С Фаберже переписывался двадцать лет!

ЛЕОНИД МИРОНОВИЧ сегодня не видит не то что букв — даже людей скорее определяет по очертаниям силуэтов. Но книги из своей библиотеки при этом различает — то ли на ощупь, то ли интуитивно. — Это, — говорит, — потому, что прочел почти все. То есть три с лишним тысячи изданий! Зрение, наверное, тоже потерял в результате непреодолимой тяги к чтению. Однако ничуть об этом не жалеет, любимого занятия не прерывает. Просто сейчас книги и газеты ему читает жена — Зинаида Михайловна.

Леонид Миронович из Бобруйска самой большой ценностью в жизни считает книгу и бережно хранит томики с автографами Вознесенского и Евтушенко.

ЛЕОНИД МИРОНОВИЧ сегодня не видит не то что букв — даже людей скорее определяет по очертаниям силуэтов. Но книги из своей библиотеки при этом различает — то ли на ощупь, то ли интуитивно. — Это, — говорит, — потому, что прочел почти все. То есть три с лишним тысячи изданий! Зрение, наверное, тоже потерял в результате непреодолимой тяги к чтению. Однако ничуть об этом не жалеет, любимого занятия не прерывает. Просто сейчас книги и газеты ему читает жена — Зинаида Михайловна.

А ЕЩЕ пенсионер считает, что привязанностью к чтению, которую пронес через всю жизнь, обязан матери и преподавателю русского языка Елене Федоровне Козловской, учившей детей из витебской глубинки чувствовать слово и выражать свои мысли. Став кадровым военным, Миронович также всегда носил томик стихов или прозы в кармане шинели. Книга помогала коротать время в дальней дороге и даже на скучных собраниях. И, конечно, постоянно радовала множеством открытий и возможностью найти новых друзей и единомышленников, в том числе среди самих авторов. Например, с Андреем Вознесенским Леонид Яковлевич познакомился на презентациях в Москве, куда часто отправлялся за книжными новинками.

— Однажды подарил ему часть подшивки газет «Сын Отечества» за 1905 год, которую мне, как известному в городе книголюбу, передал один бобруйчанин, — вспоминает пенсионер. — Вознесенский в ответ вручил томик своих стихов с дарственной надписью. И еще — раков к пиву! Тогда ведь продукты, как и книги, тоже были в дефиците!

С Евгением Евтушенко в семидесятых годах минувшего века также пути пересеклись в одном из московских букинистических магазинов. Леонид Яковлевич решил презентовать кумиру томик Мандельштама, который купил во время службы в Германии. В знак благодарности поэт написал записку к одному из столичных продавцов, чтобы тот помог человеку из глубинки купить сборник Николая Клюева. Издания в продаже не оказалось, а записку Миронович хранит до сих пор.

В БИБЛИОТЕКЕ бобруйского книголюба есть и самодельные тома.

    — В советские времена сам собирал и сшивал книги, потому что многие авторы попросту не издавались. К примеру, в одном экземпляре «выпустил» сборник поэзии Лохвицкой, в трех — Николая Гумилева. Такие самодельные книги охотно принимали в дар друзья, — рассказал пенсионер. — Как делал? Да очень просто: печатал страницы на машинке, а переплести помогали знакомые.

То, что нынешний год в Беларуси назван Годом книги, Леонид Яковлевич считает очень правильным и современным.

— Любовь к чтению надо воспитывать с детства, — говорит пенсионер.

И не скрывает: самые активные дебаты по этому поводу ведет с собственным внуком Андреем. Парень — отличник учебы, однако книгам предпочитает Интернет. Дескать, во Всемирной паутине можно все найти!

Однако дед не теряет надежды, что время и здесь расставит все на свои места. Шорох бумажных страниц, возможность не только прочесть слова и буквы, но и «потрогать» — в этом есть особая магия. И думающий человек — пусть со временем! — просто не может этого не понять и не почувствовать. Пока у нас такие люди есть, книга из моды не выйдет, уверен Миронович.

И РАССКАЗЫВАЕТ о другом увлечении своей жизни — филателии.

    — Интерес к маркам, — уточняет, — появился еще в годы войны, когда мы детьми бегали за почтальоном и выпрашивали марки с конвертов-треугольников.

А позже к своему хобби Леонид Яковлевич приобщил еще десятки людей, основав в Бобруйске клуб филателистов. Одна из его коллекций — «Юрий Гагарин — пионер космоса» — в 1985 году получила серебряную медаль на филателистической выставке во Вроцлаве. Марки познакомили бобруйчанина и с последним потомком знаменитого рода ювелиров-художников — Олегом Фаберже.

— Однажды мой адрес опубликовал журнал «Советский коллекционер», а вскоре — его чехословацкий аналог, — вспоминает Миронович. — Сколько писем получал — не счесть! И, представьте себе, среди этой почты было и послание из Финляндии от Олега Фаберже.

Их общение продолжалось более 20 лет. Последнее письмо Леонид Яковлевич получил уже не от своего зарубежного друга, а от жены Сиркки Лииса в 1994 году. Женщина написала, что в списке друзей, которым Фаберже хотел отослать авторский экземпляр своей книги «Блестки», рассказывающей об истории знаменитой семьи, оказался и он.

И эта книга, подобно остальным, заняла достойное место на полке домашней библиотеки Мироновича.

Светлана МАРКОВА, «БН»

Фото Лилии ПУРИМОВОЙ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости