Садами будем прирастать

Яблоня и груша, черешня и малина, слива и крыжовник... Все это садовые культуры, селекцией и интродукцией которых вот уже более 90 лет занимается РУП «Институт плодоводства». У истоков его создания стоял известный ученый с мировым именем, академик Н.И.Вавилов, тогда — директор Всесоюзного института прикладной ботаники и новых культур имени В.И.Ленина. Это по инициативе Николая Ивановича согласно постановлению Совнаркома БССР от 10 октября 1925 года на базе совхоза «Лошица–1» и открылось белорусское отделение Всесоюзного института прикладной ботаники и новых культур — первое в стране специализированное учреждение в области плодоводства.


Первым его заведующим (а затем и директором) был назначен преподаватель кафедры садоводства Белорусского государственного института сельского и лесного хозяйства А.Е.Сюбаров. А спустя пять лет на базе отделения Всесоюзного института растениеводства в «Лошице–1» была создана Белорусская зональная опытная станция плодоовощного хозяйства, которая вошла в состав Наркомзема БССР. В 1964 году институт перебазировался в поселок Самохваловичи Минского района на территорию опытного хозяйства «Русиновичи». В разное время институтом руководили именитые ученые: А.Е.Сюбаров, И.С.Молочко, Т.К.Соколов, П.С.Шестопал, Л.А.Скрипниченко, Н.А.Дорожкин, Н.Д.Гончаров, А.В.Кругляков, А.Ф.Богдановский, а последние 26 лет — В.А.Самусь.

Александр Таранов.
И вот теперь у РУП «Институт плодоводства» новый директор. Им стал Александр Александрович Таранов. После окончания агрономического факультета Белорусской государственной сельскохозяйственной академии по распределению работал в колхозе «Коренский» Логойского района. Но не давала покоя мечта стать селекционером. Поэтому в 2000 году и подал документы в аспирантуру при РУП «Институт плодоводства». Из культур выбрал самые любимые: вишню и черешню. Успешно защитил диссертацию «Хозяйственно–биологические особенности новых сортов и перспективных гибридов вишни и черешни в Беларуси» на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук по специальности «Селекция и семеноводство». Прошел путь от агронома до заведующего лабораторией генетических ресурсов плодовых и орехоплодных культур и винограда. Сегодня в копилке молодого директора соавторство в создании 5 сортов вишни («Гриот белорусский», «Ласуха», «Милавица», «Конфитюр» и «Несвижская») и 6 сортов черешни («Наслаждение», «Медуница», «Витязь», «Соперница», «Минчанка» и «Мария»).

— Александр Александрович, поскольку вы курируете вишню и черешню, то с них и начнем разговор. Кого ни спроси, каждый мечтает о крупноплодных ягодах.

— У нас уже есть элитные гибриды черешни с массой плодов 8 г и более. Но это не предел. Среди коллекционных образцов есть и такие (к примеру, сорт «Любава»), у которых плоды по 12 г. Из командировки в Запорожье мы привезли черенки сортов «Крупноплодная», «Анонс», максимальная масса плода у которых доходит до 25 г. Да, наши климатические условия совсем не такие, как на юге Украины. Возможно, эти сорта в наших условиях не полностью проявят свой потенциал, но они вполне могут быть использованы в селекции как источники крупноплодности. И в этом мне видится некий прорыв. Сейчас средняя масса плода у современных белорусских сортов черешни — 6,5 г. И для наших условий это великолепный результат. А ведь если вернуться в историю, у первых отечественных сортов («Северная», «Золотая лошицкая»), полученных Э.П.Сюбаровой от скрещиваний в 1932 году, плоды были не более 3 — 4 г.

Облепиха «Пламенная»

— Какие задачи для института первоочередные?

— Селекция и интродукция плодовых, ягодных, орехоплодных культур, винограда и их подвоев. Создание выдающихся сортов, идеально приспособленных к нашим непростым климатическим условиям. А также разработка и усовершенствование технологий производства оздоровленного посадочного материала, хранения и переработки плодов и ягод, разработка научных и экономических прогнозов и комплексных программ по развитию плодоводства, проектирование и закладка садов и ягодников. И все для этого у нас есть. В первую очередь научный коллектив, в котором 4 доктора и 23 кандидата сельскохозяйственных наук. Активно работают 4 научные школы, созданные еще в 60–е годы ХХ века. Это школа селекционеров–плодоводов А.Е.Сюбарова и Э.П.Сюбаровой, школа селекционеров ягодных культур А.Г.Волузнева, школа технологов–плодоводов А.С.Девятова, а также школа питомниководов В.Н.Балобина.

