Минск
+1 oC
USD: 2.2
EUR: 2.38

«Знать бы, что буду так гнить заживо, никогда бы не пробовал»: наркозависимые — о последствиях жажды острых ощущений

Сам себе убийца

В отношении наркотиков выражение «дорогое удовольствие» имеет двоякий смысл. Высока не только стоимость дозы. За кратковременный кайф сейчас наркоманы вынуждены после расплачиваться собственным здоровьем и даже жизнью. Что происходит с организмом, вкусившим «улетные» ощущения? Обратимы ли эти последствия? Корреспонденты «Р» побывали в закрытом отделении, где лечат наркоманов. 

Треть пролечившихся в наркологическом отделении пациентов затем проходят реабилитацию и больше сюда не возвращаются.

Старость приходит к молодым

В 25-коечное наркологическое отделение № 1 Городского клинического наркологического диспансера Минска посторонним вход воспрещен. Двери на этаж закрываются на ключ. На окнах решетки. У входа круглосуточно дежурит милиционер. Все передачи проходят тщательный осмотр. Пациентам, а среди них только мужчины, покидать отделение строго запрещено. Отсутствие доступа к наркотикам — необходимое условие оказания медпомощи. Здесь проводят детоксикацию, проще говоря, отрезвляют сознание и очищают организм от последствий токсического воздействия психоактивных веществ. Второй этап — психологическая помощь, реабилитация — проходит уже в специализированных отделениях открытого типа.

Шаркающая походка, хмурые лица, отсутствующие взгляды… Выглядят здешние обитатели куда старше своих лет. У наркозависимых, как на вредных производствах, год идет за несколько. 

— Мужчины у нас молодые — от 20 лет, — знакомит с обитателями палат заведующая отделением Виктория Будинская. — Как правило, употреблять начинают еще подростками. Вначале легкие наркотики — марихуану, «марки», курительные смеси (спайсы), а потом переходят на тяжелые — уличный метадон, героин. Типичная ситуация: школьник попадает в компанию, где есть взрослые, которые употребляют и предлагают «малышу» попробовать, клятвенно уверяя, что это «ерунда» и «с первого раза ничего не будет». Оптимистичные прогнозы щедрых «дядей», увы, не сбываются — развивается зависимость. 

«Будни серые, хочется праздника»

За свою почти двадцатилетнюю практику доктору Будинской только дважды доводилось лечить пациентов 55—60 лет. До пожилого возраста наркоманы попросту не доживают: молодые погибают от передозировки, а те, что постарше, — от букета сопутствующих болезней, которые развиваются от употребления наркотиков. Из организма активно вымывается кальций, и визитная карточка многих наркоманов — отсутствие зубов, но это мелочи. Из-за токсического воздействия психоактивных веществ у наркоманов в первую очередь страдают жизненно важные органы — печень и сердце. Приобретенный порок сердца и цирроз печени — распространенные недуги среди наркозависимых. У многих пациентов отделения подтверждены диагнозы ВИЧ, гепатита В и С — результат использования зараженных шприцев. Вот и сейчас среди пациентов отделения есть 39-летний мужчина с циррозом печени — жизнь ему можно продлить только с помощью пересадки органа. 

У тех, кто употребляет психостимуляторы («соли», «кристаллы», «собаку»), а также спайсы, поражается нервная ткань головного мозга. Жертвы зависимости теряют память. Двадцатилетний парень не в состоянии вспомнить не то что события прошлого, но даже то, как зовут мать или сколько лет его маленькой дочери. Галлюцинации, которые появляются под воздействием этого вида наркотиков, заставляли выходить на оживленную проезжую часть и прыгать в окно... 

В отделении проводят детоксикацию, проще говоря, отрезвляют и очищают организм от отравляющих его психоактивных веществ.

«Покурил травку — теперь на игле»

Прошлый понедельник мог бы стать последним днем жизни для 26-летнего Андрея Смирнова (имена и фамилии изменены. — Прим. ред.). Доза уличного метадона оказалась для него критической. Мать, проснувшаяся ночью, увидела светящийся экран ноутбука в комнате сына, зашла туда и обомлела: парень сидел в кресле неподвижно, в странной позе, с мраморно-белым лицом и синими руками. «Скорая» констатировала остановку дыхания и сердечной деятельности. В больнице скорой помощи парня удалось откачать. 

Андрей признается: случившееся его испугало. Он-то, как и все, кто балуется травкой, был уверен, что в когорту зависимых не попадет. Ему просто хотелось сделать жизнь ярче.

— У меня хорошая работа с приличным заработком — в фирме по изготовлению мебели по индивидуальным заказам, — делится парень. — Пашешь с понедельника по пятницу, ждешь выходных, праздников. Попробовал в одной компании марихуану, затем экстази, амфетамины… Было интересно. Но как-то незаметно почувствовал, что ощущения стали притупляться, очень быстро накатывало уныние, тоска. Дождаться выходных я уже не мог, стал употреблять чаще. А с сентября перешел на метадон. Вначале дозы хватало на две недели, потом на несколько дней. Если не уколюсь — выкручивает кости так, что готов на что угодно. 

