Минск
+11 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Указ № 399 дает финансово несостоятельным предприятиям шанс еще раз начать все сначала

Санировать нельзя банкротить

«Еще раз хочу ответить тем, кто, возможно, со мной поспорит завтра на всех форумах и во всех ВКонтактах. Возможно, вы и правы, что государство должно взять на себя дороги, клубы и библиотеки со школами, а вы там занимайтесь производством. Люди сами за себя и так далее. Возможно. Но пока этого нет. И нам повторять ошибки наших соседей недопустимо. Нельзя идти этим путем. Надо спокойно идти и выбирать тот путь, который сегодня приемлем, ибо останемся не только без молока, мяса, но и без штанов!» — вот так эмоционально и предельно четко обозначил подходы государства к аграрному сектору производства Президент в Послании к белорусскому народу и Национальному собранию.



Да, наш АПК сегодня развивается уверенно, но есть и немало вопросов, требующих оперативного вмешательства. В первую очередь касающихся восстановления платежеспособности проблемных сельхозорганизаций. С этой целью в конце прошлого года подписан Указ № 399. Под его действие попадают организации АПК, у которых неплатежеспособность приобретает или имеет устойчивый характер. Создание этого документа  обусловлено временем: для успешного оздоровления нужны новые рычаги и более гибкие механизмы, актуальные здесь и сейчас. Тем не менее в обществе до сих пор бытуют разные, порой противоположные, взгляды на оздоровление в аграрном секторе. Давайте разберемся, почему ситуацию все-таки пускать на самотек не стоит.

О цифрах


Начнем с того, что задача перед аграриями поставлена серьезная: собрать не менее 9 миллионов тонн зерна. Это позволит увеличить производство сельхозпродукции и поспособствует росту экспорта к 2020 году с 5,3 до 7 миллиардов долларов. Возможно ли это, если в 2018-м общий намолот по стране превысил 6 миллионов тонн? Думаю, да. В 2015-м, например, намолотили 8,6, а годом ранее — 9,5 миллиона тонн. Выходит, объемы реальные: технология отработана, знания и навыки есть. Что сейчас и нужно сделать, так это начать работать на перспективу с учетом климата и прочих обстоятельств. Как и поступают успешные предприятия. Именно благодаря их усилиям и удается обеспечить ежегодный прирост производства в отрасли на уровне 5—10 процентов.

Но было бы неправильно весь груз ответственности за исполнение планов показателей возложить сугубо на их плечи. Несомненно, свой объем работ они вытянут — для этого есть и ресурсы, и средства. Только высокими производственными показателями могут похвастаться далеко не все организации АПК. Причина тому в подавляющем большинстве случаев — дефицит оборотных средств. В 2018-м оборотки не было у трети хозяйств, у 11 процентов ее объем был ниже норматива. А ведь это не только зарплата — еще и семена, топливо, удобрения, средства защиты растений, ремонт техники. Каждый знает: если хотя бы один из этих элементов сработает вполсилы — полной отдачи не жди.

О финансовом  оздоровлении


Справиться с непростой ситуацией и призван Указ № 399, который следует рассматривать в качестве эффективного механизма решения проблем неплатежеспособных организаций. Он, повторюсь, схож с предыдущим, 253-м, но есть и отличия. Главное в том, что финансовое оздоровление будет проходить без привлечения антикризисных управляющих. Ответственность за составление эффективного бизнес-плана и его выполнение теперь возлагается на собственников и непосредственно руководителей предприятий. Если оздоровление пройдет успешно, последние могут получить в собственность 25 процентов плюс одну акцию оздоравливаемого хозяйства.

Чтобы сохранить производство в АПК, сделано многое. Учитывая, что в каждом хозяйстве ситуация, даже неплатежеспособность, развивается по своей схеме, ценность каждого шага, принятого государством, чувствуется особенно, соглашается председатель Ассоциации по антикризисному управлению и банкротству Игорь Ошуркевич:

— Есть несколько указов, предшествующих 399-му. Сейчас не время обсуждать их слабые и сильные стороны, что получилось, а что — нет. Очевидно другое: Указ № 399 позволяет через новые механизмы и формы реформирования выйти на другой уровень. Никто в мире больше не занимается санацией в АПК. А мы идем по этому пути, потому что думаем о будущем. Нет ничего плохого в том, что на первом месте стоит социальный аспект, — чтобы люди работали и получали зарплату. Критиковать можно сколько угодно. Только что предложить взамен? Все ликвидировать, а коров под нож пустить? Видел уже, что происходит через два года с закрытыми фермами — зрелище не для слабонервных.

На самом деле ликвидация — дело последнее: мы уничтожаем производство, которое обеспечивает продовольственную безопасность страны, оставляем людей без работы. А куда им потом деваться, задается вопросом судья Верховного Суда Виктор Шильченок и поясняет:  

— Для успешного завершения санации важно составить эффективный бизнес-план, перспективность которого должен увидеть не только собственник, но и суд. И вот здесь допускается самая распространенная ошибка. Мало кто из кредиторов проявляет заинтересованность на этапе его проработки и составления. Потому что бытует ошибочное мнение, мол, это задача Минсельхозпрода и суда. Это не совсем так. Кредиторы не только могут, но и обязаны внести свою лепту, предложив собственное видение оздоровления. Но они предпочитают не вникать в суть, а занять пассивную позицию. И только потом, когда списываются долги после определения суда о завершении ликвидационного производства, задаются вопросом: где же деньги?