Коллекция РУП «Институт плодоводства» — одна из крупнейших в Восточной Европе и включает в себя самый северный в Европе фонд ореха грецкого и винограда. По составу культур и их видов нашему фонду нет равных в Беларуси: в дублетных коллекциях других организаций — не более чем по 250 образцов. Все наши фонды сохраняются в живом виде in situ (то есть в естественной среде): в саду на площади 20 га высажено по 3 — 6 растений каждого образца.

Груша «Белорусская поздняя».

И свои коллекции мы регулярно обновляем. Благодаря такой базе мы и ведем серьезные научные работы. Только в этом году 20 проектов на сумму более 600 тысяч долларов. В рамках программы «Генетические ресурсы» нам к 2020 году предстоит индуцировать и создать новые сорта для устойчивого развития садоводства в Беларуси. И мы поставили себе достаточно амбициозные задачи по передаче на государственное сортоиспытание тех культур, которые раньше не проходили ни по одной программе. Это калина, фундук, персик. Надо сказать, что этих растений пока вообще нет в госреестре. Хотя они активно выращиваются на приусадебных участках. В планах и отечественные сорта столового винограда, в том числе на основе материала, полученного во время экспедиций по стране. Появятся новые сорта боярышника и актинидии. В этом году мы передаем на испытание сорт груши позднего срока созревания «Талгарская красавица». В рамках программы «Агрокомплекс–2020» нам предстоит создать не только новые сорта, но и подвои плодовых и ягодных культур для промышленного и приусадебного возделывания.

Новые сорта создаются с участием межвидовых гибридов, обладающих высокой устойчивостью к ряду заболеваний, более коротким ювенильным периодом. И в этом, несомненно, преимущество. Высокое качество плодов и ежегодное плодоношение стали весомым основанием для включения более 20 сортов плодовых культур белорусской селекции в реестры сортов России, Латвии, Литвы, Эстонии, Украины. Лидирует, безусловно, яблоня. Но и на грушу с каждым годом все увеличивается спрос. Гордость белорусских селекционеров — сорт «Просто Мария», выведенная М.Г.Мялик. Это и бренд Беларуси, и наша визитная карточка. Сорт районирован и по центральному региону России.

Абрикос «Спадчына».

— В чем ценность старинных сортов и преимущество новых?

— 50% успеха любого насаждения — это сорт, остальное — агротехника. Преимущество новых сортов — скороплодность, позволяющая быстрее окупить затраты на закладку сада. Большинство старинных сортов вступает в плодоношение через 6 — 8 лет. Новые же сорта дают первый урожай уже на второй год после посадки. Скороплодность во многом определяется генотипом, а также использованием слаборослых подвоев. Но у старых сортов — свои достоинства. Произрастая долгое время в нелучших условиях, они выработали собственную устойчивость к тем или иным климатическим условиям и патогенной среде.

— А каков он, РУП «Институт плодоводства», в разрезе?

— Есть подразделения, которые создают новые технологии или совершенствуют действующие. Это возделывание культур, их обрезка, размножение, защита и так далее. Большая работа ведется по разработке методик получения оздоровленного посадочного материала. Некоторые ягодные и орехо-

плодные культуры трудно размножаются. К примеру, орех грецкий очень востребован, но никак не удается получить методику его 100–процентного размножения. Пока вариант один — зимняя прививка. Но для нее необходимо в течение месяца поддерживать температуру в пределах не ниже плюс 28 градусов. Очень затратно! А сеянцы, выращенные из орешков, очень редко повторяют лучшие родительские качества. Биотехнологи пробуют размножить орех грецкий in vitro, то есть в пробирке. Также трудно размножать привычными отводками или черенками хеномелес, некоторые сорта крыжовника. Активно работает в институте и лаборатория пчеловодства. В последние годы мы предметно изучаем результативность опыления плодовых и ягодных культур. Разрабатываем особую схему установки ульев в плодовом саду и на малине, в том числе ремонтантной. В планах — создание подразделения, ответственного за сбыт продукции, которое бы занималось реализацией продукции, как посадочного материала, так и плодов, выращенных в научных подразделениях. Каждый год по осени мы реализуем около 15 тысяч саженцев. Торговая площадка уже развернута у института.