Сейчас Андрей с тревогой ожидает результатов анализов на инфекции. Уличный метадон часто разводят на крови, а через нее передаются и гепатиты, и ВИЧ, другие инфекции, вызывающие сепсис — общее заражение крови. Почти у всех, кто лежит в отделении, есть хоть один опасный диагноз.

— Если бы мне сейчас кто предложил «траву» и сказал, что это ерунда, я бы ему морду набил, — сожалеет о прошлом Андрей. 

— Парню еще повезло, — комментирует заведующая отделением. — Даже в условиях специализированного экстренного отделения спасти от передозировки удается не всегда. Уличный метадон — очень грязный наркотик, в его составе очень много примесей, которые добавляют туда для увеличения веса наркотика и большей остроты ощущений. Эти примеси чрезвычайно токсичны, быстро разрушают сосуды, могут вызвать остановку сердца. 

Судимы будете

Около 30 процентов пациентов, которые прошли лечение в наркологическом отделении, больше сюда не возвращаются: проходят реабилитацию, устраиваются на работу, посещают встречи анонимных наркоманов и ведут трезвую жизнь. Остальные, увы, берутся за старое. У всех без исключения пациентов есть судимость, и не одна: тяга к наркотикам вынуждает идти на преступления.

39-летний Игорь Сущеня, рассказывая о себе, с гордостью заявляет, что пять лет уже на воле. Он героиновый наркоман. Из-за этого первая жена с ним рассталась — уехала вместе с сыном в другую страну. После очередного освобождения Игорь женился во второй раз. Нынешняя жена тоже на игле. Их трехлетнюю дочку недавно забрали в приют органы опеки, решается вопрос о лишении обоих супругов родительских прав. 

— Это ее вина — сорвалась, — Игорь считает ответственной за все произошедшее жену. Мужчина не может усидеть на одном месте, он нервно ерзает на кровати, подергивает плечами. — Будет лучше, если над дочкой оформит опеку моя мать.

Вариант, что он сам может попытаться вернуть дочь, Юрий даже не рассматривает, объясняя, что «все слишком сложно». Он утверждает, что у них «в семье все было хорошо», но даже не может вспомнить, что любит его малышка и как он с ней проводил время. А вот дату, когда первый раз укололся, называет точно. 

Или жена, или игла

Врачи считают, что шансы завязать с наркотиками есть даже в самых, казалось бы, запущенных случаях. Было бы желание и мотивация.

Был среди пациентов диспансера 36-летний Виталий, инъекционный наркоман с 10-летним стажем. Кололся по несколько раз в день. Вены были исколоты так, что вводить наркотик было некуда. И он стал колоться в мышцы — в бедра, ягодицы. От постоянного травмирования, воспалений и инфицирования образовались трофические язвы. Ноги гнили заживо, до кости. Жена, которая вынуждена была каждый день делать перевязки и примочки, поставила Виталию ультиматум: либо прекращаешь употреблять наркотики, либо я ухожу. Сама не ожидала, что подействует. Друзья от Виталия давно отказались, она была его единственным близким человеком. И страх потерять ее оказался сильнее и физических страданий, и тяги к героину. 

Сейчас Виталий в стойкой «завязке». После хирургического лечения от трофических язв проходит курс терапии от гепатита С. Процесс саморазрушения, который, казалось бы, уже зашел слишком далеко, повернулся вспять…

КОМПЕТЕНТНО

Александр ХОДЖАЕВ, главный специалист управления организации медпомощи Минздрава:

— Наркологическая помощь в стране оказывается как в стационаре, так и амбулаторно, а также в условиях дневного пребывания. Для лиц, отбывающих наказание, она осуществляется и в местах лишения свободы. Для тех, кто обратился к врачу-наркологу добровольно на платной основе, предусмотрено анонимное лечение — такого пациента не поставят на диспансерный учет.

На начало 2020 года на диспансерном наблюдении врачей-психиатров-наркологов находилось 7507 человек с синдромом зависимости от наркотических веществ. Профилактическим наблюдением в связи с употреблением наркотических веществ с вредными последствиями охвачено еще 5157 человек. 

Число белорусов, страдающих синдромом зависимости от наркотических веществ, уменьшилось почти на 17 процентов по сравнению с 2015 годом. Стало меньше и случаев отравления наркотиками. В прошлом году госпитализировали в стационар 383 человека. Чаще всего гибнут от передозировок безработные и потребители с внутрисемейными проблемами. Повышенный риск смерти связан и с употреблением опиоидов вместе с другими психоактивными веществами: барбитуратами, алкоголем, бензодиазепинами.

kozlovskaya@sb.by 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Загрузка...