Счастье — это когда тебе помогают

В Дрогичинском районе под Рождество 8 детей вернули маме

Под Рождество все мы ждем чудес. И они действительно случаются с теми, кто всем сердцем в них верит. Вот и в этом году в Дрогичинском районе, в деревне Корсунь, приключилась удивительная история: восемь ребятишек вернулись к своей любимой маме. Благодаря ее стараниям, помощи райисполкома и всей редакции «СБ». Хотя в прошлом апреле над семьей сгустились настоящие тучи.

«СБ» не только помогла семье воссоединиться. Накануне отъезда корреспондентов в Дрогичин сотрудники редакции собрали деньги и купили семье то, что им очень поможет на первых порах: микроволновку, мультиварку и хороший запас продуктов. Еще привезли книги, рюкзаки, полотенца, кружки... Ведь счастье – это когда и ты помогаешь...

Мария Волкова и Александр Гученко 10 лет жили, не расписываясь, но почти каждый год в семье исправно рождалось по ребеночку. И все как на подбор: здоровые, красивые, задорные... Но Александр выпивал, дебоширил и все чаще пускал в ход кулаки, прямо на глазах у детей. Юридически, впрочем, они ему были никем — биологический папа и не думал установить свое отцовство. Работать принципиально не хотел. Когда на банковскую карточку Марии поступали государственные пособия на содержание детей, забирал все себе, а когда деньги заканчивались — выгонял супругу и старших детей из дому, чтобы те правдами и неправдами добывали еще средства на жизнь. Поэтому иногда многодетную маму с детками видели с протянутой рукой в разных уголках Брестчины. Но Мария никогда и ни в чем не смела супругу перечить. Нет, эта 28–летняя сельчанка совсем не кажется безвольной и никчемной матерью. Никто не видел ее ни с рюмкой, ни с сигаретой. Красивая, ухоженная, рассуждает здраво... И вот однажды или чувства совсем угасли, или материнская любовь переборола страх. В общем, Мария решила больше не молчать. Сегодня главный специалист Дрогичинского отдела образования Ольга Боева вспоминает о визите Марии в ее кабинет с чувством сожаления:

— Такого в принципе не должно было случиться... Я выслушала, о чем просила Мария, и отказала. Ну как так: «Заберите у меня детей!»? Тогда мне показалось это нелепым. Да, она говорила, что муж бьет, что жизнь невыносима. Но я подумала, что Мария просто взвинчена и действует на эмоциях. Знаете, мало ли что в семье бывает... А еще накануне из милиции в отдел образования пришел очередной сигнал, что ее с детьми видели где–то под мостом в Бресте, занимающимися попрошайничеством. В общем, я прочла ей лекцию о моральном облике матери. Только потом поняла: Мария просила забрать детей, чтобы оградить их от семейного неблагополучия...

Радости от встречи не было предела. Жаль, в кадр попали только шестеро ребятишек: двое самых младших – Вероника и Сабина – вернулись домой из Пинского дома ребенка чуть позже...

Милиция? При первом обращении, как известно, если дело не дошло до крайности, максимальные меры — это строгое предупреждение и профилактическая беседа с семейным дебоширом. В ответ Александр пообещал жене свести ее в могилу. И вот прошлой весной случилась настоящая беда. В ту пору Саше было 10, Маше — 8, Жанне — 7, Диане — 6, Рустаму — 4, Руслану — 2, полтора годика Веронике, а Сабине — всего–то 4 месяца. Отец, как всегда, напился, в ход пошли кулаки. Мария поняла, что это конец...

— Я просто улучила момент и побежала куда глаза глядят. Не хотела, чтобы дети так рано плакали на моей могиле. Не хотела, чтобы они продолжали смотреть на этот кошмар. Но что я могла одна сделать против вконец озверевшего негодяя?

Она была уверена, что оставляет детей на отца, который их не особо жалел, но хотя бы не бил. Была уверена, что не бросит. Но просчиталась. Александр побыл с ними дня три, дождался, когда на банковскую карту поступят пособия, прикупил в сельмаге немного продуктов и... смылся. Три недели (!) восемь ребятишек жили одни в неблагоустроенном доме. В начале мая их обнаружила участковая фельдшер, когда патронировала семьи. Дети были изрядно похудевшими... Почему не попросили помощи у взрослых? Саша говорит, что не хотели неприятностей для мамы:

— Каждый день надеялись, что она вернется. И мы с Машей уже немаленькие. Ну справились же!


На детском совете постановили, что старший брат будет ходить в школу и делать мужскую работу, а старшая сестра — сидеть дома и заниматься детьми. К маленькой Сабине вставали по ночам оба. Мальчуган вскакивал чуть свет и шел рубить дрова, чтобы протопить дом (да–да, приехав в уже воссоединившуюся семью, корреспонденты «СБ» видели, как лихо он это делает!). Маша готовила, собирала и отправляла младших в детский сад и оставалась с тремя крохами...