Тамара Грушева на реализации саженцев.

— Патентуете ли свои сорта, свою интеллектуальную собственность?

— Конечно! Одной из первых была запатентована груша «Просто Мария». А совсем недавно и лучший клон сорта груши «Белорусская поздняя» — «Поздняя Белсад». Он меньше поражается болезнями и с более крупными плодами, которые хранятся намного дольше. И если у груши «Белорусская поздняя» плоды со временем мельчают, то у клона, полученного спонтанной мутацией, этого не происходит. Защищен патентом и сорт облепихи «Пламенная». Рассматривается вопрос о патентовании 3 сортов яблони («Дыямент», «Белана», «Елена»), а также лучших клонов, отобранных по результатам экспедиций: «Штрифель Белсад», «Папировка Белсад», «Минская Белсад», «Синап Белсад», «Антоновка Белсад».

Будем надеяться, что наши запатентованные сорта будут под более пристальной охраной инспекции. И уже никто не сможет возделывать их, не заключив с нами договор. Во всем мире производитель посадочного материала платит оригинатору сорта. Ставки могут быть самыми разными: как от количества произведенных саженцев или высаженных деревьев, так и процент от выручки. В Европе средняя цена — 1 евро в год за каждое дерево. Надо и самим учиться работать цивилизованно, и других приучать к этому. Все же некорректно брать лучшее, разработанное селекционерами, размножать, продавать и зарабатывать, в общем–то, на чужом достижении. Патентом на сорт мы защищаем себя в правовом поле.

— Сегодня много говорят о ДНК–паспортизации культур. Я знаю, что на основе молекулярных маркеров разработана система идентификации сортов пшеницы, томатов, картофеля, сои, льна, ячменя, подсолнечника, сахарной свеклы. А что по плодовым культурам?

— В 2006 году совместно с лабораторией молекулярных исследований Института генетики и цитологии Национальной академии наук мы начали работу по ДНК–паспортизации коллекционных сортов. Сегодня у нас уже есть своя лаборатория. Готовы ДНК–паспорта 100 образцов (сортов, видов и межвидовых гибридов) яблони и 40 груши. Переходим на паспортизацию косточковых культур. Разработана система идентификации генов устойчивости к болезням (в частности, к парше и мучнистой росе). Внедрение в практику ДНК–паспортов существенно повысило эффективность контроля за вновь создаваемыми в Беларуси сортами и качеством селекционного процесса. А также позволило оценить генетическую новизну сортов, линий и гибридов, исключить возможность их фальсификации и связанных с этим экономических потерь. ДНК–паспорта улучшат систему патентования новых сортов, а также будут разрешать спорные вопросы об их авторстве и чистоте. Да, ДНК–паспорт — защита как селекционера–оригинатора, так и производителя посадочного материала. Сегодня инспекция принимает посадки визуально (пусть и по большому количеству признаков), но все же ошибки не исключены...

— Я знаю, что каждый год сотрудники вашего института отправляются в экспедиции по стране. Для чего?

— Мы регулярно мониторим опытные, производственные и любительские сады для мобилизации генетических ресурсов. Собираем староместные уникальные сорта и формы в местах их естественного произрастания, выявляем высокопродуктивные образцы с высоким качеством плодов и уникальной адаптивностью к различным стрессам. И это прежде всего исходный материал для селекции будущих и сортов, и подвоев. Сегодня, владея новыми методами и современнейшим лабораторным оборудованием, можно выявлять генотипы с нужными характеристиками. А затем включать в селекцию только образцы с определенными признаками и свойствами, сокращая время и объемы работы по рождению нового сорта.

— Только что вы вернулись из экспедиции по Кыргызстану. Что нового?

— Мы привезли более 80 генотипов различных культур. В первую очередь нас интересовали дикие виды яблони и груши. В одном из ущелий обнаружили жимолость съедобную, которая дает плоды не в мае, а в сентябре. Нашли и черную смородину с шелушащейся корой, которая по виду самого куста и древесине больше похожа на красную. Поразили дикие (при этом очень урожайные и очень зимостойкие) абрикосовые деревья вокруг озера Иссык–Куль на высоте более 1.500 м над уровнем моря.

— Перспективно ли для Беларуси выращивание теплолюбивых культур (персик, абрикос, виноград, орех грецкий), в том числе на промышленной основе?

