С куклой нужно подружиться

Актриса Гродненского областного театра кукол Людмила Павловская отметила 40-летие творческой деятельности

Людмила Павловская больше всего жалеет, что в сутках не 25 (а еще бы лучше — 36!) часов. Она — ведущий мастер сцены, актриса Гродненского областного театра кукол и старший преподаватель Купаловского университета. Три в одном: ни убавить, ни прибавить. Вести разговор с ней — одно удовольствие! Что ни фраза — то находка. Что ни минута — то забавная либо поучительная история из богатой практики. Хотя какое там «вести»?! Нажал кнопку диктофона — и слушай, внимай перипетиям творческой карьеры и житейским передрягам известной актрисы, недавно отметившей 40-летие профессиональной деятельности. Тем более что поводов для беседы предостаточно. Помимо карьерного юбилея, это награждение медалью Франциска Скорины и несколько наград на престижных международных театральных фестивалях.


— Родилась в Донецке. Не кокетничая, назову и год — 1956-й. Спрашиваете, какое самое яркое впечатление из раннего детства? Пожалуй, это... диафильмы. На белой простыне, растянутой в одной из комнат, разворачивалось неповторимое действо, которое позволяло вмиг забыть обо всех невзгодах. Да, важная деталь: воспитывалась я в детском доме. Вернее, в детских домах на Гомельщине. Сначала в Юровичах, потом в Калинковичах и Житковичах. Детдом дал мне пищу и кров и много хорошего в моральном плане — к примеру, чувство коллективизма и локтя товарища, но... Но не смог, понятное дело, заменить тепло семейного очага, о котором я помнила и которое уже успела оценить своим крохотным сердечком. Ай, не буду вдаваться в подробности!..

По признанию Людмилы Васильевны, в школьные годы она писала стихи и рассказы. Вечерами рассказывала одноклассникам по 3 — 4 часа кряду правдивые и придуманные истории, пока все не засыпали. В те годы страстно мечтала стать библиотекарем. По ее же словам, книги для нее были, как иконы. Приходила в библиотеку и читала запоем, переходя от полки к полке. Дома этот своеобразный книжный марафон продолжался до поздней ночи — с фонариком под одеялом. Интересовали все сферы: художественная литература, наука, история, археология, научная фантастика.

— Что искала в книгах? Ответы на вечные вопросы. Например, кто мы, куда идем, что есть мир, куда он движется и какова моя роль в нем? Вообще, я всегда искала красоту в обыденном. Книжка. Ложка. Стол. Автобус. А хокку?! Внешне очень простые, но какие глубокие трехстишия! Читала запоем. На уроках, к примеру, открывала на парте учебник, а на коленки потихоньку клала художественную книгу. Вы еще застали старые советские школьные парты с крышками? Так вот через миллиметровую щелочку, в которую видна максимум одна строчка, читала на уроках. Так зрение себе испортила... Хотя — в противовес — научилась, как Гай Юлий Цезарь, делать несколько дел одновременно. Это впоследствии очень помогло в нелегкой актерской профессии. Режиссер, правда, меня бы за эти слова убил (смеется). Ну а если говорить серьезно, в актерском деле сразу делать несколько дел нельзя — надо сосредоточиться на главном.

— Книгой номер один считаете...

— Одно время вне конкуренции был роман-притча японского автора Кобо Абэ «Женщина в песках». Книга книг! Сюжет ее на первый взгляд незамысловат. На селение стремительно надвигаются пески. Кто-то убегает, а кто-то, несмотря на риск уйти из жизни, остается верен своему родовому гнезду, мужественно борется с этой стихией. Но это на любителя. Своим студентам всегда говорю: «Не знаете, что прочесть? Выбирайте классику!» Помнится, в юные годы, как модно сейчас говорить, подсела на Достоевского. А в студенчестве с энтузиазмом играла Сонечку Мармеладову из «Преступления и наказания».

