Беларусь Сегодня

Минск
+15 oC
USD: 2.08
EUR: 2.32

25.by: Как в условиях сильнейшего экономического кризиса начала 1990-х годов формировалась национальная валюта

Сага о рубле


«Обещай что угодно!»

— Назрела острая необходимость новых крупных номиналов, при этом тема с животными себя полностью исчерпала: согласитесь, после зубра уже ничего невозможно было придумать, — рассуждает Виктор Сосновский. — К выдающимся людям отношение в обществе было неоднозначное, поэтому решили изображать градостроительные сюжеты. Перебрав множество вариантов, взвесив все «за» и «против», приходим к выводу и готовим предложение, что оптимальными будут Привокзальная площадь (200 рублей) и площадь Победы (500 рублей) — наиболее узнаваемые символы Минска. 8 декабря 1992 года их выпустили в обращение. 

Отпечатаны новые купюры также на предприятиях российского Го-знака. Виктор Антонович вспоминает, как в командировку в Москву его отправляли с четким указанием: «Обещай все, что угодно! Нужно, чтобы как можно быстрее изготовили эти банкноты». В то время из-за роста цен деньги теряли свою значимость. Людям необходимы были масло, сметана, колбаса, мясо, холодильники… Поэтому приходилось задействовать бартерные схемы. 

— Почему именно в России? У нас не было другого выхода, — продолжает эксперт. — Это ведь один из мировых грандов по производству ценных бумаг наравне с De La Rue (Великобритания) и немецкой компанией Giesecke & Devrient. Тогда Беларуси предлагали свои услуги и другие компании. Основными переговорщиками были, конечно, представители Национального банка, в первую очередь заместители Председателя Правления Нацбанка Валентин Заяш и Александр Сорокин. Слабченко также много куда ездил в то время. В частности, он договорился с англичанами о строительстве предприятия по изготовлению денег в Беларуси. Этот проект полностью разработала фирма De La Rue, под постройку был выделен участок в деревне Валерьяново Минского района. С нашей стороны нужен был участок и производственное помещение, а инвестор брал на себя установку оборудования и обучение специалистов. 

Валентин ЗАЯШ.
Однако этому проекту так и не суждено было сбыться. Мировой опыт показывает: для страны с населением около 10 млн человек нецелесо-образно иметь собственное производство денег, поскольку большую часть времени оно будет простаивать. Даже если загрузить линии выпуском других документов и ценных бумаг. Есть мнение, что экономически выгодно производить денежные знаки у себя, когда население составляет минимум 20 млн человек. 

В это время на повестке дня стоял вопрос о создании полноценной национальной валюты.

Купала на купюрах 

Стремление белорусской политической элиты обозначить независимость страны и позиционировать ее как самостоятельное государство привело к выработке собственных национальных символов, истоки которых уходят в Великое Княжество Литовское. 19 сентября 1991 года Верховный Совет принял решение впредь Белорусскую Советскую Социалистическую Республику называть Республика Беларусь, а также утвердить ее новый флаг и новый герб. Государственный флаг стал представлять собой прямоугольное бело-красно-белое полотнище, а государственным гербом стала «Погоня».

С 1992 года начал прорабатываться вопрос создания национальной валюты. Это один из вариантов того, как могли выглядеть наши деньги.
Начальник группы «Музей денег» Национального банка Александра Воробьева рассказывает, что происходило дальше. В марте 1992 года Верховный Совет поручает Совету Министров и Национальному банку в двухмесячный срок проработать варианты возможных практических действий, вплоть до введения собственной денежной единицы. Так что параллельно с вводом в обращение расчетных билетов решался вопрос о создании национальной валюты. В музейном фонде Нацбанка хранятся эскизные проекты банкнотного ряда.

— Это концептуальное решение, поскольку до момента выхода пробного образца, который официально утверждается, необходимо разработать систему средств защиты от подделок, выработать технические параметры. И все же эта концепция была одобрена руководством страны.


