С высоты случившегося роста

С высоты случившегося роста: чем вызван бурный рост экономики в январе

Буквально месяц назад министр экономики Владимир Зиновский в эфире телеканала «Беларусь 1» заявил, что по итогам января прогнозируется прирост ВВП на 2,1 процента. Но вот Белстат констатирует: экономика за первый месяц года нарастила мощность в два раза сильнее — на 4,6 процента. Почему вдруг возникла такая разбежка?
kremlinpress.com

Валовой внутренний продукт, который обобщает все произведенные товары и услуги, как градусник, показывает состояние здоровья экономики. И резкие скачки показаний всегда очень настораживают. За счет чего же в январе ВВП так вырос?

Наверное, одна из самых очевидных причин — математическая. Цифры Белстат дает в сравнении с январем прошлого года. А первые два месяца в 2017-м были для нашей экономики очень тяжелыми. Январь и февраль тогда дали по минус полпроцента. Так что низкая база для сравнения могла сыграть свою роль.

Но без реального роста тоже не обошлось. Хотя он сильно разнится у отдельных отраслей. Одни прибавили в новом году незначительно, другие — заметно. Главный вклад здесь у обрабатывающей промышленности. Особо безудержным ростом отличились нефтепереработка (+29,7 процента) и машиностроение (+28,7 процента). Правда, нефтяники, скорее всего, слегка подшаманили — в начале прошлого года у нас не хватало сырья для переработки, а сейчас с поставками проблем нет. В целом же объем промышленного производства вырос на 9,7 процента.

А вот строители подкачали. В январе ввели в эксплуатацию всего 331,5 тысячи квадратных метров жилья. Это на 14 процентов меньше, чем за аналогичный период 2017 года. Так что решение жилищного вопроса у многих задерживается. Зато в прошлом месяце все были сытые и довольные — хозяйства произвели на 4,4 процента больше продукции, чем год назад.

И, конечно же, подразогнал экономику внутренний спрос. Население с удовольствием тратило прилично выросшую декабрьскую зарплату. В итоге розничный товарооборот в январе составил 3,1 млрд рублей, а это на 9,5 процента больше января 2017-го.

Получается, что предпосылки у скачка ВВП были. Но почему тогда Минэкономики давало такие скромные прогнозы? Не думаю, что прагматичные экономисты боялись сглазить. Может быть, они просто знают или понимают что-то, нам с вами не известное? Если так, то их поведение вполне логично. Вряд ли такие темпы роста можно будет увидеть по итогам года. Тем более что и задач таких не было. Прогноз Правительства по приросту ВВП на 2018-й —  3,4 процента. А, к примеру, Евразийский банк развития этот показатель для нашей страны рассчитал на уровне 2,6 процента.

Экономика — это все-таки точная наука. Нормальный бизнесмен не будет работать без четкого плана. Да и государство тоже. Поэтому все, что сильно отличается от прогноза, — это риск. Причем как при росте, так и при падении. Грубо говоря, если бизнес-план был некорректным и показатели предприятия без каких-то видимых причин взлетели до небес, к директору могут возникнуть вопросы не меньшие, чем при таком же стремительном падении.

Президент, когда давал задания на этот год, подчеркивал: экономике предстоит преодолеть отставание, допущенное в 2016-м. Если кто-нибудь из руководителей воспринял это не как призыв ударно поработать, а решил «прикрыть себя» статистическими хитростями, то ничем хорошим это не закончится. А ведь желание подтянуть показатели периодически возникает у наших директоров. Настораживает и совпадение в цифрах. Президент говорил о том, что надо вернуть потерянные экономикой в 2015—2016 годах 6 процентов. Два, по сути, в прошлом году мы отыграли. Осталось четыре. И вот январские цифры слишком похожи.

Так, может быть, Минэкономики знает, что такого резкого роста быть не может, и поэтому не акцентирует внимание на этих цифрах? Будем надеяться, что все именно так.

kuletski@sb.by



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости