С танцем по жизни

Мы мало писали о выходке участников т.н. «панкгруппы Pussy Riot», потому что считали и продолжаем считать, что самое непродуктивное занятие — это делать из мухи слона...
Мы мало писали о выходке участников т.н. «панкгруппы Pussy Riot», потому что считали и продолжаем считать, что самое непродуктивное занятие — это делать из мухи слона и торговать слоновой костью. Вполне рядовые девицы, не знающие, как убить время и чем привлечь к себе внимание — то заберутся на милицейскую крышу с гитарами, то устроят в музее групповое совокупление, то вот отчебучили полную дурость в храме Христа Спасителя, спев песенку про Богородицу и Путина, — попали в топ–новости.

Ну и что? Как же все–таки к этому относиться?

С одной стороны, плюнуть и забыть, наказать каким–нибудь гуманным, но чувствительным способом вроде подметания улиц, с другой: закрой глаза на диковатый «панкмолебен» — завтра смелые духом девушки начнут испражняться на головы прохожих, а потом к ним прецедентно подтянутся солидарные толпы таких же любителей острых ощущений. И явление станет массовым.
Размышлением о том, как поступить с симпатичными, но вполне безбашенными дамами, все лето был озабочен не только российский политический бомонд, но даже и такие мегазвезды, как Мадонна и сэр Пол Маккартни.
Что, больше нечем заняться?

Простой ответ на этот внешне простой вопрос найти довольно–таки трудно. Те, кто так сурово сдвигал брови и требовал суровейшего наказания (это некоторые и даже крупные священники РПЦ, различные «хоругвеносцы» и прочие Савонаролы), не только обеспечили Толоконниковой и ее подругам мировую славу, но и вызвали некое подобие небольших тектонических сдвигов. О никому еще вчера не известных «пусях» должен был высказываться сам В.В.Путин так, будто Толоконникова покорила космос либо по крайней мере выиграла медаль Олимпиады. За девчат вступились Удальцов, Навальный и другие новые политические звезды, а шахматист Каспаров в экстазе даже укусил полицейского, доказав, что гроссмейстеры всегда креативны и универсальны. Известный своей уникальной легкостью языка диакон о. Кураев публично разругался с диаконом о. Чаплиным, интерпретируя суд с «православной точки зрения» и внеся тем самым смущение в души истинно верующих мирян. Елену Ваенгу, осудившую на своем блоге «пусирайт», в интернете загнали в подвал популярности, поскольку она, во–первых) плохо отозвалась о кощунницах, во–вторых) употребила слово «мичеть», чем одновременно оскорбила и русских филологов, и правоверных мусульман. Легендарный битл Маккартни призвал милость к падшим, на что чуть менее великий Олег Газманов вынес вдумчивый приговор, что у великих музыкантов далеко не всегда великие мозги...

Скоро осень, за окнами август, от дождя почернели кусты...
Вот о чем бы говорить и спорить, и любить усталые глаза.
Но спорят о «пусирайт»: казнить нельзя помиловать.

Когда–то, страдая жаждой деятельности, партийные и оперативные работники города Ленинграда взяли и устроили показательный суд над тунеядцем Иосифом Бродским: нагнали «общественность», грозно блестел очками прокурор, метала молнии судья, малоизвестного поэта приговорили к ссылке в Архангельскую область. Анна Андреевна Ахматова горько улыбнулась и сказала:
— Молодцы. Рыжему сделали биографию...

Через несколько лет бывший ссыльный архангельский мужичок, рыжий и улыбчивый Иосиф Бродский, стал нобелевским лауреатом, отчасти потому, что вполне придурочный процесс «о тунеядстве» облетел весь мир и сразу сделал Бродского и знаменитым, и даже великим.

Если бы «пуси» помахали неделю метлами, об их «панкмолебне» вспоминали бы, как о скверном анекдоте, а при известиях о новых групповых случках брезгливо морщились. Осудив Толоконникову, Самуцевич и Алехину, власти оказали им огромную имиджевую услугу — не удивлюсь, если их объявят «узниками совести», Манделами нашей эпохи, а респектабельные седовласые скандинавские мужи выдвинут Толоконникову номинантом на «Нобеля».