— Если говорить о винограде, то попытки закладки промышленных плантаций были. Результативными и успешными пока их трудно назвать. И не потому, что нет сортов или агротехники. Все куда проще и банальнее — человеческий фактор: поменялся собственник, и соответственно изменилось отношение к самой культуре. Гомельская и Брестская области вполне могут стать виноградными: перспективы для этого великолепные.

Востребован и орех грецкий. Есть даже желающие заложить насаждения этой культуры до 100 га. Но, увы, пока никто в Беларуси не может дать качественный посадочный материал. По абрикосу картина более радужная. Уже районированы сорта «Знаходка» и «Спадчына». Три года назад передан на госиспытание «Дэбют». Еще один сорт начнут тестировать до конца года. Как скороплодная культура востребован персик. Но пока нет серьезных наработок по технологии выращивания этой культуры. Нет для нее и районированных подвоев. Перспективы по всем этим плодовым деревьям есть, но они долгосрочные. Думаю, что через 5 — 6 лет «южане» из частного сектора выйдут на новый уровень.

— У нас мало промышленных садов вишни, черешни, сливы. Многие перерабатывающие предприятия заявляют о том, что им выгоднее купить эти фрукты в Польше, чем выращивать самим.

— В вашем вопросе звучит и ответ. В этом — огромное заблуждение. Это политика одного дня. Пока у нас есть свои сады, европейцы демпингуют, снижая цену. Но как только мы раскорчуем свои насаждения, цены стремительно вырастут. И выхода тогда уже не будет — придется брать, даже не торгуясь. Да и не патриотичен такой подход.

— Можно ли вообще уйти от обработок в саду?

— Свести к минимуму — да, но полностью отказаться вряд ли получится. Мы работаем над созданием сортов, максимально устойчивых к болезням. Но как быть с вредителями? В мире пока еще не создано ни одного сорта, который бы в той или иной мере не поражался тлями, плодожорками и другими насекомыми. Чтобы получить сносные по качеству плоды, достаточно один раз по весне обработать посадки медьсодержащим препаратом с добавлением инсектицида.

Поврежденное же червячком яблоко не только не будет храниться, но в какой–то мере и небезопасно. Ведь в плод вредитель выделил продукты своей жизнедеятельности. Поэтому вопрос спорный: какое яблоко полезнее — обработанное или нет, но поврежденное насекомыми. К тому же против вредителей можно использовать биопрепараты.

— Кадры — основа любой науки. Как их привлечь в плодоводство?

— Если у молодых агрономов есть амбиции, то научная школа нашего института позволяет все их реализовать. Вот и в этом году планируются три кандидатские защиты. У нас действует совет по защите диссертаций, чем может похвастать не каждый НИИ. К нам приезжают учиться из многих стран ближнего и дальнего зарубежья. Именно наши ученые курировали разработку собственной селекционной программы в Иране. Зарубежные селекционеры активно интересуются нашим фондом. Налажена работа по обмену со 124 зарубежными учреждениями из 23 стран ближнего и дальнего зарубежья. В рамках международного обмена нами получено более тысячи сортообразцов плодовых, ягодных, орехоплодных культур и винограда.

Факт

Коллекции плодовых, ягодных, орехоплодных культур и винограда РУП «Институт плодоводства» объявлены национальным достоянием (постановление Совета Министров Республики Беларусь от 14.12.2012 № 1152).

Справка «СБ»

Коллекции плодовых, орехоплодных культур и винограда РУП «Институт плодоводства» насчитывают 5.328 образцов, в том числе 3.319 — плодовых, 1.380 — ягодных, 121 — орехоплодных, 508 — винограда. Из них 1.443 — яблони, 717 — груши, 53 — айвы, 368 — сливы, 281 — вишни, 301 — черешни, 138 — абрикоса, 18 — персика, 72 — ореха грецкого, 49 — лещины, 171 — земляники садовой, 213 — смородины черной, 80 — смородины красной, 12 — смородины золотистой, 316 — крыжовника, 79 — малины, 21 — ежевики, 19 — хеномелеса японского, 54 — актинидии, 2 — барбариса, 39 — боярышника, 36 — бузины, 113 — жимолости, 14 — ирги, 36 — калины, 50 — кизила, 2 — лимонника китайского, 7 — гумми, 51 — облепихи, 30 — рябины садовой, 12 — аронии черноплодной, 3 — черемухи, 14 — шиповника, 1 — шелковицы, 1 — унаби, 4 — дерезы, или годжи.
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?