Целых 8 месяцев о маленьких Волковых заботилось государство. Кстати, когда одних поместили в приют, а других — в дом ребенка, их папаша таки объявился в деревне. А знаете зачем? Чтобы все вынести из дома...

Да, по закону через полгода должен был ставиться вопрос о лишении Марии родительских прав. Но ни у кого из сотрудников отдела образования инициировать этот процесс просто рука не поднималась. Ведь все, кому доводилось видеть детей, искренне недоумевают: как, живя в таких неблагополучных условиях, они умудряются расти исключительно воспитанными, мотивированными к учебе, инициативными и радостными? Вы бы почитали их характеристики! Говорят, что даже в приютскую столовую они ходили с песнями: мол, туда идем — поем, потому что сейчас покормят, а обратно — потому что уже покормили. Сами дети утверждают, что настрой на позитив — это заслуга только мамы, которую они безумно любят. Она их тоже. Много раз тайком (боясь, что ее увидят родственники бывшего сожителя) приходила навестить, увидеть хотя бы краешком глаза. И, собственно, сделала все для нее возможное и невозможное, чтобы детей своих вернуть: каким–то чудом оплатила коммунальные долги, починила в доме проводку, как могла, привела его в порядок...

В общем, у Дрогичинского отдела образования уже к Новому году не было оснований отказать в возвращении детей к матери. И подарок семье решили сделать именно к Рождеству. Впрочем, в последний момент вдруг выяснилось, что не в порядке крыша и две печки. Но разве можно помешать такой самой счастливой встрече? Конечно же, нет! Поэтому решение этих проблем руководство района взяло на себя. Как и поддержку семьи в дальнейшем. Нам кажется, что 8 ребятишек и мама после всего пережитого этого достойны.

Вот такая история. И если еще есть место для сокровенных желаний под Рождество, то всей нашей редакции очень хочется пожелать Волковым только самого хорошего. И... скорейшего новоселья! Как выяснилось, у семьи уже в этом году есть все шансы переехать в благоустроенную квартиру и быть счастливой вдвойне.

eversman@sb.by

1/
Фото: Александр КУШНЕР
Фото: Александр КУШНЕР
Фото: Александр КУШНЕР
Фото: Александр КУШНЕР
Фото: Александр КУШНЕР
Фото: Александр КУШНЕР
Фото: Александр КУШНЕР
Фото: Александр КУШНЕР
Фото: Александр КУШНЕР
Фото: Александр КУШНЕР
Фото: Александр КУШНЕР
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр КУШНЕР
ТЕГИ:
Версия для печати
Катя, 39, Брест
Дети до сих пор в приюте. Никакая мать не объявилась.
алекс, 69, ес
.....низкий поклон работникам СБ за помощь этой матери. Представляю сколько невежества вам пришлось приодолеть чтобы все наконец обрело человечское лицо..! Самое главное в таких делах не опускать рук... они у таких как мы сильные... и враги наши это хорошо знают .... поэтому и бегут от нас  и поносят нас  и клевещут на нас ...А мы стоим! С Рождеством Христовым  Вас уважаемые и счастья вам в Новом году!
Оксана
Я просто поражена, что эта женщина столько терпела издевательства своего сожителя и родила от него 8 детей! А потом (хочется верить, что из-за временного помешательства) бросила этих деток, в том числе и грудного, на 3 недели! Ужас!!! По-моему, ей стоило бы понаблюдаться у психолога, прежде чем снова вернуться к детям... И кто даст гарантию, что прежний сожитель к ней не вернётся и они ещё не родят детей?
Катя, 39, Брест
Дети до сих пор в приюте. Никакая мать не объявилась.
Марина Зубович
Оксана, насколько мне известно, сожитель Марии уже нашел себе новую пассию и прочно осел совсем в другом месте. Что касается самой мамы, то со стороны, конечно, рассуждать нам с вами легко, - что правильно, а что нет. И все же она, убегая, оставила детей не одних, а на их отца. И до этого рокового момента просила помощи у властей... Кажется в тексте об этом написано. Откуда ей было знать, что папаша слиняет? Мария спасала свою жизнь, и ее можно понять в чем-то, мне кажется. Безусловно, никто никаких гарантий дать не может. Остается только надеяться на лучшее. А родить еще Мария уже не может (мы с ней об этом беседовали).
Марина Зубович
Катя, 39, Брест, рассказываю Вам. Да, дети снова в приюте... НО!!! Только потому, что выяснилось прямо при нас: печка в доме в аварийном состоянии. Сейчас силами райисполкома в доме строится совершенно новая. Естественно, детям находиться в доме, где ремонт и холодно, невозможно. Поэтому малыши приняли подарки, побыли с мамой и вернулись в приют до тех пор, пока дом не приведут в должное состояние. И Мария все время в доме, а не как вы пишете "не объявилась". Она даже будучи в бегах была постоянно на телефоне с сотрудниками приюта и отдела образования. Так что, Катя, не спешите делать поспешных выводов, тем более таких негативных.
Марина Зубович
Катя, 39, Брест, я Вам ответила, посмотрите ниже...
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?