Самый воюющий танк

7 АВГУСТА 1973 года произошло событие, ставшее известным широкой публике лишь в 90-х годах: совместным постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 554-172 на вооружение Советской Армии был принят основной боевой танк (ОБТ) Т-72, созданный в Уральском конструкторском бюро транспортного машиностроения и производившийся на Уральском вагоностроительном заводе.

Т-72 по популярности уступает лишь автомату Калашникова

7 АВГУСТА 1973 года произошло событие, ставшее известным широкой публике лишь в 90-х годах: совместным постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 554-172 на вооружение Советской Армии был принят основной боевой танк (ОБТ) Т-72, созданный в Уральском конструкторском бюро транспортного машиностроения и производившийся на Уральском вагоностроительном заводе.

СЕГОДНЯ это самый многочисленный, известный и «воюющий» основной боевой танк мира. По популярности его превосходит разве что автомат Калашникова. В отличие от множества других ОБТ Т-72 вызывает лишь два чувства: им либо восхищаются, либо, напротив, подвергают самой уничтожающей критике. Ни один солдат или инженер, имевший дело с «семьдесятдвойкой», не остался к ней равнодушным. А еще Т-72 — визитная карточка Уральского вагоностроительного завода и Уральского конструкторского бюро транспортного машиностроения в 70—90-е годы.

«Семьдесятдвойка» — не просто боевая машина с определенным набором свойств и характеристик, но еще и материализованный в металле памятник отечественной индустриальной культуры, сочетающий в себе опыт тагильской школы конструирования боевых машин, непревзойденное мастерство массового производства и оригинальный сплав отечественных и позаимствованных технологий.

Как известно, танкостроение возникло в Нижнем Тагиле в 1941 году в результате эвакуации Харьковского завода № 183. В 1945 году в отличие от многих других перемещенных предприятий завод был оставлен на Урале, а в Харькове на базе уцелевших после оккупации цехов появился новый под № 75 и соответственно новое КБ.

В 50-е годы харьковчане стали постепенно возвращаться на родину. К концу 1950-х годов все, кто хотел работать в Харькове, получили такую возможность. Тем не менее значительная группа уже добровольно осталась в Нижнем Тагиле, и вплоть до 1960-х годов ядро ведущих сотрудников и Харьковского, и Тагильского КБ в равной степени составляли бывшие работники довоенного завода № 183.

Сохранившиеся свидетельства позволяют утверждать, что в основе решения оставаться в Нижнем Тагиле или же возвращаться в Украину, помимо массы личностных факторов, лежал еще и различный подход к созданию перспективной бронетанковой техники. Сторонники «революционных» методов (новый танк — принципиально новые и самые прогрессивные узлы и агрегаты) во главе с Александром Морозовым собрались в Харькове, чтобы разрабатывать перспективную машину, не особенно заботясь о преемственности с танками-предшественниками. Сторонники эволюционного развития и постепенного совершенствования боевых машин остались в Нижнем Тагиле.

А дальше произошло следующее. Морозов с соратниками начиная с 1952 года занимались только перспективным танком. В конце 1966-го Т-64 удалось, не без проблем и интриг, протащить на вооружение Советской Армии. Причем сразу же было известно, что это временная и промежуточная модель, которую в ближайшие годы должен был сменить более могущественный танк Т-64А — что и произошло в 1968 году. Причем обе машины были достаточно «сырыми». Количество поломок и выявленных конструктивных недочетов оказалось таким, что в начале 70-х годов министр обороны СССР Маршал Советского Союза Андрей Гречко всерьез ставил вопрос о прекращении выпуска «шестьдесятчетверок» — по крайней мере машин с базовым двигателем 5ТДФ. Однако обошлось: завод и КБ сумели довести свое детище до уровня армейских требований. В 1973—1974 годах танк Т-64А считался боеспособной и более-менее надежной машиной.

