Сборка лучше разборки

Канадский политик Роберт Томпсон как–то заметил: «Американцы — наши лучшие друзья, хотим мы того или нет». Пожалуй, аналогичное мы можем сказать о России...

Канадский политик Роберт Томпсон как–то заметил: «Американцы — наши лучшие друзья, хотим мы того или нет». Пожалуй, аналогичное мы можем сказать о России. Особенно в том, что касается экономики: настолько глубока кооперация двух хозяйственных систем. И, кстати, выгодна она не только белорусским производителям, нуждающимся в емком рынке сбыта, но и, очевидно, российским предприятиям. Об этом свидетельствует хотя бы свежий пример завода «Бурея–кран» в Амурской области.


В начале этого года администрация Приамурья приняла решение: 180 из 200 комбайнов, которые в этом году планируется собрать в области, должны быть собраны на бурейском крановом заводе. Этот заказ, по словам гендиректора «Бурея–кран» Николая Силантьева, «вдохнул в предприятие жизнь». В 2009 году из–за того, что заявок на основную продукцию завода (мостовые, козловые и металлургические штыревые краны) практически не поступало, обороты производства упали. Завод оказался в глубоком кризисе. Сейчас благодаря сборке из гомельских машинокомплектов комбайнов КЗС–1218 «ПАЛЕССЕ GS12» «Бурея–кран» заработал ритмично. «Заказ на сборку белорусской техники позволил расширить номенклатуру выпускаемых машин, увеличить объемы продаж. А это и зарплата рабочим, и налоговые отчисления, в том числе и в районный бюджет», — пишут приамурские СМИ, уточняя, что покупатели на КЗС–1218 уже найдены.


Высокую оценку комбайнам «Гомсельмаша» дал губернатор Приамурья Олег Кожемяко, посещая в апреле сборочное производство на «Бурея–кран». «Техника пользуется спросом у амурских аграриев. По производительности, небольшому расходу топлива, удобству работы на ней это аналог очень хорошим зарубежным машинам», — сделал хороший пиар белорусским комбайнам Олег Кожемяко. И добавил, что в ближайшее пять лет в Приамурье нужно заменить устаревшие машины на современную технику.


Выгоды от сотрудничества с белорусскими производителями оценили не только в Приамурье, но и во многих других регионах России. Вот какую информацию я получил в нашем Министерстве промышленности. На территории РФ работают 26 сборочных производств Минпрома. Из них 14 были созданы в прошлом году. Например, «Бобруйскагромаш» в дополнение к уже работающим в России четырем сборочным производствам создал еще одно: на базе ООО «Агросельхозтехника» в городе Канск Красноярского края. Примечательно, что все СП в России с участием «Бобруйскагромаша» в прошлом году обеспечили рост экспортных поставок.


Стабильно работают в соседней стране сборочные производства комбайнов «Гомсельмаша». Почти 2.000 гомельских машинокомплектов за 2009 год поставлены, например, на «Брянсксельмаш». Приличная, особенно по кризисным меркам, цифра.


«Лидагропроммаш», МТЗ, МАЗ, «Амкодор», «Могилевлифтмаш», БелАЗ — продукция этих предприятий также собирается в России: в Набережных Челнах, Омской области, Удмуртии, Алтайском крае, Башкортостане, Нижнем Тагиле, Ярославле, Смоленске, Санкт–Петербурге, Туле, Москве... Обновление технического парка, создание рабочих мест, налоговые платежи в бюджет — очевидные выгоды, которые получают российские регионы от кооперации с белорусскими промпредприятиями. Поэтому понятен интерес к сотрудничеству, с которым приезжают в Минск главы российских областей (сужу по переговорам в резиденции на К.Маркса, 38, на которых не раз случалось присутствовать). Однако также очевидно, что экономическая кооперация сильно зависит от условий, которые создаются на макроуровне. Прошлогоднее падение экспорта белорусских товаров в РФ более чем на 1/3 можно, конечно, объяснять финансовым кризисом, общим сужением спроса. Однако свою отрицательную роль, безусловно, сыграл и обыкновенный протекционизм (о проявлениях которого доступно рассказал директор Парка высоких технологий Валерий Цепкало, см. «СБ» за 23 апреля). Лоббирование узкокорпоративных интересов, введение барьеров для белорусской продукции — избирательное кредитование, квотирование поставок, увеличение разницы цен на энергоресурсы... Подобные действия Москвы не только приводят к сокращению взаимной торговли, но и, по мнению многих аналитиков, закладывают мину под строящийся Таможенный союз.


Экономист Сергей Чалый считает, что Таможенный союз мог бы стать хорошим интеграционным и пиар–проектом для России. «Но на каких принципах она пытается его выстраивать? — задается вопросом собеседник. — Очевидно, на сугубо протекционистских. То есть мы — Россия — хотим обеспечить собственные интересы. А вы — Беларусь, Казахстан — должны под это подстраиваться. Даже если вам это не вполне выгодно. Что это за союз?»


Политолог Юрий Шевцов прогнозирует, что в ближайшие месяцы между Минском и Москвой будет идти напряженная дискуссия. «1 июля — определенный дэдлайн. К этому сроку должны быть урегулированы ключевые вопросы: по автомобильным пошлинам и пошлине на нефть», — напоминает Ю.Шевцов. По его словам, белорусская сторона заняла твердую позицию: не сдавать свои интересы. В то же время очевидно и стремление России установить «правила игры» в Таможенном союзе в свою пользу.


Однако одинаково ли понимается польза в московских правительственных кабинетах и на таких предприятиях, как «Бурея–кран»? Этот вопрос отнюдь не из области пафосной риторики...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?