О кредиторах и бартере


Указ № 399 предусматривает несколько способов возврата денег. Отсрочка на три года с последующей рассрочкой на пять лет. По договоренности с кредиторами этот срок может быть увеличен.  Еще как вариант: перевести долги в акции, увеличив уставной фонд хозяйства в пределах задолженности с передачей соответствующих долей кредиторам. Местные органы власти вправе выпустить облигации на сумму долга, продать их банкам либо передать Агентству по управлению активами. Банки-кредиторы могут снизить ставку по выданным кредитам до 1,5 процента годовых.

Только кредиторы не торопятся — им важнее распродать ликвидное имущество, обанкротить предприятие и взять свое сегодня, а не положить в портфель акции, возможно, сработающие в перспективе. Только есть ли то самое ликвидное имущество в неплатежеспособном сельхозпредприятии? И можно ли на нем разбогатеть? К слову, у руководителей хозяйств, попавших под действие предыдущего Указа № 253, помимо жалоб на отсутствие оборотных средств, была еще одна — на изношенную технику, возраст которой давно перешагнул 15 лет.

Интересная ситуация: кредиторы спокойно дожидаются так называемой кончины должника, а руководители организаций АПК, попадающих под действие Указа № 399, в это время активно отстаивают свои права на существование. Они уведомляют контрагентов, что не могут рассчитываться за поставленную продукцию, так как неплатежеспособны, и рекомендуют согласовать план платежей с отсрочкой выплаты на 3 года и последующей рассрочкой на 5 лет.

Ситуация эта непонятна для юриста Владимира Несмашного:

— В целом создается ощущение, что руководство этих предприятий не заинтересовано в том, чтобы выходить из неплатежеспособности. Они просто хотят отодвинуть кредитора на восемь лет.

— Законодательством определено, что сельхозорганизации должны обратиться к своим кредиторам и поставщикам за выбором механизма реструктуризации задолженности. Поэтому подобные письма вполне правомерны. Поставщик, если у него возникают сомнения, вправе истребовать балансы, подтверждающие неплатежеспособность. Будьте уверены, хозяйства их предоставят, — объясняет нюансы начальник отдела реформирования, предпринимательства и малых форм хозяйствования Минсельхозпрода Наталья Занько.

Конечно, довольных в таком случае мало: любой неплатеж задевает экономику здорового предприятия. Если учесть, что долги тянутся годами и из-за инфляции уже потеряли первоначальную ценность, ситуация выглядит плачевной. Только ведь сельхозорганизации банкротами не вчера стали. И контрагенты, которые сегодня получают письма, не два дня назад узнали о таком нелицеприятном положении. Они десятилетиями авансируют убыточные хозяйства, резюмирует Игорь Ошуркевич:

— Давайте откровенно: по каким ценам эти контрагенты работают с хозяйствами? Они знали, на что шли, и заранее готовились к таким ситуациям: все свои риски давно забили в цену, поставляя с отсрочкой платежа по бартеру продукцию, которая в 3—5 раз дороже. Да, есть порядочные контрагенты, но их мало. А есть когорта людей, которые закладывают пятикратную прибыль в цену. Сталкивался с этим неоднократно. Первая прибыль на предприятии пошла лишь после того, как отменил бартер: цена комплектующих упала на 30 процентов, а отпускная на продукцию АПК выросла на 25. Мое мнение: тот, кто сегодня получает такие письма, уже давно получил свое.

Об инвесторах


Председатель комитета по развитию предпринимательства в сфере АПК Респуб-ликанской конфедерации предпринимательства Антон Косынкин обращает внимание: в Беларуси много дилеров западных компаний, которые столкнулись с проблемой неплатежеспособности сельхозорганизаций. Как следствие, инвестиции в виде товарных кредитов, которые привлекались ими, стали постепенно исчезать. Исправить ситуацию, по его мнению, еще не поздно:

— У белорусских сельхозпредприятий огромное множество всевозможных льгот и преференций. Фактически это большой офшор, и инвестирование в него могло бы принести очень большую прибыль бизнесу. Мы должны задействовать элементы корпоративного управления в оздоровлении сельхозпредприятий, сделать более прозрачными финансовые потоки, чтобы было понятно, как предприятие работает, куда тратятся деньги, а также обеспечить гарантии инвестору, который хотел бы участвовать в оздоровлении такого предприятия.

К слову, Указ № 399 предусмотрел эти гарантии. Неплатежеспособные сельхозорганизации в качестве имущественного комплекса могут передаваться в аренду либо в доверительное управление с правом последующего выкупа. Вместе с этим юрлицо или индивидуального предпринимателя могут наделить полномочиями исполнительного органа сельхозорганизации. В отличие от предыдущих указов теперешний дает им право в течение трех месяцев уволить руководство хозяйства, включая заместителей и главного бухгалтера, а на их место привести своих более грамотных управленцев. Но и инвесторы должны понимать, что всякий успех требует вливаний. Никто не говорит о том, что их нужно проедать. Их нужно распределить так, чтобы в хозяйстве стали накапливаться не новые долги, а оборотные средства. Это произойдет, если посмотреть в корень проблемы и вспомнить, что в сельском хозяйстве деньги хоть под ногами не валяются, но однозначно в земле находятся. По мнению руководителей успешных хозяйств, именно от этого пункта и нужно отталкиваться при составлении эффективного плана финансового оздоровления.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1
Загрузка...