А ЧТО же тем временем происходило в Нижнем Тагиле? Уралвагонзавод нес всю полноту ответственности за вооружение танковых частей Советской Армии машинами среднего класса, причем в самые опасные, преисполненные локальными конфликтами годы холодной войны. Чтобы не отстат7 АВГУСТА 1973 года произошло событие, ставшее известным широкой публике лишь в 90-х годах: совместным постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 554-172 на вооружение Советской Армии был принят основной боевой танк (ОБТ) Т-72, созданный в Уральском конструкторском бюро транспортного машиностроения и производившийся на Уральском вагоностроительном заводе. ь в гонке вооружений, в течение 50-х годов один за другим создавались и принимались в серийное производство все более совершенные модификации танка Т-54: Т-54А, Т-54Б, Т-55. Начало 60-х годов ознаменовалось созданием танка Т-62 — истребителя вражеских машин, впервые в мире оснащенного гладкоствольным 115-мм орудием. И, наконец, в 1969 году также впервые в мире был принят на вооружение и в серийное производство истребитель на танковой базе ИТ-1 с управляемыми противотанковыми ракетами в качестве основного вооружения.

Необходимо отметить, что перспективное танкостроение в Нижнем Тагиле после «шестьдесятдвойки» осознанно тормозилось вышестоящими органами, дабы не создавать конкуренции харьковчанам. Однако запрет так или иначе обходился — главным образом под флагом модернизации серийных машин. Так появились опытные танки «объект 167», «объект 167Т», «объект 166Ж», «объект 166М» и другие. На них была обкатана перспективная ходовая часть, накоплен опыт эксплуатации двигателей повышенной мощности, отработан собственный автомат заряжания вместе с установкой 125-мм орудия и т. д.

И в 1968 году все это богатство немедленно перекочевало на опытные танки «объект 172» и «172М». Последний после самых жестоких испытаний, какие только могли измыслить обжегшиеся на Т-64 военные, стал танком Т-72. Количество опытных машин с учетом изделий первой половины 60-х годов составило всего около семидесяти штук. Что же касается военно-технического уровня, созданного в Нижнем Тагиле ОБТ, то по расчетам отраслевого института «ВНИИТрасмаш», выполненным уже в постсоветское время, он на 23 процента превосходил Т-64А образца 1969 года.

Тагильчане действовали последовательно, эволюционно и вполне сознательно. Об этом свидетельствуют слова их главного конструктора того времени Леонида Карцева: «Мы всегда шли к одной цели, но разными путями. Харьковчане имели перед нами преимущество, так как в Москве все, вплоть до ЦК, делали ставку на них и всячески им помогали. С другой стороны, у харьковчан были колоссальные трудности, так как они, не имея задела отработанных узлов и механизмов, сразу решили значительно оторваться по тактико-техническим характеристикам от серийного танка. Мы же двигались отдельными шажками, беря и внедряя оперативно в серийный танк все, что появлялось нового в науке и технике».

Традиции эволюционного развития поддерживали затем и другие главные конструкторы: Валерий Венедиктов, Владимир Поткин и Владимир Домнин. Сохраняются они и сегодня.

ПОГОВОРКА «все новое — это хорошо забытое старое» все еще не теряет своей актуальности. Все перспективы современного танкостроения связываются с разработкой «платформ» — легкой, средней и тяжелой. И каждая из них будет состоять из обширного семейства глубоко унифицированных, построенных по модульному принципу боевых и инженерных машин.

Идея сама по себе не новая: ее сформулировали еще в советские времена. И тогда же были предприняты первые попытки осуществления. До модульного проектирования дело не доходило, но вот использование единой базы казалось делом перспективным.