— Коллеги, с которыми удалось побеседовать, утверждают, что у вас идеальная память. Врожденная или развивали?

— Симбиоз. Хотя память по большому счету — это странная субстанция. С одной стороны, могу два-три раза прочитать стихотворение и оттарабанить его без малейшей запинки. И могу страницами декламировать наизусть строки, заученные еще в школьные годы. Поэтому легко запоминаю даже масштабные сценарии. Но с другой — могу забыть одно-единственное, но архиважное слово, без которого ну просто никак. К счастью, такое случалось крайне редко. Правда, однажды (смеется), играя в детском спектакле роль кукушки, забыла в нужном месте сказать «ку-ку». Так мне актеры хором в 10 голосов подсказывали! До сих пор этот забавный случай ходит по театру как анекдот.


— В творческой жизни, как и в реальной, всякое случается. Скажем, вам дали роль, а кукла не нравится...

— Что делать? С куклой нужно подружиться! Раньше куклы были тяжелыми, громоздкими, со сложными механизмами. Порой нестерпимо болели руки, плечевой пояс. Да, некоторые спектакли мы играем по 20 — 25 лет. Кое-какие идут с большими перерывами. Вот начинаем очередной сезон. Кажется, ничегошеньки не помнишь. Но только взял в руки куклу — и все, сразу же вспоминаешь целые фразы, действия, какие-то мелочи. Коллеги шутят: «Не помнишь, где стоит декорация? Позови Люду! Она точно скажет: передвиньте сюда на два метра, а потом в глубь сцены на 20 сантиметров...» Признаюсь, мне очень приятно, когда коллеги говорят: когда рядом Людмила Васильевна, мы спокойны. Не глядя протянешь руку — там будет то-то и то-то. Есть спектакли очень сложные именно в техническом плане.

— А кроме памяти, что важно?

— Голос. Только представьте: в один день тебе нужно сыграть Тома Сойера, Белоснежку, Бабу-ягу и Винни Пуха. Следует тренировать не только тембр, но и силу. Работаем ведь без микрофона. В общем, как любила повторять знаменитая советская актриса, нужно играть даже не на последний ряд, а на весь мир.

— Сложился устойчивый стереотип: творческие люди всегда находятся на своей волне...

—...и постоянно попадают в различные комические ситуации. Я как-то после спектакля шла домой с роскошным букетом цветов. Смотрю: люди улыбаются, оглядываются вслед. Подумала, что восхищаются эффектной, нарядно одетой дамой.

— А оказалось?

— Все гораздо прозаичнее. Мысли были еще там, на сцене. Короче говоря, переобулась в гримерке... Но лишь наполовину. На улицу вышла так: одна нога в туфлях на шпильке, вторая обута в валенок. Смотри и любуйся! (смеется).

— Людмила Васильевна, вы не только успешная актриса, но и архивариус Гродненского театра кукол. Чуть подробнее об этом, пожалуйста.

— Десятки лет в своих «гроссбухах» щепетильно веду всю статистику: премьера спектакля, задействованные в нем актеры, какие-то интересные цифры и обстоятельства. Коллекционирую афиши, собираю истории, рассказанные ветеранами сцены. Некоторые думают: о, самая прикольная в мире профессия! Вышел на сцену, покривлялся часок, потом тебе стоя похлопали, цветы подарили. Затем ты отправился в кассу, получил деньги. Не жизнь — малина! На самом деле труд тяжелый, а порой и каторжный.

— Существует штамп: кукольный театр — для самых маленьких, просто, наивно, легко.

— Это далеко не так. А что касается детей, надо настроиться с ними на одну волну. Мне уже за шестьдесят, однако до сих пор сумела сохранить детское восприятие мира, восторженное и позитивное. Помните, как устами Маленького Принца говорит Сент-Экзюпери? «Все взрослые когда-то были детьми, только мало кто из них помнит об этом».


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Денис МАЛЫШИЦ
5
Загрузка...
Новости и статьи