинструкторов погибли, этим правилом пренебрегли, и ее отправили на передовую.

— Я, — вспоминает Мария Лапицкая, —  так ненавидела фашистов за все то горе, что они нам принесли, что постоянно думала, как им отомстить. Но что может сделать санинструктор? Однажды в ходе подготовки к освобождению Рогачева попросилась в засаду к знакомой девушке-снайперу. Она дала мне винтовку. В оптический прицел высмотрела немецкого офицера, безжалостно нажала на курок и увидела, как он упал замертво. Так за всю войну и убила только одного фашиста. Трудно ли это было сделать тогда? Нет! Была жажда мести.

Взятие Рогачева в 1944 году запомнилось Марии Лапицкой тем, что было много убитых с обеих сторон. В бою за город погиб родной брат ее отца.

— Я подбирала раненых, — говорит она, — перевязывала и помогала грузить на повозки. Сейчас все это нередко стоит перед глазами, не дает заснуть. Лежу, а подушка мокрая от слез. 

Освобождать свой город — это судьба

Повторно и окончательно Рогачев освобожден 24 февраля 1944 года. Важную роль в этом сыграл 8-й отдельный штрафной офицерский батальон под командованием подполковника Аркадия Осипова. Ныне живущий в Санкт-Петербурге генерал-майор в отставке, а в 1944 году лейтенант, командир взвода этого батальона Александр Пыльцын говорит, что сам он не был штрафником, а лишь командовал теми, кто совершил преступления на войне: отступил без приказа, подрался, напился, проворовался.

Накануне сражения за Рогачев командующий 3-й армией генерал-лейтенант Александр Горбатов построил их батальон и сообщил: если город будет взят и  приказ выполнен образцово, всех штрафников переведут в обычные части.

На подступах к городу подполковник Осипов получил приказ прорвать оборону противника у деревни Мадора и выйти к Рогачеву, чтобы захватить мосты через  Днепр и  Друть. «Впереди был город, мой город. Я же из-под Рогачева. Это судьба, счастливая судьба освобождать свой город», — вспоминал он потом.

Осипов  знал всю местность, примыкавшую к Днепру. Поэтому определил, где можно  незаметно приблизиться к позициям фрицев. «До сих пор я, — утверждает Александр Пыльцын, — не перестаю удивляться, как нашему комбату Осипову  удалось провести почти весь огромный батальон так искусно хоть и по хорошо ему знакомой, но занятой врагом местности. Армейским саперам, обеспечивающим наш переход, Осипов  точно указал место, где они ножницами незаметно для немцев вырезали звено колючей проволоки».

Рукопашная в немецких траншеях

Ночью без единого выстрела в маскировочных халатах штрафники перешли проволочные заграждения немцев. В траншеях завязывалась рукопашная схватка, в которой наши солдаты перебили всех фашистов.

К сожалению, в тыл противника вышли только передовые подразделения. Остальные были отрезаны артиллерийско-минометным огнем противника. А бойцы Пыльцына продолжали выполнять боевые задания, и на рассвете 22 февраля вышли к деревне Озерище. Здесь без шума захватили в плен 12 немцев, которые вели группу женщин на строительство оборонной линии. Потом перебрались на дорогу Рогачев—Мадора. В этом месте враг обнаружил советских солдат и бросил против нас пехоту. Завязалась жестокая схватка. В коротком бою почти все гитлеровцы были уничтожены. Тогда фашисты бросили в помощь своим войскам танки. Чтобы сохранить силы до подхода наших основных частей, штрафники перешли в оборону.

Утром 23 февраля началось наступление наших войск на этом участке фронта. Днем передовой отряд соединился с наступающими частями, которые освобождали  Рогачев.

Василий ГЕДРОЙЦ, «СГ»

Фото Сергея ЛОЗЮКА, «СГ», и из личного архива Александра ПЫЛЬЦЫНА

(Окончание в следующем номере).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?