По факту это получилось лишь применительно к танку Т-72. Усилиями нескольких КБ, прежде всего Нижнетагильского УКБТМ и Омского КБТМ, в 1970—1980 годах были созданы и поставлены на серийное производство бронированные ремонтно-эвакуационные машины, инженерные машины разграждения, мостоукладчики. Тогда же на вооружение поступила первая боевая машина на базе Т-72. Речь идет о тяжелой огнеметной системе ТОС-1 «Буратино». Несколько иначе обстояло дело с СГ «Мста-С». Ее создатели, конструкторы Уралтрансмаша, изначально ориентировались на использование относительно дешевой и, главное, доступной базы «семьдесятдвойки». Однако подвеска машины оказалась непригодной для использования на ведущей огонь на большие расстояния самоходке. Доводка была вполне осуществима, но высокие договаривающиеся стороны не сошлись в сроках исполнения. Уралтрансмашевцам пришлось использовать ходовую танка Т-80. Так появился гибрид в виде шасси с МТО танка Т-72 и ходовой частью «восьмидесятки».

Отметим, что и за рубежом активно занимаются трансформацией танков Т-72 в различные боевые и инженерные машины. В настоящее время танки типа Т-72/Т-90 являются базой для самого крупного в мире семейства бронетехники и не имеют в этом отношении сколько-нибудь серьезных конкурентов.

А ТЕПЕРЬ зададимся вопросом: почему именно Т-72? В СССР к концу 70-х годов имелась и более продвинутая база в виде танка Т-80. Некоторые технические проблемы с ее использованием существовали, но ничего неразрешимого не было. Здесь, видимо, сыграло совсем другое обстоятельство: высокая трудоемкость машины и, следовательно, недостаточное их количество не позволяли расходовать дорогую технику на вспомогательные нужды. Постоянно возникал соблазн применить что-то попроще. Основой для «платформы» может служить лишь относительно дешевая, а главное, простая в производстве и потому массовая машина — такая, как Т-72.

Масштабы газетной статьи, конечно же, не позволяют даже в первом приближении представить читателю весь опыт танкостроения второй половины XX — начала XXI века..

Что же касается самого танка Т-72, то в наиболее совершенных своих серийных вариантах — Т-90А и Т-72Б3 — он еще лет двадцать будет служить в армиях постсоветских государств. Модернизация же «семьдесятдвоек» с установкой боевого модуля, представленного сегодня на танке Т-90МС, позволит старой машине дожить даже до середины XXI века.

Сергей УСТЬЯНЦЕВ

В ТЕМУ

Железные парни

Танк без людей — гора металла,

но вот в машине экипаж,

Глядишь — и жизнь зарокотала,

И — хоть в атаку, хоть на марш…

ЭТИ стихи как нельзя лучше отражают суть праздника, который завтра отпразднуют тысячи белорусов, в основном сельчан, бывших танкистов — механиков-водителей, наводчиков и командиров. А установлен он был в июле 1946 года в ознаменование выдающихся заслуг танковых и механизированных войск в Великой Отечественной войне, самоотверженного труда танкостроителей в оснащении наших Вооруженных Сил бронетанковой техникой.

Начальник бронетанкового управления Министерства обороны полковник Олег Фомин, отвечая на вопрос «БН»: «Есть ли будущее у танковых войск в условиях современной войны?», сказал так: «Танки «хоронили» уже не один раз. Почти полвека назад с появлением ракет самых разнообразных классов тоже думали, что настала пора бесконтактных войн. Но шли годы, а танки продолжали свою службу и успели вписать в мировую историю войн и военного искусства немало ярких страниц. Сегодня на вооружении общевойсковых соединений и воинских частей, сил специальных операций Вооруженных Сил Республики Беларусь находятся танки Т-72Б, боевые машины пехоты БМП-2, бронетранспортеры БТР-80. За счет заложенного конструкторами потенциала модернизация Т-72 имеет самые серьезные перспективы. Проблем морального устаревания этой марки боевых машин в ближайшее время не предвидится. При этом я должен опровергнуть суждение, что-де белорусским танкам уже сорок лет: в наших Вооруженных Силах состоят танки выпуска 1990—1991 годов. А они являются наиболее удачными образцами».

 

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости