Саркофаг накрыла «Арка»

Над четвертым блоком Чернобыльской АЭС установлен новый безопасный конфаймент

29 ноября изолирован на 100 лет чернобыльский реактор
Итак, вгоняющий в депрессию и наводящий жуть пейзаж Чернобыльской АЭС кардинально изменился на ближайшие сто лет. Ключевой и всем миром узнаваемой его части – зловещего саркофага  над разрушенным четвертым блоком, высокой вентиляционной трубы над ним — больше нет. 29 ноября объект «Укрытие», а так официально именовалась эта конструкция,  изолирован от внешнего мира. Размеры накрывшей его арки, или нового безопасного конфаймента, если официально,  циклопические. Высота – 110, длина – 150, ширина пролета – 260 метров, вес – более 31 тысячи тонн. Это крупнейшая в истории передвижная конструкция уникальна. В том числе и тем, что собиралась изначально двумя отдельными частями, а потом с филигранной точностью при помощи сотен домкратов была  состыкована над бывшим реактором.


Этим самым подведен итог огромной работе, которая длилась несколько десятилетий. Решение украинских властей  о конкурсе на лучшее решение нового защитного укрытия над саркофагом, надежность которого уже тогда вызывала большие опасения, было принято еще в 1991 году. Затем была череда лет, скандалов,  в том числе и коррупционного плана. Критиков, причем именитых, у самого проекта тоже было предостаточно. Разброс отрицательных оценок колоссален – от утверждения, что человечество еще никогда не возводило сооружений объемом 2,5 миллиона кубических метров, до того, что оно просто поплывет на сейсмонеустойчивых и сильнообводненных грунтах.

Как по мне, так эта та самая классическая ситуация, когда кто-то лает — ветер носит, а караван идет. Это к тому, что не нужно быть большим специалистом в сфере ядерной безопасности, чтобы понять простую истину —  саркофаг, возведенный сразу после аварии за рекордных 260 дней силами 90 тысяч ликвидаторов, во всех смыслах сооружение временное. Его конструкции просчитывались зачастую буквально на ходу, исполнялись из подручных материалов, потому имеют предел прочности, который давно истек. Самый красноречивый и угрожающий тому пример – обрушение  в 2013 году 600 квадратных метров кровли  машинного зала.

О том, чем грозило его обрушение, какие опасности таятся в мрачных недрах взорванного блока, мне очень детально и подробно  рассказывал  в марте этого года заместитель технического директора Чернобыльской АЭС по  безопасности Александр Новиков. Беседовали  в его кабинете с видом на тот самый саркофаг и, честно признаюсь, было немного не по себе. 

По словам моего собеседника, все эти тридцать лет в саркофаге находятся  около 180 тонн слабообогащенного урана-235, 70 тысяч тонн радиоактивного покореженного металла, бетона, стеклообразной массы, 35 тонн радиоактивной пыли с общей активностью более 2 миллионов  кюри. Все это  находится в различных и  очень сложных композициях — таблетках, фрагментах, расплавах,  пыли, водных растворах. Уровни радиации в месте нахождения расплавленного топлива – 3200 рентген в час. Для того чтобы понять – разрешенная доза для профессионала два рентгена в год. Как, с каким риском для здоровья персоналу удалось в таких условиях создать систему пылезакрепления, прямо под крышей укрытия смонтировать специальную установку, которая все эти годы распыляет специальный полимеризующийся состав и материал, который очень хорошо поглощает нейтроны и предотвращает возможность возникновения самоподдерживающейся цепной реакции, собеседник не распространялся. 

«Саркофаг стоит на конструкциях энергоблока, которые были повреждены. Поэтому мы оснастили укрытие мониторинговой системой сначала простой, потому что уровни радиации были такими, что работать  было невозможно, потом более эффективной. И всегда следили за геодезией. И выяснили,  что одна из стен саркофага начала отклоняться. И вот тогда, в конце 90-х — начале 2000-х, существовала вероятность того, что все укрытие рухнет, прогнозы были пессимистическими. Мы вынуждены были, обратившись за помощью к международному сообществу, начать так называемые стабилизационные мероприятия. В 2005-м приступили и потом три года   доделывали то, что не успели в 86-м. Сейчас   вероятность возникновения серьезной угрозы очень маленькая. При этом срок эксплуатации объекта продлен на 15 лет – до 2023 года. Таким образом, пройден первый этап преобразования «Укрытия» в экологически безопасную систему. Второй  — создание нового безопасного конфайнмента (НБК), более известного как «Арка», проходим сейчас», — фрагмент нашей с Александром Евгеньевичем тогдашней беседы. 

СЕЙЧАС, когда второй этап пройден, «Арка» создана и надвинута на саркофаг, а всякого рода комментаторы вновь начинают талдычить о том, что она негерметична, недолговечна и так далее, точка зрения Александра Новикова как специалиста именно в области ядерной и радиационной безопасности как никогда актуальна:

— Я не понимаю, почему НБК многие воспринимают сугубо и только как защитное сооружение. Защитную функцию оно несет как кожух инструмента. По сути, это оболочка для инструмента,  который внутри. Там смонтированы огромные направляющие, на которые будут подвешены специально разработанные сложные краны, которыми дистанционно с помощью оператора  будет вестись  демонтаж конструкций саркофага. Предусматриваются различные  варианты, в том числе и с участием людей: за тридцать лет отработаны технологии, позволяющие минимизировать риски. В ноябре 2017 года объект официально будет введен в эксплуатацию. Вот это и есть главное. Комментировать остальные благоглупости, включаться в дискуссию с неизвестно кем у меня нет ни желания, ни времени.

При всей масштабности и значимости проекта «Арка» — это лишь локальный акт в огромном комплексе мероприятий, которые нужно осуществить, чтобы окончательно очистить территорию станции от радиоактивного загрязнения. 

Самое серьезное здесь – скорейший ввод хранилища отработанного ядерного топлива (ХОЯТ). Его строительство сопровождается чередой скандалов, сменами подрядчиков, а миллиарды кюри радиоактивности отработанного ядерного топлива находятся в мокром хранилище, которое  забито под завязку и срок эксплуатации которого заканчивается в этом  году.

По самым оптимистичным прогнозам, к состоянию, как говорят специалисты, зеленой лужайки, то есть такому, в котором она была до строительства, территория станции будет приведена не ранее чем в 2056 году.

mihailkuchko@mail.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?