Александра Анатольевна держит в руках эскизы билетов Национального банка, подписанные в июне 1992 года Председателем Президиума Верховного Совета Станиславом Шушкевичем, Председателем Совета Министров Вячеславом Кебичем и Председателем Правления Нацбанка Станиславом Богданкевичем. Гриф секретности с этих документов сняли только в прошлом году, и сегодня они впервые публикуются в СМИ. На лицевой стороне эскизов — государственная символика того времени. Основными изображениями на билетах 1 и 5 рублей стали Каменецкая вежа и Спасо‑Евфросиниевская церковь в Полоцке, на других номиналах — известные белорусские деятели, в дизайне использованы изображения слуцких поясов и национального орнамента. А в качестве водяного знака на банкнотах предлагалось изображение девушки-белоруски.

В качестве водяного знака на банкнотах предлагалось изображение собирательного образа девушки-белоруски

— Обратите внимание: на эскизах банкнот не указан год выпуска в обращение. На момент одобрения концепции не было понятно, когда удастся справиться с инфляцией и ввести в обращение новые деньги, — объясняет Александра Воробьева. — Кроме того, сохранился рабочий документ концепции системы металлических денежных знаков в продолжение утвержденной концепции бумажных знаков, в котором предлагалось ввести разменную монету — грош (1 рубль = 100 «грошаў»), рассматривались технические и эстетические подходы к выпуску циркуляционных монет.

Однако после смены государственной символики эти наработки потеряли актуальность, а эскизные проекты так и не стали национальной валютой, но приобретенный опыт по разработке банкнот использовался в дальнейшем.

Страсти в рублевой зоне 

Во второй половине 1992 года большинство бывших советских республик входили в состав так называемой рублевой зоны – законными платежными средствами на их территории оставались российские и советские наличные рубли.

В то время действующие белорусские власти признавались: «Беларусь, как никакая другая республика, заинтересована в сохранении общего рублевого пространства, поскольку до 80 процентов выпускаемой продукции поставляется на экспорт». Взамен мы закупали дорогостоящие топливо, энергоресурсы, сырье, а так как валютных накоплений страна не имела, расчеты велись в рублях. 

Тем не менее в середине 1993-го Россия в одностороннем порядке без предупреждения изымает из оборота денежные знаки 1961, 1991, 1992 годов и заменяет их новыми купюрами. Таким образом Россия пыталась обеспечить стабильность собственной национальной валюты. Кроме того, она прекращала обращение денег несуществующего государства. 

Объявление советских денег «вне закона» стало для бывших союзных республик полной неожиданностью. Но к окончательному выходу из общего рублевого пространства на тот момент никто не был готов.



7 сентября 1993  года в Москве шесть стран СНГ – Армения, Беларусь, Казахстан, Россия, Таджикистан и Узбекистан – договариваются о «принятии практических мер по созданию рублевой зоны нового типа». И уже на следующий день в развитие этой многосторонней договоренности белорусский и российский премьеры Вячеслав Кебич и Виктор Черномырдин подписывают Соглашение об объединении денежных систем Беларуси и России. Документ предполагает, что единственным законным платежным средством в денежных расчетах станет российский рубль. В двух странах будут действовать единые правила валютного регулирования и применяться единый курс рубля по отношению к валютам третьих стран. Для поддержания единого курса будет создан совместный фонд золотовалютных резервов и иных высоколиквидных банковских активов.

Стороны берут на себя обязательство до 1 января 1994 года обеспечить «принятие законодательных и иных нормативных актов для унификации основных принципов регулирования экономики, бюджетной, торговой политики, а также единство управления денежно-кредитной и таможенной системами».