И все–таки: казнить нельзя помиловать; где должна быть поставлена запятая?
Сегодняшнее состояние умов по своей горячечной воспаленности превосходит даже интеллектуальный накал тюремной камеры из бородатого анекдота, когда узники (смысловой перенос людей на зверей и птиц) знакомятся и интересуются статусом:
— Ты, волк, за что сел?
— Овечку зарезал.
— А ты, медведь?
— Лесника помял.
— А ты, Петя?
Петух гордо встает с нар и выходит в центр:
— А я — политический! Клюнул пионера в задницу.
Сегодня, что в Москве, что в Минске, стать «политическим» раз плюнуть, было бы намерение! А еще проще стать идейным «протестантом», страдающим за высокие цели и лучезарные идеалы. Прогрессивной московской общественности, собравшейся у здания Хамовнического суда (кстати, мне кажется, что к переименованиям улиц нужно относиться избирательно, может, кому–нибудь и кажется нежным допотопное название Хамовники, но я думаю, что далеко не все москвичи хотят быть хамовниками), так вот моральная поддержка для «пусирайт» была проявлена еще более тупо, грубо и бессмысленно. 

Какие–то молодые дебилы очень «остроумно» надели на бронзовую голову памятника белорусскому партизану дурацкий колпак — «балаклаву», в которых озорницы отплясывали на амвоне Христа Спасителя. Хорошо, что не все в Москве еще одурели от жары и смога: возмущенные прохожие скрутили высокоидейных дураков и передали их полиции.

А тут и из Киева подтянулись протестующие: буйные девушки из Femen, снискавшие популярность всенепременным стриптизом и принародным размахиванием сиськами. В знак солидарности с командой Толоконниковой они взяли и спилили деревянный Поклонный крест в центре Киева. Кстати, крест был поставлен в память о жертвах сталинских репрессий...

Дурное дело нехитрое: 6–метровый крест с помощью бензопилы повалила обнаженная блондинка в черных сапогах. А чтоб никто из продвинутых интернет–пользователей не сомневался, «активистки» на своей страничке в Живом журнале написали: «В день приговора женское движение Femen высказывает поддержку и уважение своим российским коллегам из группы Pussy Riot. В знак солидарности с жертвами кремлевско–поповского режима FEMENки свалили поклонный крест над майданом Независимости при помощи бензопилы. Поваленный был выполнен из твердой породы древесины, привезенной из святых мест, куда давеча являлась сама Богородица. Данным актом FEMEN призывает все здравые силы общества нещадно выпиливать из мозга трухлявые религиозные предрассудки, служащие опорой диктатуре и препятствующие развитию демократии и свободы женщин».

От состояния умов нынешних кандидатов в лидеры общественного мнения можно заболеть. В одной силосной яме и бензопила, и святые места, и Богородица, и кремлевско–поповский режим, и диктатура, и свобода женщин, и апофеоз — голые сиськи, которые сегодня предлагаются обществу в качестве альтернативы литературе, искусству, рудознатству философии и вообще всему сущему.

Киевских активисток «повязали», возбудили уголовное дело, вполне возможно, что они окажутся в одной камере с Юлией Тимошенко, будут причислены к лику демократических святых и войдут в легионы «узников совести».
Наказать, промолчать, не заметить, отвести глаза, считать, что мудрая жизнь видела и не такое, и все отрегулируется само собой?..

А вот вспоминается мне история, произошедшая прошлой зимой. Боевой отряд Femen тайно прибыл в Минск и устроил привычный «перформанс», который, правда, выглядел диковато еще и потому, что киевские дамы обладали такими исполинскими формами, при которых неудобно обнажаться даже в женской бане. Продемонстрировав редким прохожим все те же «сиськи», киевлянки разбежались, но к вечеру с ними случилась загадочная история. Они оказались в каком–то автобусе, автобус всю ночь ехал в Гомельскую область, пассажиры автобуса о чем–то так ласково говорили с отважными красавицами, что они вообще потеряли дар речи. К счастью, пожелавшие остаться неизвестными мужчины их не били, не насиловали, но, оказавшись в неизвестной деревне под яркими звездами, «активистки» облегченно и глубоко вздохнули, переосмыслив всю свою жизнь. Не впадая в детали, можно утверждать, что больше в Беларусь с политическим стриптизом они ни ногой.

А вот если бы их арестовали, судили, этапировали в узилище — они бы точно стали «жертвами режима, узницами совести и жаннами д’арк». А так — остались тем, чем и были — смешными и чересчур много возомнившими о себе дурами. Правда, та история тоже не может быть панацеей — жизнь все–таки сложнее любых схем и рецептов...
Поэтому, считаю, что, рассматривая смешную, грустную и поучительную притчу с арестом и осуждением «пусирайт», надеюсь, что любезный читатель сам сделает для себя разнообразные и полезные выводы.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...