Дальнейшие переговоры о конкретном механизме объединения денежных систем поначалу идут довольно успешно. Уже к концу ноября подготовлен пакет документов, призванных привести механизм создания валютного союза в действие. 1 декабря в ходе переговоров на Валдае премьеры России и Беларуси согласовывают последние нюансы будущего объединения. Но ни в декабре 1993-го, ни в начале 1994-го подготовленные документы так и не подписаны… 

Вот как описывает причины этого в своей книге «Искушение властью» Вячеслав Кебич: «…К сожалению, как ни старались мы действовать быстро, время опережало нас. В России, буквально за несколько дней до валдайской встречи, была принята новая Конституция. Отдельные положения нового Основного закона, который принимался постатейно, были утверждены и Верховным Советом Беларуси. Оказалось, что подготовленное нами соглашение уже входит в противоречие с конституционными нормами. Снова встал вопрос о едином эмиссионном центре…»

Договор, да не тот

В начале 1994 года Беларусь и Россия продолжают обсуждение условий объединения денежных систем, но процесс идет все сложнее. Александр Шохин, который в то время был министром экономики Российской Федерации, признавался: в переговорах между двумя сторонами возникли разногласия. Связаны они были с тем, что для создания к 1995 году общего механизма бюджетов и банковских систем необходимо было ограничить суверенитет Беларуси в этих двух областях.



После нескольких раундов переговоров часть разногласий удалось устранить. И 12 апреля 1994 года «Советская Белоруссия» вышла с крупной шапкой на первой полосе: «Сегодня в Москве планируется подписание Договора об объединении денежных систем России и Беларуси»…

Как вспоминал Вячеслав Кебич, договор, который был подписан 12 апреля 1994 года им и Виктором Черномырдиным, стал результатом компромисса: российское правительство соглашалось на льготный курс обмена белорусских рублей, а «Совет Министров Беларуси, оказавшись в безвыходной ситуации, вынужден был дать предварительное согласие на то, чтобы вся денежно-кредитная политика республики определялась Центробанком России. Фактически, если отбросить все оговорки, Национальный банк становился его филиалом».

Таким образом, противоречия Конституции из нового договора убрать не удалось. А потому, как признавался Вячеслав Кебич, «удовлетворения почему-то не было. Оставалась какая-то недосказанность, ощущение, что мы построили воздушный замок».

Эти ощущения оказались не напрасными. 19 мая 1994 года председатель Правления Нацбанка Беларуси Станислав Богданкевич провел пресс-конференцию, в ходе которой назвал подписанный в Москве договор об объединении денежных систем двух стран «мертворожденным», поскольку этот документ не только противоречит Конституции, но и противоречит интересам государства Беларусь, его народа и экономики:

Станислав БОГДАНКЕВИЧ
«Производственный потенциал Беларуси в ближайшей перспективе может использоваться лишь при сохранении глубокой интеграции с Россией и Украиной на рынках. Во имя этого и мыслилось создание равноправного банковского союза на базе общей валюты. Изначально, в сентябре 1993 года, именно на таких принципах и было подписано соглашение. Однако последовавшая после ратификации серия переговоров показала, что российская сторона не готова к объединению на равных. В результате на встрече в Москве 12 апреля к подписанию был предложен документ, который перечеркивал основополагающие положения сентябрьского…»

«Под нынешним вариантом соглашения я не поставлю свою подпись, – заявил Станислав Богданкевич. – Выход один: надо признать реальность, укреплять собственную валюту, проводить жесткую денежно-кредитную политику внутри республики и продолжать пытаться, не сдавая позиций и защищая собственную экономику, создавать общую валюту». 

СПРАВОЧНО



Из интервью министра финансов 1990—1994 годов Степана Янчука журналу «Финансы, учет, аудит», 2008 год: 

«Зайчики», талоны печатали в России за очень высокую плату. Иногда это служило орудием шантажа. Скажем, мы вовремя не рассчитываемся за энергоносители, в ответ россияне сокращают выпуск наших денег. А чем платить зарплату рабочим и служащим? Правительство отказалось от таких услуг и заключило договор с одной немецкой компанией. В Германии было напечатано достаточное количество купюр различных достоинств с изображением государственной символики, принятой на тот момент. Но вскоре официально была утверждена другая символика». 

konoga@sb.by

(Окончание следует. Начало в № 78)
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи